Время высоких цен

В 2006 году цены на нефть останутся высокими. На нынешнем уровне их будет поддерживать рост спроса на нефть, дефицит нефтеперерабатывающих мощностей и политическая нестабильность

Время высоких цен

Большинство долгосрочных прогнозов начала века предсказывали, что в 2006 году средняя стоимость барреля нефти составит 20–25 долларов. Однако в последний день февраля на Лондонской товарной бирже за нефть марки Brent давали 61,76 долларов за баррель. Экономического коллапса, аналогичного «нефтяному шоку» 1973 года, когда цены на нефть, как и сейчас, утроились, не произошло. Наоборот, быстрый рост нефтяных цен происходил на фоне быстрого роста мировой экономики, прежде всего Соединенных Штатов и двух азиатских гигантов, Китая и Индии, неожиданно для всех оказавшихся ведущими игроками нефтяного рынка. Характерно, что рост нефтяных цен происходил практически при полном отсутствии влияния ОПЕК – ведь все предыдущие нефтяные бумы были связаны именно с действиями картеля. Сейчас же альянс занял выжидательную позицию, пользуясь передышкой для решения своих финансовых, инфраструктурных и социальных проблем.

В последние два года тремя ведущими факторами, влияющими на нефтяной рынок были бурный рост спроса, нехватка мощностей на рынке нефтепереработки и политическая нестабильность в нефтяных регионах. Если верить большинству краткосрочных прогнозов, эти же факторы сохранят свое влияние и в ближайшее время. Что означает большие доходы для нефтяных стран, но создает риски повышения инфляции и замедления роста для стран-импортеров. Но у «нового нефтяного баланса», несмотря на всю его хрупкость, есть будущее. В результате высокие цены, как и в 70-х годах, открывают отличные возможности для закрепления своих позиций новым игрокам – странам «второго эшелона». От них ждут новой нефти в ближайшее десятилетие. Таких регионов за пределом ОПЕК всего несколько, и Каспий – один из важнейших.

Строго вверх

С января 1999 года, когда стоимость барреля нефти Brent составляла всего около 10 долларов, цены выросли более чем в шесть раз. Сначала ключевую роль в этом играл ОПЕК. Наученные горьким опытом неконтролируемого рынка в 1997–1998 годы, страны альянса в течение нескольких лет строго поддерживали дисциплину, в нужные моменты регулируя предложение на рынке: все их действия были направлены на поддержание возрастающего тренда. Перевыполнение квот было минимальным, и все решения ОПЕК по изменению добычи и экспорта исполнялись. Альянс, на который приходится треть мировой добычи и около половины мирового экспорта нефти, вполне уверенно справился со своей ролью, выведя нефтяные цены в «справедливый коридор» 22–28 долларов за баррель.

Но в 2003 году из-за быстрого ускорения глобального экономического роста роль предложения (следовательно, и его регулирования через механизмы ОПЕК) стала снижаться. «В 70-е годы нефтяные шоки были вызваны внешними, экзогенными причинами – сокращением предложения на рынке из-за решений ОПЕК либо военных кризисов на Ближнем Востоке. Нынешний нефтяной шок имеет экзогенную природу – он вызван изменением не в предложении, а в спросе», – рассказал «Эксперту Казахстан» Грэм Уил, старший экономист исследовательского центра Global Insight. Действительно, спрос на нефть стал расти очень быстрыми темпами благодаря выходу на мировую экономическую арену Китая и Индии, быстрому восстановлению экономики США после рецессии 2001–2002 годов. В результате только за 2004 год мировой спрос на нефть вырос на 3,5% – самый высокий показатель с 1978 года. Даже в 2005 году с его высокими ценами спрос не стоял на месте – он вырос на 1,3%. И это притом, что в течение 12 месяцев цены удвоились.

Третьим и весьма немаловажным фактором стало то, что спрос на рынке оказался неравномерным, создавая региональные дефициты. Например, в Азии спрос на нефть в 2003–2005 годах рос гораздо быстрее, чем в более энергоэффективных развитых странах. Причина – азиатские страны потребляют в 2–5 раз больше нефти для производства того же объема ВВП, что и развитые страны. В последние три года на Китай и Индию приходилось от 80 до 90% всего прироста спроса на нефть. Это привело к структурной перестройке рынка нефти, перекраиванию маршрутов транспортировки нефти и нефтепродуктов и приходу на рынок многочисленных спекулянтов, играющих на разнице цен в различных регионах. Последнее послужило причиной резких колебаний на нефтяном рынке, когда в течение нескольких дней цены то резко падают, то резко возрастают.

