Сначала банк, потом ACU

Сначала банк, потом ACU

Турция, Иран и Пакистан заявили о создании Банка торговли и сотрудничества с капиталом один миллиард долларов в рамках азиатской Организации экономического сотрудничества (ОЭС). Среди потенциальных соучредителей банка называются и другие участники ОЭС: Афганистан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан. Пока от участия в капитале банка официально отказался только один член организации – Азербайджан.

Как заявил на прошлой неделе государственный министр Турции Башир Аталай, процесс формирования банка уже находится в завершающей стадии. Предполагается, что  банк будет финансировать важные региональные инфраструктурные проекты, в частности развитие железнодорожного сообщения. К примеру, организовывать финансирование регулярного контейнерного поезда по маршруту Стамбул – Тегеран – Туркменабад – Ташкент – Алматы.

Некоторые эксперты склонны считать, что создание Банка торговли и сотрудничества обусловлено не только экономическими причинами, но и политическими: таким образом ОЭС хотело бы ослабить американское влияние в регионе. Иран, например, заявил о том, что намерен перейти на евро в расчетах за нефть «в ближайшие два месяца». Он создает нефтяную биржу в свободной экономической зоне на острове Киш в Персидском заливе. Это будет пятая нефтяная торговая площадка после Нью-Йорка, Лондона, Сингапура и Токио.

Но бороться с влиянием доллара сейчас очень трудно. Единственная из азиатских валют, которой в какой-то мере удается влиять на доллар – японская иена. В основном это происходит за счет того, что Япония остается крупнейшим держателем американских долговых обязательств. Но даже ей в союзе с Китаем и Южной Кореей пока не удается создать реальную единую валюту.

Некоторые аналитики полагают, что до создания единой валюты в Азии, подобной евро, еще очень далеко. Главный барьер – неоднородность уровня экономического развития стран региона. Кроме того, введение азиатской валютной единицы с целью развития местного рынка долговых обязательств и продвижения сотрудничества в монетарной сфере задерживается из-за политических и технических споров о том, какие валюты должны быть включены в корзину и какая курсообразующая система должна применяться.