Маленькие победы, большие поражения

Редакционная статья

Маленькие победы,  большие поражения

Над банками Казахстана снова сгущаются тучи. C тех самых пор, как премьер-министром страны стал Даниал Ахметов, в адрес банков в который раз послышались угрозы: дескать, вы повинны в увеличении размеров валового долга, вам и отвечать. А поскольку прежнее руководство Агентства финансового надзора не демонстрировало должной на взгляд исполнительной власти жесткости, в председатели этого ведомства был снаряжен экс-министр финансов Арман Дунаев, главная цель которого – закрутить гайки.

Вопрос ужесточения требований к коммерческим банкам по ограничению их внешнего заимствования регулятором рынка сегодня изучается форсированно. Пока еще неясно, что это будут за меры, но они наверняка последуют. Г-н Дунаев, впервые появившись перед журналистами в новом качестве, сразу заявил: «Если понадобится ужесточать меры, в том числе регуляторного характера, то будем ужесточать. Для ограничения внешнего заимствования механизмов достаточно много. Я думаю, что мы попытаемся ими воспользоваться». При этом дал понять, что соответствующие нормативные акты будут приняты «в самое ближайшее время».

«Статистика состоятельности» отечественной банковской системы чиновников не радует. За 2005 год банками привлечено 11,7 млрд долларов иностранных займов и ссуд, что в 1,6 раза больше, чем годом ранее. На фоне снижения государственного и гарантированного государством внешнего долга (с 3366 млн долларов до 2369,2 за 2005 год) банковская активность на внешних рынках капитала выглядит просто вызывающе. Там, наверху, похоже, склоняются к мнению, что чем ниже сумма долга, тем лучше. При этом не берутся в расчет такие факторы, как коммерческая выгода, частный бизнес, конкурентные преимущества etc. В конце концов остается без внимания, что банкам нужно одновременно набирать и опыта, и активов.

В прошлом году, ошалев от аппетитов банков на иностранные деньги, регулятор рынка был вынужден применить непопулярные меры. В частности, была пересмотрена методика расчета минимальных резервных требований, а также порядок формирования резервных требований. В результате банки «замораживают» все больше активов, вместо того чтобы расширять горизонты своего бизнеса. Увидев, что и теперь отечественные финансовые институты с интересом и небезуспешно вращаются в мировом деловом сообществе, чиновники остались недовольны и инициировали новую волну претензий к банкам.

Чем конкретно озабочено наше правительство, не ясно. Может быть, его волнует то, что страна уже давно балансирует близ критического уровня внешнего долга (и в прошлом, и в позапрошлом году валовый внешний долг составлял 74% от ВВП)? Но достижение этого порога отнюдь не означает автоматически наступление дефолта. Или правительство всерьез полагает, что между крупнейшими банками существует некое картельное соглашение (или, как выражаются в Белом доме, сговор), что не позволяет процентным ставкам идти вниз и тем самым развивать реальную экономику? Но всем известно, что три крупнейших банка принадлежат антагонистическим финансово-промышленным группам, а при встрече их руководители приветствуют друг друга только из вежливости.

Нужно отметить безусловно существующую взаимосвязь между увеличивающимися заимствованиями и процентными ставками. За последние три года они заметно сползли вниз. И чем больше у банков возможностей для фондирования, тем очевиднее плюсы для малого и среднего бизнеса. Кредитные организации, вставшие перед необходимостью резервировать все больше средств, будут иметь довольно ограниченные кредитные портфели. Так что здесь приходится выбирать: либо макроэкономическое затишье со всеми вытекающими отсюда последствиями (умеренное кредитование, снижение темпов роста экономики за счет недокредитованного реального сектора и т.д.), либо некоторый риск и неплохие шансы для становления и самих банков, и их клиентов.

Очевидный минус от столь масштабных банковских заимствований лишь один, и тот лежит в теоретической плоскости: сверхликвидность отрицательно сказывается на качестве кредитного портфеля. Пока ситуация не вызывает никакой обеспокоенности: сомнительные и безнадежные кредиты в целом по системе находятся на приемлемом уровне. Зато плюсов от притока иностранного капитала в страну гораздо больше.

По большому счету, государству выгоден тот путь, по которому идут банки. Но как в таком случае понимать периодически звучащие и уже набивающие оскомину придирки чиновников к банкам? Может быть, все дело в том, что здесь преследуются не интересы государства, а интересы частных лиц, желающих перераспределения собственности? Иначе почему правительство не может внятно артикулировать свои претензии с экономической точки зрения?

Банковский сектор в прошлом году праздновал маленькую победу: государственные органы наконец осознали целесообразность экспансии казахстанского капитала на международные рынки и продекларировали сокращение административного вмешательства государства в принятие частным сектором инвестиционных решений. Теперь, по логике, им нужно сделать и второй шаг, отказавшись от чрезвычайного патронажа внутреннего банковского бизнеса. Радение за государственные интересы не должно сводиться к шантажу. Законы рынка не должны подменяться манипулированием.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?