Рост цен сделал нефтяной рынок привлекательным для хедж-фондов, ранее предпочитавших менее рисковые фондовые рынки и рынки облигаций. Одновременно на нефтяном рынке появилась инфраструктура для масштабного присутствия хедж-фондов. Так, в апреле 2005 года лондонская IPE запустила платформу для электронных торгов, чтобы облегчить участие новых игроков в торгах, а также эффективнее конкурировать с Нью-Йоркской товарной биржей (Nymex), где такая платформа работает с 2003 года.

Благодаря этому произошло резкое увеличение объемов торгов: в течение последнего года на IPE число нефтяных контрактов выросло на 90%, на Nymex – на 65%. Резкое увеличение контрактов вызвано присутствием спекулянтов, а не повышенной активностью обычных трейдеров. Поэтому, полагают аналитики, нефтяной рынок становится похожим на фондовый: инвесторов интересует волатильность, благодаря которой они могут фиксировать прибыль. И даже резкие разовые падения вряд ли влияют на долгосрочный тренд цен на нефть – после падения цены очень быстро восстанавливаются. И продолжают движение вверх.

У предела

Если три-четыре года назад ОПЕК удавалось вполне успешно влиять на предложение нефти, то сейчас ситуация изменилась. «ОПЕК потерял возможность эффективно управляться с рынком примерно два года назад, когда возникла проблема нехватки свободных мощностей. Сейчас, несмотря на ввод некоторого их количества в Саудовской Аравии и ОАЭ в начале года, проблема стала еще более острой. У альянса просто нет возможности заметно увеличить добычу – он работает практически на пределе своих производственных возможностей», – рассказал «Эксперту Казахстан» Мухаммад Али Зейни, старший экономист лондонского Центра глобальных энергетических исследований (CGES).

Действительно, в феврале 2006 года добыча нефти странами ОПЕК (исключая Ирак) составила 29,7 млн баррелей в сутки. При этом суммарные мощности стран картеля на настоящий момент составляют 31,1 млн баррелей в сутки. Это оставляет всего 1,4 млн баррелей в сутки свободных мощностей, 1,1 млн из которых находятся в Саудовской Аравии.

Однако саудовская нефть – тяжелая и сернистая и ее могут перерабатывать далеко не все нефтеперерабатывающие заводы. «Те НПЗ, которые оборудованы установками по очистке нефти от серы и, соответственно, которые могут перерабатывать тяжелую нефть из Саудовской Аравии, работают на пределе производственных возможностей. Они используют около 98% своих мощностей. Поэтому даже если Саудовская Аравия и увеличит добычу, то ее нефть будет невостребована – потому что просто никто не сможет ее перерабатывать», – поделился с «ЭК» Джон ван Шейк из исследовательского центра Energy Intelligence.

Проблема состоит в том, что добыча легких сортов нефти падает. Например, с каждым годом сокращается добыча в Северном море и Северной Америке. Добыча легких сортов нефти на американском шельфе в Мексиканском заливе пострадала из-за ураганов Катрина и Рита в конце прошлого года и до сих пор полностью не восстановилась. Там же пострадали и НПЗ, что только добавило проблем с недостатком перерабатывающих мощностей – три завода за прошедшие шесть месяцев так и не вышли на полную мощность. Добыча российской нефти марки Siberian Light в Западной Сибири растет все медленнее, а из-за того что значительная ее часть смешивается в нефтепроводах с более тяжелой и сернистой нефтью марки Urals, на рынок попадает лишь та сибирская нефть, которую транспортируют железной дорогой.

Нефтяные компании получают большую часть своей прибыли за счет добычи нефти (в зависимости от компаний этот показатель варьируется от 60 до 86%), следовательно, большая часть их инвестиций идет в разведку и добычу нефти, а не в переработку. Поэтому инвестиции в нефтепереработку в развитых странах на протяжении долгого времени сдерживали два фактора. Во-первых, высокая стоимость строительства (современный НПЗ стоит от 2 до 5 млрд долларов), которая может не окупиться в случае падения цен. Во-вторых – экологические ограничения и правила. Самый новый нефтеперерабатывающий завод в США был построен в 1974 году, в Западной Европе – в 1981 году.

Пытаясь отчасти решить эту проблему, страны ОПЕК решили не ждать строительства НПЗ в странах-импортерах нефти и взять инициативу в свои руки. Так, Саудовская Аравия предложила нефтяным компаниям Chevron Texaco и Royal Dutch Shell участвовать в строительстве НПЗ мощностью 400 тыс. баррелей в сутки и стоимостью 5 млрд долларов. Кувейт в конце 2005 года объявил о конкурсе по инвестициям в нефтяные месторождения, для разработки которых потребуется до 7 млрд долларов. От инвесторов Кувейт также ожидает инвестиции в НПЗ. О готовности поддержать инвестиции в нефтепереработку объявила и Ливия, очень удачно расположенная географически для поставок нефтепродуктов в страны Южной Европы.

Новое равновесие

Сочетание высокого глобального спроса на нефть (в 2006 году, по прогнозу CGES, спрос вырастет на 1,6%), ограниченного предложения и нехватки перерабатывающих мощностей грозит задержать нефтяные цены на очень высоком уровне довольно продолжительное время – как минимум несколько лет. Вторичными факторами являются также наличие постоянной политической премии (стабильность поставок из Персидского залива, Венесуэлы и Нигерии постоянно находится под вопросом), а также спекулятивного бума на фьючерсном рынке. Похоже, сложившаяся ситуация устраивает ОПЕК: на последнем венском саммите министр нефти Саудовской Аравии Али Аль-Наими заявил, что цена барреля «корзины ОПЕК» в 50–60 долларов является «обоснованной». Такая цена на 6–9 долларов дороже, чем на биржах Нью-Йорка и Лондона.

Сочетание высокого глобального спроса на нефть, ограниченного предложения и нехватки перерабатывающих мощностей грозит задержать нефтяные цены на очень высоком уровне довольно продолжительное время – как минимум несколько лет

Опрошенные «Экспертом Казахстан» аналитики проявляют завидное единодушие, утверждая, что средняя цена нефти марки Brent в 2006 году составит около 60–65 долларов за баррель, может быть, даже и больше. «Несмотря на апокалиптические прогнозы, такой уровень цен не приводит к коллапсу экономического роста. Темпы роста в 2006 году прогнозируются на уровне хотя и меньше рекордного для мировой экономики 2004 года, но все равно высоком. Экономика США, потребляющая четверть мирового производства нефти, в 2006 году вырастет на 3%, Китая – на 9,5%, Индии – на 8,5%. Раз мировая экономика с таким уровнем цен на нефть справляется, то предпосылок для их падения нет», – говорит Грэм Уил. В этом сыграли свою роль два фактора. Во-первых, экономики развитых стран по сравнению с «нефтяными шоками» начала 70-х в разы повысили свою энергоэффективность – это особенно характерно для Европы и Японии. По тому же пути ускоренными темпами идут и развивающиеся страны: по оценке EIU, потребление энергии на единицу выпуска промышленной продукции в Китае с 2000 года сократилась на 45%. Во-вторых, относительно слабый доллар, в котором номинируются нефтяные цены, снизил влияние ценового фактора для экономик многих стран, прежде всего Европы и Японии. Но даже в США и Китае, валюта которого привязана к доллару, пострадавших от относительного удешевления доллара, нынешние цены на нефть не приводят к серьезному замедлению экономического роста.

Те страны, которые больше всего пострадали в 70-е годы от «нефтяных шоков», усвоили урок лучше всех. Тогда, 35 лет назад, США, Европа и Япония были государствами с развитыми индустриальными экономиками, поэтому прекращение поставок нефти арабскими странами было для них равносильно нокауту. С тех пор они не только повысили энергоэффективность производства, но и изменили структуру своих экономик. Доля промышленного производства в ВВП развитых стран сегодня составляет около 25–35%. При этом менялась и отраслевая структура – потребляющая много энергии тяжелая индустрия заменялась точным машиностроением, электроникой или тонкой химией. Металлургия, химия и другие традиционные отрасли переносились в развивающиеся страны. Поэтому даже при росте физических объемов импорта нефти в последующие годы его доля к ВВП оставалась стабильной или даже сокращалась. Так, импорт нефти в США соответствует сегодня всего 1,9% американского ВВП, как и 30–35 лет назад. И это притом, что сегодня Соединенные Штаты удовлетворяют свои потребности в нефти на 60% за счет импорта (тогда – всего 35%).

