Немного знаний и много интуиции

Бросить все силы на борьбу с инфляцией, значит, проиграть на главном фронте – за экономический рост. Сбивать высокие значения инфляции бессмысленно, нужно искать причины ее повышения. В этом и ни в чем другом заключается виртуозность и профессионализм исполнительной ветви власти

Немного знаний и много интуиции

К середине мая Национальный банк и правительство должны представить главе государства пакет антиинфляционных мер. Нурсултан Назарбаев поставил нелегкую задачу: достичь снижения инфляции в сочетании с высокими темпами деловой активности в стране.

Необходимость в этом возникла из-за утрачиваемого контроля над ценообразованием. Инфляция начала расти с весны прошлого года, и долгое время казалось, что она находится под контролем. Но в 2005 году инфляция составила 7,6%, значительно превысив верхнюю границу прогноза – 6,9%. Начало же 2006 года отмечено вообще беспрецедентным ростом инфляции – в первом квартале она достигла 3,2%, фактически выполнив полугодовую норму. Пока Национальный банк рассчитывает удержать этот показатель в коридоре 5,7–7,3%. Он собирается дождаться итогов развития экономики за первое полугодие и только тогда окончательно определиться с коридором. Однако правительство сначала подняло верхнюю границу прогноза инфляции до 7,6%, а затем и до 8,4%, нисколько, видимо, не рассчитывая на чудо.

Уже давно ни для кого не секрет, что при формировании показателя инфляции монетарные факторы играют второстепенную роль. Заглавная же роль остается за макроэкономикой. Во-первых, отмечается опережающий рост совокупного спроса над предложением. Во-вторых, растут цены на продовольственные товары.

Так что тот комплекс антиинфляционных мер, над которым сейчас работают правительство и Нацбанк, должен содержать действенные и результативные мероприятия, способные принести положительный эффект не только в краткосрочной, но и в долгосрочной перспективе, а с этим сложнее.

Давление выше нормы

Инфляция – одна из немногих экономических категорий, которая понятна практически всем. Это, так сказать, бесплатное приложение к экономическому росту, за которое расплачивается население. В прошлом году инфляция стала заметнее, чем когда бы то ни было. Продовольственные товары стали дороже на 8,1%, непродовольственные – на 5,9%, платные услуги – на 8%. Наибольший вклад в общую копилку внесли: газоснабжение (34,5%), фрукты и овощи (23,1%), услуги образовательных учреждений (19,5%), рис (18,3%), мясо и мясопродукты (12,5%).

Инфляция, которую мы наблюдаем, имеет неоднородную природу. Нельзя сказать, что ее сформировали только банки за счет многомиллиардных заимствований за рубежом. Действительно, объемы кредитования экономики увеличились (в 2005 году – на 74,7%), но они не являются первичными в цепи факторов, оказывающих влияние на формирование инфляции. Точно так же нельзя назвать первичными и другие причины роста инфляции.

Повышение экономической активности – это уже риск. Рост цен на товары казахстанского экспорта проецируется и на внутренний рынок. Растут расходы государственного бюджета – растет инфляция. Увеличиваются доходы населения, повышается спрос на деньги, и как результат – положительная подвижность потребительских цен. Приток экспортной выручки и иностранных займов сказывается на валютном курсе. Для нейтрализации доллара Нацбанк увеличивает эмиссию тенге, что, в свою очередь, расширяет потенциал инфляции. При этом цены на импортные товары как росли, так и продолжают расти – это тоже своеобразные инвестиции в инфляцию.

Прирост реальных доходов населения опережает и рост промышленности, и уровень производительности труда. Товарно-денежный дисбаланс, наблюдавшийся последние годы, по-прежнему остается существенным. Иными словами, на рынках ощущается если не дефицит некоторых товаров, то недостаточное предложение точно. Если посмотреть на ситуацию с позиций статистики, то повышение цен на потребительских рынках происходит как раз по позициям, где недостаточное предложение со стороны отечественных производителей. Последние три года сокращается производство продукции растениеводства, а рост животноводческой отрасли не соответствует спросу со стороны населения на мясо и мясопродукты. Восполнение этого дефицита за счет импорта и ведет к замене ценников в продуктовых рядах на более высокие.

Между тем, по правительственным прогнозам, доля сельского хозяйства в производственной структуре ВВП снизится с 6,3% в 2005 году до 6% в 2008 году.

От теории к практике

О том, на каком именно фронте будет разворачиваться борьба с инфляцией, уже сейчас можно сказать с 99-процентной уверенностью – достаточно пробежаться по совместному заявлению правительства и Нацбанка «Об основных направлениях экономической и социальной политики и прогнозе экономических показателей на 2006 год».

Во-первых, правительство собирается стимулировать экономический рост в стране преимущественно за счет повышения производительности труда. А рост этого показателя должен носить опережающий характер по сравнению с ростом реальных доходов населения. Во-вторых, предприятиям-монополистам предписывается неукоснительное соблюдение предельных значений роста цен на их товары и услуги. В-третьих, декларируется создание условий, обеспечивающих развитие конкуренции на внутреннем рынке страны. В частности, на рынках стратегически важных товаров (нефтепродукты, зерно) будет введен механизм обязательной торговли ими через товарные биржи.

Среди задач Нацбанка – обеспечение «уровня денежного предложения, совместимого с заданными параметрами по инфляции и ростом экономики», и стабильности цен.

Монетарной власти, в отличие от исполнительной, в своей епархии навести порядок проще, потому что практически все вопросы находятся в плоскости пруденциального регулирования. Участники рынка, хотят они того или нет, эти требования выполнять обязаны. Исполнительная же власть, даже включая на полную мощность административный ресурс (например, приказывая акимам не допускать искусственного дефицита товаров на региональных рынках или заключая меморандумы о неповышении тарифов с монополистами), не может обеспечить безоговорочной победы над немонетарной инфляцией. А все потому, что ей нужно комбинировать различные меры, чтобы не допустить роста цен: инфраструктурные, налоговые, инвестиционные.

Поэтому правительству, теоретически правильно расставляющему акценты, нужно перейти к практике, перенеся театр действий в конкретные отрасли, вносящие весомый вклад в развитие инфляционных процессов. Для этого ему придется не только обозначить, каким образом собирается обеспечивать макроэкономическую стабильность, но и прописать избираемые методы по укрощению инфляции подробным образом.

В принципе, легко прописать, но трудно выполнить. Как, например, собирается правительство бороться за производительность труда, если подсчет здесь ведется довольно примитивно, как в школе: валовая добавленная стоимость делится на занятых в отраслях. И все. Не учитываются такие важные параметры, как качество произведенной продукции, образование участвующих в трудовом процессе, их опыт и профессионализм, их должностные обязанности, какие основные средства производства были задействованы при произведении единицы продукции и т.д.

В советские времена производительность труда рассчитывалась отдельно по каждому предприятию. Сводного показателя, свидетельствующего об эффективности отраслей, не было вовсе. В переходный период этот показатель не брался в расчет, и только с мая прошлого года статистическое агентство начало ежеквартально публиковать его.

Однако чисто механический подход не дает реальной картины, как обстоят дела с производительностью в той или иной отрасли. Нужны целевые показатели, чтобы можно было оценить, насколько эффективна работа. Кроме того, требуется и создание динамических рядов – все, как известно, познается в сравнении. Только тогда можно будет говорить, каков индекс производительности труда и каким должно быть его соотношение с индексом реальной заработной платы.

В настоящее время, как заявил «Эксперту Казахстан» заместитель председателя Агентства РК по статистике Юрий Шокаманов, это ведомство реализует совместный проект со Шведским международным агентством по развитию и сотрудничеству (SIDA) и Центральным бюро статистики Швеции по расчетам многофакторной производительности труда: «Агентство выражает надежду, что реализация данного проекта позволит своевременно и качественно производить расчеты производительности в соответствии с рекомендациями ОЭСР».

Требуется технический перерыв

Стремящееся вверх значение инфляции не есть беда казахстанской экономики. Если рассматривать это явление с сугубо практической точки зрения, оно свидетельствует лишь о том, что в настоящий момент экономический механизм несколько перегрелся, и требуется либо замедление хода, либо технический перерыв.

Очень важно в данном контексте понять, какие отрасли перегреты конкретно и какой режим охлаждения требуется применить, чтобы в итоге не потерять темпы экономического роста. Для этого достаточно внимательно присмотреться к структуре ВВП. Безусловно, она менялась последние годы, и эти перемены должны представлять особенный интерес для чиновников, ответственных за благополучие экономического блока.

С другой стороны, нужно обязательно проанализировать, не является ли причиной перегрева одних отраслей недостаточный температурный режим и активность других. Понятно, что необходимо учитывать и такой показатель, как инвестиции. Еще пять лет назад иностранные инвестиции были той спасительной соломинкой, благодаря которой в Казахстане развивался хотя бы сырьевой сектор. Теперь ситуация поменялась. Иностранные инвестиции понемногу перераспределяются в другие секторы экономики, и, что очень важно, они уже не являются определяющими и доминирующими – наряду с ними стали развиваться частные и государственные инвестиции.

Если посмотреть статистику, то валовой приток иностранных прямых инвестиций (ИПИ) в прошлом году превысил 6,4 млрд долларов. Специалисты Нацбанка оценили данный показатель как довольно хороший, несмотря на то что в 2004 году он составил 8,3 млрд долларов. Некоторое снижение притока инвестиций они объясняют тем, что в прошлом году Казахстаном совершена сделка по выкупу у иностранных инвесторов доли в Северокаспийском проекте. С учетом погашения долговых обязательств перед прямыми иностранными инвесторами и операций по прямым инвестициям за рубеж нетто-приток иностранных прямых инвестиций сократился за год в три раза и составил 1,7 млрд долларов.

Иностранные инвесторы уже не так охотно инвестируют свои деньги в добычу угля, сырой нефти и природного газа – в целом инвестиции в горнодобывающую промышленность в 2005 году сократились на треть. Основные средства пошли на добычу углеводородов, но тем не менее обозначились новые интересы иностранных инвесторов по добыче металлических руд. Теперь иностранные инвесторы предпочитают инвестировать в операции с недвижимым имуществом, аренду и услуги предприятиям. Причем инвестиции в услуги предприятиям в 2005 году увеличились в два раза по сравнению с предыдущим периодом и составили 3,4 млрд долларов. Инвестиции в геологоразведку также удвоились и составили 3,3 млрд долларов.

А вот ИПИ в сельское хозяйство как не было, так и нет. Точно так же для иностранных инвесторов не представляют интереса текстильная и швейная промышленность, производство резиновых и пластмассовых изделий, наверное, ввиду того, что у нас эти авангардные отрасли для других экономик мира все еще являются анахронизмами советской системы с устаревшими технологиями.

О технологиях и инвестициях в основной капитал разговор отдельный. Новые технологии в стране пока в уме, то есть в проектах, а вот второй показатель представляет громадный интерес. Если посмотреть статистику, то здесь все хорошо. Инвестиции в основной капитал в 2005 году составили 1,2 трлн тенге и возросли в 1,2 раза по сравнению с 2004 годом. Однако, как говорится, на местах положение отличается от представленного. Не лучшим образом обстоят дела и в частном секторе.

Например, в конъюнктурном обследовании «Деловая активность предприятий Казахстана», проводимом Агентством РК по статистике, отмечается, что в 2005 году происходил постепенный спад деловой активности. Как предприятия, так и сельскохозяйственные формирования в числе факторов, ограничивающих их деятельность, прежде всего называют недостаток финансовых средств. Причем, если первые ощущают дефицит инвестиций, то вторые и недостаток оборотных средств, и высокие ставки по кредитам (даже прибыльные хозяйства не имеют такой прибыли, которая бы легко «отбивала» займы). Кроме того, предпринимательская активность во всех сферах сдерживается морально устаревшей материально-технической базой и изношенностью оборудования. Подобные обследования являются вполне репрезентативными, поскольку в них участвует довольно большое количество респондентов и их мнение может отражать общую ситуацию с деловой активностью и предпринимательской уверенностью. И правительству, безусловно, этот контент нужно принимать во внимание.

Курс имеет значение

Не получится ли так, что чрезмерное укрепление курса тенге по отношению к доллару приведет экономику и казахстанские предприятия к кризису производства? Дорогой тенге подорвет не только бизнес сырьевиков (за свои доллары они смогут покупать все меньше тенге на внутреннем валютном рынке), но и те предприятия, которые считались конкурентоспособными и устойчивыми в период, когда импорт был ограничен. В итоге импортеры начнут получать преимущества на нашем внутреннем рынке, при этом маловероятно, что их экспансия на казахстанский рынок будет сопровождаться понижением цен. А значит, инфляционные процессы будут только набирать обороты.

«Экспортеры проигрывают, импортеры выигрывают. Темпы роста цен на основные экспортные товары превышают темпы укрепления валюты, – говорит директор департамента казначейства Казкоммерцбанка Лев Ким. – Мелкие и средние предприятия в основном являются импортерами. Им укрепление нацвалюты на руку. Продавая товары в тенге, они будут меньше тратить на покупку оборудования и товаров за рубежом в тенге. С другой стороны, это ведет к удорожанию себестоимости их товаров в силу того, что издержки, которые несут малые и средние предприятия, обычно фиксированы в тенге. Себестоимость в долларовом выражении увеличивается».

В то же время миссия Международного валютного фонда в своем ежегодном отчете отмечает, что в условиях усиливающихся рисков в банковском секторе и заметного повышения инфляции, с одной стороны, необходимо ужесточить денежно-кредитную политику (Нацбанк сделает это двумя этапами в нынешнем году), а с другой – не ограничивать номинальное укрепление тенге. Миссия уверена, что ревальвация тенге будет способствовать сдерживанию инфляционного давления.

В целом Нацбанк настаивает, что его участие на внутреннем валютном рынке в качестве покупателя валюты не приводит к росту денежного предложения в экономике Казахстана: объем эмиссии заложен в долгосрочном графике на три года. Он рассчитывается достаточно тщательно и не изменяется в связи с инфляционными движениями. Более того, в Нацбанке не считают управление курсом основным инструментом борьбы с инфляцией. «В первую очередь мы смотрим на денежные агрегаты, денежную базу, которая складывается в этом году из-за таких больших объемов покупок, – говорит председатель Национального банка РК Анвар Сайденов. – Темпы и объемы покупок сейчас выше, чем те, которые наблюдались в 2004 году, который мы считали рекордным. Если такой тренд сохранится в этом году, то неизвестно на какие объемы покупок мы выйдем. Поэтому, не преувеличивая роль обменного курса в инфляционных процессах, надо сказать, что этот один из существенных факторов не напрямую, а через денежные агрегаты влияет на наши попытки контролировать инфляцию».

Однако ситуация осложняется тем, что на казахстанский валютный рынок стали активно заходить инвестиционные и коммерческие иностранные банки. На конец марта сумма купленных тенге для последующего размещения на депозиты в казахстанских банках иностранными игроками составила 140 млрд тенге. Таким образом, они получают хорошую доходность и одновременно снижают курс доллара. Как считает Лев Ким из ККБ, влияние нерезидентов на валютный рынок ощущается: «Если рейтинг Казахстана будет расти, цены на нефть будут подниматься или оставаться на таком же уровне, присутствие нерезидентов станет еще более серьезным, если со стороны регулирующих органов не будут введены какие-то административные ограничения на такого рода операции». Гипотетически не исключен и экстраординарный вариант: если Нацбанк вовремя не предпримет меры, то иностранные банковские гиганты, приведя сюда сумму, превышающую валюту баланса многих банков, могут обвалить рынок.

В таком случае отрицательное влияние на инфляционные процессы покажется мелочью, о которой не стоит беспокоиться. Именно поэтому многие участники финансового рынка уверены, что нельзя отпускать тенге в свободное плавание, когда в стране недостаточно развит конкурентный рынок и довольно высока концентрация банковского капитала. Если три ведущих банка являются либо покупателями, либо продавцами, курс тенге может меняться скачкообразно. Участие Национального банка на биржевых торгах помогает нормальному формированию курса даже в тех случаях, когда сам центральный банк не проводит операций. В конце концов, это в интересах сохранения стабильности финансовой системы.

Во имя здравого смысла

Пока мы имеем лишь один вариант борьбы с инфляцией, который, кстати, озвучил президент страны. Он потребовал ограничить государственные расходы и усилить сберегательную функцию Национального фонда. Кроме того, он предложил проводить сдержанную фискальную и, напротив, жесткую монетарную политику.

Все действия правительства, конечно же, будут укладываться в эту концепцию. Однако проблема в том, что некоторым слоям населения уже даны социальные обязательства. Например, в 2006–2007 годах фонд заработной платы в бюджетной сфере возрастет в 1,7 раза по сравнению в 2004 годом. Понятно, что это станет дополнительной нагрузкой на инфляцию.

Но борьба за низкие показатели инфляции не должна являться самоцелью. Не только потому, что сама по себе эта борьба является бессмысленной, а в первую очередь потому, что у инфляции есть серьезные противовесы. Например, если растет норма сбережений населения, то домашние хозяйства, естественно, меньше тратят на текущее потребление. Вызывайте доверие к экономике, побуждайте население сберегать больше средств, и тогда показатель инфляции не будет расти. Чем выше процентные ставки, тем меньше тратится средств на текущее потребление.

Таких «правильных» секретов управления экономикой в целом и инфляцией в частности, не так уж и мало. Экономическая наука все чаще дает сбои, а вот экономическая интуиция не подводит. На нее и следует полагаться, чтобы избежать ошибок, за которые неизбежно придется расплачиваться.

В подготовке материала принимали участие: Светлана Грибанова, Алия Шалабаева, Ирина Савельева

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики