Базы имеют цену

Киргизия угрожает запретить деятельность авиабазы США на своей территории, если Вашингтон не увеличит размер выплат за аренду земли и предоставление услуг

Базы имеют цену

В конце апреля вновь прозвучало заявление президента Киргизии Курманбека Бакиева, что стоимость аренды авиабазы коалиционных сил «Манас» должна быть увеличена «в сотню раз». Впервые это намерение г-н Бакиев высказал в конце прошлого года, и в последующие месяцы киргизская сторона приводила все новые доводы в пользу этого повышения. По версии Бишкека, существуют международные нормы арендной платы за использование площадей в международных аэропортах класса аэропорта «Манас». «Мы не настолько богаты, чтобы сдавать эти квадратные метры другим странам задаром», – говорит киргизский президент.

Противостояние баз

Расположена база недалеко от столицы страны, Бишкека, и занимает часть международного аэропорта «Манас». Она была открыта в декабре 2001 года после начала боевых действий в Афганистане. На ней расквартировано более тысячи военнослужащих, а также военно-транспортные самолеты и самолеты-заправщики. И киргизской, и американской сторонами неустанно подчеркивался «временный статус» базы. Как только Афганистан заживет мирной демократической жизнью, коалиционные силы скажут «гуд бай» и вернутся в родные казармы.

В двадцати километрах к востоку от Бишкека располагается еще один иностранный военный объект – авиабаза «Кант» Российской Федерации. Она начала функционировать в октябре 2003 года. Главным обоснованием ее организации в регионе также была обозначена «борьба с международным терроризмом». В настоящее время на ней размещено около 300 человек; планируется расширение до 750 в ближайшем будущем. В феврале этого года главнокомандующий Военно-воздушных сил России генерал Владимир Михайлов заявил, что российская авиабаза в городе Канте «навсегда».

Вопрос «А не мало ли нам платят?» поднимается в Киргизии уже не в первый раз. Но никакого реального прогресса в переговорах не достигнуто. С потерей прошлым летом военной базы в Узбекистане у Америки не остается выбора. Особенно в свете нарастающей напряженности во взаимоотношениях с Ираном и перманентным характером «битвы за демократию» в Ираке.

Увеличилось и давление со стороны России, начавшей активно отыгрывать свои позиции на постсоветском пространстве. В свете вышесказанного неудивительно, что в телевыступлении президента Бакиева 19 апреля 2006 года даже прозвучало предположение, что «Киргизия может прекратить двустороннее соглашение с США», если арендатор и арендодатель не сойдутся в стоимости оплаты к 1 июня 2006 года. Это не первый намек властей Киргизии на возможные негативные последствия строптивости американской стороны. В июле прошлого года Курманбек Бакиев говорил о том, что ситуация в Афганистане стабилизировалась и коалиционным силам пора думать о сроках вывода своего «антитеррористического контингента» с территории Киргизии.

Все это является скорее сферой политической целесообразности, чем экономики. В экономическом же плане интересен ответ на вопрос: насколько «задаром», по сравнению с другими странами, имеющими на своей территории американскую военную инфраструктуру, продает свои услуги киргизская сторона?

Базы по миру

Прямое сравнение проводить трудно: стоимость аренды зависит от многих факторов, например таких как род размещенных войск (авиа- – морские – сухопутные войска – станции слежения и т.п.), их количество, наличие местной инфраструктуры для поддержания функционирования базы, удаленность от Соединенных Штатов, важность геостратегического положения, отношения с местными властями и населением.

Соединенные Штаты Америки начали строить систему своих зарубежных военных баз с конца XIX века. Согласно официальным американским источникам, в 2003 году на балансе у Пентагона числилось 702 зарубежные базы в более чем 100 странах мира. На них было расквартировано 250 тыс. военнослужащих, работало почти 45 тыс. местных жителей. На территории этих баз находится около 50 тыс. строений, которые принадлежат Соединенным Штатам, плюс почти 5 тыс. взято в аренду. Впрочем, по мнению многих экспертов, реальное количество американских военных баз в мире может превышать тысячу единиц.

Некоторые государства фактически являются «военными колониями» США. Так, в Южной Корее располагается 96 американских военных объектов, занимающих площадь в 65,5 тыс. акров. На них несут боевое дежурство 33 тыс. американских военнослужащих. Согласно договору о взаимопомощи южнокорейское правительство оплачивает часть расходов по содержанию американских военных объектов. Ежегодно на эти цели уходит до 600 млн долларов.

Другая широко известная точка американского присутствия в Азии – группа из 140 островов, образующих японскую префектуру Окинава, где расположено 47 военных объектов (еще 8 – на территории собственно островной Японии). 10% территории Окинавы со Второй мировой войны фактически находится под полным контролем Пентагона. Говоря об экономическом влиянии наличия военных баз на экономику Окинавы, необходимо заметить, что в этой префектуре самый высокий в Японии уровень безработицы, самые низкие уровни зарплаты и самые высокие цены. Соединенные Штаты не платят ни цента за использование территории Окинавы, более того, правительство Японии берет на себя оплату части расходов, связанных с базированием американских морских пехотинцев (около 5 млрд долларов в год). Все военные базы, расположенные на островах, обеспечивают 5% от внутреннего валового продукта префектуры.

Другая американская военная база, которая постоянно на слуху, – Гуантанамо, Куба. Территорию под эту базу Соединенные Штаты получили в аренду от Испании по мирному договору после испано-американской войны конца XIX века. Согласно условиям, договор аренды может быть расторгнут только по взаимному согласию сторон либо если американская сторона прекратит оплату. После революции 1959 года и прихода к власти на Кубе Фиделя Кастро ни о каком «взаимном согласии» не могло быть и речи. Вместе с тем, дабы не нарушать условий договора и не давать формального повода для его расторжения, Соединенные Штаты каждый год выписывают чек на оплату аренды. Ни один из этих чеков не был обналичен Кубой, которая последовательно требует вывода военной базы с ее территории.

Наличие американских военных баз в Европе – наследие «холодной войны». В Западной Европе наибольшее количество американских военных размещено в Германии – свыше 75 тыс. человек, в Британии – почти 12 тыс., в Италии – свыше 13 тыс., почти 3 тыс. в Боснии и Герцеговине, 2 тыс. – в Исландии. Всего в Европе находятся свыше 110 тыс. военнослужащих США, 125 тыс. членов их семей, 45 тыс. обслуживающего персонала. Западные страны тоже оплачивают часть расходов на содержание американских баз на своей территории – плата за безопасность.

На этих базах работают десятки тысяч местных жителей, в местные экономики вливается ощутимый финансовый поток в виде налогов, аренды и денег, потраченных этой четвертью миллионов американцев в местной сфере услуг. Например, по оценкам западных специалистов, в течение 80-х годов в Западной Германии побывали около 400 тыс. американцев, так или иначе связанных с военными базами. Они за это десятилетие оставили в немецкой экономике порядка 10 млрд долларов. Американские военные базы напрямую или косвенно были источником доходов для 230 тыс. жителей Германии. Неудивительно, что, когда в 2004 году Джордж Буш озвучил планы по сокращению военного присутствия США в Западной Европе, едва ли не первыми на защиту статуса-кво встало местное население.

Опыт показывает, что страны-арендодатели тратят значительно меньше на собственные вооруженные силы. Например, после закрытия американских военно-морской и военно-воздушной баз на Филиппинах в 1992 году филиппинцы потеряли не только многомиллиардные доходы от аренды земли и инфраструктуры, но и были вынуждены увеличить собственные расходы на военно-морской флот на 6,5 млрд долларов.

Не продешевили ли?

В случае с Киргизией точную сумму выплат американской стороны установить непросто. В мае 2002 года, через полгода после открытия, британский журнал Economist оценил косвенные доходы (без арендной платы) Киргизии от присутствия военной базы в 16 млн долларов. Это стоимость закупаемых на местном рынке для нужд базы топлива, строительных материалов, еды и мебели.

По данным оппозиции, Киргизия только за первый год аренды авиабазы получила «150 млн долларов прибыли, дальше – больше». Но, по словам Курманбека Бакиева, за первые четыре года своего существования общая сумма арендной платы составила 60 млн долларов, при этом государственной казны достигли только две из них. Остальное осело, по мнению киргизских властей, в карманах так называемой семьи Акаева, члены которой контролировали, к примеру, поставки ГСМ для нужд авиабазы.

В то же время пресс-секретарь Пентагона, лейтенант-коммандор Л.Джо Карпентер заявляет, что в настоящее время США не платят никакой аренды собственно правительству Киргизии. Все выплаты идут в частные руки, владельцам собственности (в том числе и земли) в районе аэропорта «Манас». Таким образом, вопрос повышения ренты должен ставиться не правительством, а владельцами арендуемой собственности. Сумма же выплат, по мнению г-на Карпентера, основывается на «реальной рыночной стоимости арендуемых площадей и инфраструктуры» и является «частным делом Соединенных Штатов и местного собственника». Каковой бы сумма ни была, Пентагон уже выразил готовность к переговорам по увеличению выплат. Правда, с жестким заявлением, что не собирается соглашаться с цифрой, взятой «из ниоткуда».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?