Следовательно, рынок полагает, что такие цены потребителей устраивают. «Сегодня никого не пугает, что нефть стоит 55 или 60 долларов за баррель. К этому привык рынок и простые потребители, и никто не видит в этих ценах катастрофы, как это могло показаться 5 или 10 лет назад», – полагает Аднан Шихаб-Эльдин, директор исследовательского департамента штаб-квартиры ОПЕК.

Дорого. Надолго

Раз глобальный спрос на нефть остается на высоком уровне, то единственная возможность повлиять на цены – это что-то сделать с предложением как сырой нефти, так и нефтепродуктов. ОПЕК до конца 2006 года планирует увеличить свои мощности до 34,5 млн баррелей в сутки (с учетом добычи Ирака). Однако более 1 млн баррелей новой мощности в основном придется на Саудовскую Аравию с ее тяжелой и сернистой нефтью, которую рынок не очень ждет.

Быстрого увеличения нефтеперерабатывающих мощностей в ближайшее время не предвидится. «Сейчас строится несколько новых крупных НПЗ на Ближнем Востоке, рядом с местом добычи нефти, однако все они будут реализованы в 2007–2010 годах. Сейчас в США на завершающем этапе строительства лишь один очень небольшой НПЗ в Аризоне, который мало повлияет на ситуацию», – рассказал «Эксперту Казахстан» Дэвид Баттер, главный аналитик по энергетическому сектору лондонского центра Economist Intelligence Unit. Поэтому в среднесрочной перспективе нехватка НПЗ, особенно тех, которые могут перерабатывать тяжелую саудовскую нефть, останется серьезным фактором для ценообразования на рынке, поддерживая цены на высоком уровне.

Основную надежду на нефтяном рынке возлагают на производителей за пределами ОПЕК. По прогнозам Международного энергетического агентства (МЭА), доля независимых производителей нефти в ближайшие годы будет быстро расти – с 51 до 56 млн баррелей в сутки до 2010 года. Прежде всего это касается России, Казахстана, Канады, Мексики, Бразилии и стран Западной Африки (Анголы, Габона, Камеруна). В 2006 году независимые производители увеличат добычу на 1,3 млн баррелей нефти в сутки. Немаловажную роль сыграет нефть Каспия, особенно тогда, когда трубопровод Баку – Джейхан выйдет на полную мощность и сможет увеличить поставки на мировой рынок как в целом каспийской, так и казахстанской нефти в частности. Ближайшие пять лет, судя по прогнозам, станут золотым временем для независимых производителей, которые будут продолжать быстрый рост до конца десятилетия. Затем уровень добычи в большинстве из них стабилизируется, в результате чего начнет расти доля нефтедобычи стран ОПЕК – ведь спрос в отсутствие масштабных экономических кризисов глобального масштаба будет расти и дальше.

Большинство экспертов полагают, что в 2006–2007 годах наиболее вероятным коридором для колебания нефтяных цен будут 45–65 долларов за баррель. Постепенно, по мере введения новых добывающих и перерабатывающих мощностей, давление на рынок будет уменьшаться, однако это произойдет лишь к концу декады. Политическая напряженность на Ближнем Востоке, а также уверенный экономический рост в мире, что делает цену в 50 или 60 долларов за баррель, еще два года назад совершенно немыслимую, «ценой навсегда». Из-за инфляции со временем цены окажутся в реальном выражении ниже, однако номинальный уровень их останется неизменным. То есть на рынке повторится ситуация начала 70-х годов. Тогда тоже не верили, что баррель нефти может продолжительное время стоить 10–15 долларов и не вернется к цене в 3 доллара за баррель вплоть до нефтяного эмбарго 1973 года.

Вена – Лондон

[inc pk='471' service='table']
Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом