Укрощение инфляции

Укрощение инфляции

Каждый год по весне правительство вступает в единоборство с ценами на овощи и фрукты. Впору причислить это состязание к национальным видам спорта.

Никто не будет спорить с тем, что цены на продукты питания, в том числе сельхозпродукцию, давно пора приструнить. Помнится, в бытность свою председателем Национального банка Григорий Марченко постоянно сетовал на дары садов и огородов за то, что портили показатели инфляции. И гневно клеймил перекупщиков, видя в них источник зла. В 2005 году рост цен на фрукты и овощи в структуре инфляции достиг 23,1%, и проблема приобрела общегосударственный масштаб. В прошлом году, когда стало понятно, что инфляция превысит запланированные 7%, правительство даже грозилось исключить непокорные плоды из потребительской корзины, являющейся базовой для исчисления уровня инфляции. Но обошлось.

Нынче исполнительная власть подошла к делу обуздания цен со всей серьезностью еще до начала сезона. Постановление правительства от 15 апреля «О дополнительных мерах по стабилизации цен на потребительском рынке» разделило ответственность по укрощению рынков почти между всеми ключевыми министерствами и ведомствами.

Несколько министерств, антимонопольное агентство, акиматы областей и обеих столиц должны принять меры «по недопущению необоснованного роста цен на нефтепродукты, газ, электроэнергию, услуги железнодорожного транспорта» etc. На первый взгляд, очень правильный подход: тарифы на все вышеперечисленные товары и услуги действительно являются значимой составляющей цен на сельхозпродукцию, однако настораживает слово «необоснованный» – у нас обосновать можно все. Это относится и к положению о недопущении «необоснованного роста цен на мясо и плодоовощную продукцию». Какими конкретно способами акиматы могут этого «не допустить», правительственный документ скромно умалчивает, оставляя решение этой задачи на усмотрение городских и областных властей. К чему может привести излишнее рвение госорганов, мы уже знаем: запретительные меры обычно сопровождаются коррупцией и нарушениями законодательства.

Непонятно также, каким образом может заставить продавцов снизить цены «разъяснительная работа среди населения» о принимаемых мерах по расширению доступа плодоовощной продукции на местные рынки?

Сколько лет государство боролось с неорганизованной торговлей! Наряды полиции дубинками стращали старушек с ведерками дачной клубники, санитарные врачи предупреждали: не покупайте продукты с машин, на обочинах дорог и стихийных рынках. Однако правительство готово пойти даже на торговлю с транспортных средств и придорожную торговлю, если это позволит снизить цены.

Кроме канцеляризмов эпохи развитого социализма типа «недопущение», «усилить», «обеспечить», в документе есть и более существенный недостаток – откровенно декларативный характер некоторых пунктов. Например, «исключение случаев незаконной остановки, проверки и задержки транспортных средств», которые перевозят свежую плодоовощную продукцию. И как проверить исполнение этого требования на огромных расстояниях? Поставить рядом с каждым постом дорожной полиции контролера? Несколько лет назад тогдашний министр внутренних дел Каирбек Сулейменов предпринял путешествие с юга в северную столицу с фурой, груженной арбузами, чтобы проверить, каким образом копеечные изначально цены вырастают в несколько раз. Выяснилось, что большую долю ответственности несут за это подчиненные министра – дорожные полицейские, пытавшиеся обобрать даже своего шефа. Но с тех пор ситуация лучше не стала. По некоторым данным, узбекские овощи и фрукты только по дороге от границы до Шымкента дорожают в 4-5 раз.

К категории декларативных относится и требование об организации упрощенного порядка пропуска через государственную границу плодоовощных караванов по принципу «одного окна». Этот принцип давно действует на таможенных постах и распространяется на всех участников ВЭД. Несмотря на кажущийся эффект, вряд ли будут работать меры по снижению железнодорожных тарифов на 50% с 15 апреля по 1 октября. По той простой причине, что овощи и фрукты из Киргизии, Узбекистана и юга республики возят не на поездах, а на большегрузном автотранспорте – так быстрее и дешевле даже с учетом 50-процентных скидок.

Когда во всем винят перекупщиков, забывают о том, что времена, когда на рынках в основном торговали своей продукцией загородные жители и дачники, ушли в прошлое. Кстати, и тогда базарные цены были достаточно высокими, но покупатель мог выбрать между хорошей, но дорогой продукцией частников и дешевой государственной. Сегодня разделение труда проникло и в сферу торговли – одни выращивают, другие продают.

Беда в другом: слишком много посредников между производителем и покупателем. Но запретительными мерами мы вряд ли победим ценовую гидру: отрежешь одну голову – вырастет другая.

Рынок нужно регулировать рыночными методами. Увеличить собственное производство овощей-фруктов, рост предложения приведет к снижению спроса и цен. Открыть специализированные магазины, куда фермеры могли бы сдавать свою продукцию напрямую, без посредников, что исключит многослойные накрутки. Другое дело, что в таком случае останутся без куска хлеба с маслом множество вовлеченных в эту орбиту посторонних людей – от криминалитета до госчиновников.

Очередная попытка правительства уйти от рыночных методов к государственному регулированию рынка у меня лично вызывает подозрение, что исполнительная власть бессильна влиять на рост инфляции и регулировать денежную массу. Сейчас, когда международная миссия МВФ подтвердила, что в ближайшее время нам не стоит надеяться на падение уровня инфляции ниже 8%, борьба с ценами с помощью постановлений по классическому принципу «подписано, так с плеч долой» – не что иное, как желание уйти от решения проблемы.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?