Содружество без дружбы

Содружество без дружбы

Удастся ли Грузии, выходя из СНГ, громко хлопнуть дверью? И устоит ли при этом хлипкое здание организации?

Уместно вспомнить реакцию одного из высокопоставленных российских чиновников на просьбу прокомментировать заявление грузинского лидера о намерении выйти из Содружества.  «А они еще там?..» – с наигранным удивлением спросил он. И кто бы стал его за это порицать? Грузия никогда не была активным участником организации, ни при Шеварнадзе, ни тем более после «революции роз», когда особенно обострились грузинско-российские отношения. Вступление в СНГ было для Грузии вынужденным шагом: правительство Шеварнадзе связывали с членством в Содружестве определенные интересы, как политические – желание сохранить территориальную целостность государства, так и экономические – добиться преференций в торговле и получать российские энергоносители по внутренним ценам СНГ. Однако эти цели не были достигнуты: не удалось погасить противоречия между субъектами Грузии, а проблемы с Абхазией и Южной Осетией даже усугубились. Что касается свободы торговли, то пресловутый винный скандал стал тем катализатором, который ускорил реакцию отторжения от Содружества. А ведь еще в декабре прошлого года Михаил Саакашвили, несмотря на разгорающийся конфликт с Россией по поводу пребывания российских миротворцев в Абхазии и Южной Осетии, уверенно заявлял: «Я лично против выхода из состава Содружества».  И в то же время вместе с Украиной и Молдовой Грузия вступила во вновь созданную организацию  –  Сообщество демократического выбора (СДВ). Кроме перечисленных стран-участниц СНГ в СДВ вошли несколько восточно-европейских государств, в том числе и несколько новых членов ЕС и НАТО: Польша, Латвия, Литва, Эстония, Македония, Румыния и Словения. Для Грузии да и для двух других бывших советских республик этот шаг стал не только вызовом Москве, но и возможностью обозначить в качестве основного приоритета интеграцию с Европой, а в будущем, если получится, членство в ЕС и НАТО. 

Жив еще ГУАМ – организация, включающая на сегодняшний день Грузию, Украину, Азербайджан и Молдову. В марте прошлого года, когда группа журналистов из Казахстана, в том числе и я, встречались с Михаилом Саакашвили, грузинский президент недвусмысленно заявил, что взаимовыгодное сотрудничество в рамках этой региональной организации более достижимо, нежели в рамках СНГ. Политологи сомневаются в эффективности ГУАМ, которая была создана, по их мнению, в пику СНГ, и объединила страны, не имеющие общих границ и сходных экономических и политических интересов.  Незадолго до андижанских событий Ислам Каримов вывел свою республику  из этой организации, очевидно, не видя перспектив дальнейшего участия в ней. К тому же в его планы совсем не входило обострение отношений с Россией. В январе 2006 года  Узбекистан присоединился к ЕврАзЭс. Подобные хождения государств из одной организации в другую стали нормой в последнее время. Но до сих пор главное межгосударственное образование, несмотря на то что СНГ предрекали близкий конец чуть ли не с момента создания в 1991 году, пока еще никто не покидал.

После развала Союза встал вопрос об оформлении на новых условиях связей  – политических, экономических, культурных, которые сохранились между бывшими советскими республиками. В этом качестве СНГ свою задачу выполнило. Но Содружеству так и не удалось стать аналогом наиболее сильного и жизнеспособного объединения государств – Евросоюза. Пятнадцать лет подряд встречаются президенты стран-участниц на саммитах СНГ, принимают якобы судьбоносные решения, подписывают важные документы – и все остается по-прежнему. Однообразно-расплывчатая фразеология отчетов с заседаний – стороны договорились продолжить диалог, пришли к консенсусу, ведут переговоры –  ретуширует отсутствие всяческого интереса к реальному сближению внутри организации. Это не удивительно: нет объединяющей идеи, да ее и не может быть. Что может связывать столь разные по экономическому и политическому развитию государства: постреволюционные Украину, Грузию и Киргизию, авторитарный Туркменистан, Казахстан и Россию с их развитыми рыночными экономиками и патриархальный Узбекистан, конфликтующие Армению и Азербайджан? Страны из прагматических соображений остаются в СНГ, в то же время все большее значение приобретают двусторонние соглашения, а также участие в созданных позже организациях – ОДКБ, ЕврАзЭс, ЕЭП, ШОС. Коллективная безопасность и экономическое сотрудничество вышли на первый план. Государства по участию в этих организациях разделились на два лагеря: Россия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Белоруссия, Узбекистан и Армения, имеющая статус наблюдателя в ЕврАзЭс, с другой стороны – тяготеющие к Западу Украина, Молдова, Грузия, примкнувший к ним Азербайджан и сам по себе Туркменистан. Противоречия между этими странами все время растут, ускоряются и центробежные силы, расшатывающие СНГ. Инициативы одной или нескольких участниц организации не находят поддержки у других или тонут в повседневной рутине. Все чаще звучат призывы к реформированию Содружества, но, как сказал министр иностранных дел РК Касымжомарт Токаев в интервью журналу «Эксперт», все страны, за исключением Казахстана и России, относятся к этой идее осторожно. «СНГ дышит на ладан. Это надо признать, – заявил г-н Токаев. – СНГ превращается в клуб президентов, руководителей министерств, причем в довольно дорогостоящий клуб». Жизнеспособность организации, все решения которой существуют только на бумаге, вызывает большие сомнения.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с предложением: реформировать СНГ или решить наконец, есть необходимость в этой структуре или нет.

Если даже Грузия выйдет из СНГ, вряд ли это станет концом организации. Какое-то время она все же просуществует, но на первый план выйдут и усилятся объединения, перечисленные выше: в участии в них государства кровно заинтересованы.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее