Действительно важное

Действительно важное

Важное... Записать, чтобы потом не забыть. 9 Мая не вполне вписывается в эту рубрику.

День Победы – это не важное. Ему безразлично, впечатают ли его в календарь красной краской или черной. Он не нуждается в напоминании. О чем напоминать? Когда меня спрашивают, кто были мои деды, я могу переспросить: «Кто из четырех?». Двое из них погибли в войну. Двое –  кто ее прошел и женился на моих бабушках. Биологически – да, по одному с каждой стороны. Но психологически...

Психологически я давно уже считаю всех четырех своими дедами. С тех пор, как разобрался по выцветшим довоенным фотографиям: «А кто этот дяденька в фуражке?». И, став взрослее, почувствовал, что это такое: уходить, возможно, навсегда. Оставляя молодую жену и маленького ребенка. Один дед – первый муж моей бабушки по материнской линии – погиб, точнее, «пропал без вести» в первые дни войны где-то в районе Брестской крепости. Второй – первый муж моей бабушки по линии отцовской – сгорел в танке под Курской дугой. Третий дед прошел почти всю войну сапером. Четвертый – служил медбратом на Дальнем Востоке и участвовал в войне против Японии.

Одна бабушка вместе с пятилетним сыном, моим будущим отцом, была эвакуирована из Пензы в Ташкент вместе с оборонным предприятием, на котором работала. Впрочем, какое предприятие в то время было не оборонным? Вторая бабушка, смирившись с тем, что «пропал без вести», значит, «погиб», вышла замуж и уехала с мужем и дочкой из родной станицы сначала в Караганду, затем во Фрунзе. Где и познакомились в конце 60-х мои родители. Я намеренно не называю имен. Потому что знаю, что таких историй – сотни и сотни тысяч. Великая Отечественная так или иначе затронула каждого, жившего в 41-м. Нужно ли участникам этой драмы напоминать о ней?

Наверное, нет. А вот праздник… праздник нужен. День Победы – единственный праздник, который не изменил ни своего названия, ни своего статуса на всем постсоветском пространстве (за исключением стран Балтии... но эти страны, по большому счету, так никогда и не были СССР). Это память, которая связывает поколения, народы и пространство. Праздник, символизирующий не только победу над общим врагом, но и непрерывность, и общность нашей истории. 9 Мая сегодня – единственный краеугольный камень, который не дает рассыпаться нашему общему прошлому на бессвязную груду кирпичиков «локальных историй».

Наверное, поэтому так греют сердце все эти георгиевские ленточки, красные звезды с серпом и молотом и цифра «61» во всевозможных дизайнерских решениях. А также медали и ордена на кителях и скромных штатских костюмах и военно-духовые оркестры в парках, играющие вальсы и марши.

Говорят, что одна смерть – трагедия, тысяча смертей – уже статистика. В Великой Отечественной войне погибло, по разным оценкам, от 20 до 40 миллионов. Вот она, статистическая фразеология – «по разным оценкам». Миллионы – это много. Это не укладывается в голове. Это – цифра. По ней невозможно скорбеть. Наверное, поэтому на Западе, и особенно в Соединенных Штатах – за исключением Германии, естественно – Вторая мировая в определенном смысле не воспринимается, как мне кажется, общественным сознанием всерьез. Об этом можно снимать даже комедии. Про таких милых французских подпольщиков и бестолковых безобидных немецких оккупантов.

Для советских людей эти миллионы никогда не были сухими статданными. Они всегда распадались и распадаются на единицы, на сыновей и дочерей, сестер и братьев, мужей, одноклассников и однокурсников, коллег по работе, соседей и друзей. Живых людей, погибших на фронте и в оккупации. К слову, в этом смысле для европейца гораздо более значима Первая мировая война.

Именно она могла бы носить определение «великая» и для многих европейских стран «отечественная». Павшим на полях ее сражений посвящены масштабные городские мемориальные комплексы и скромные сельские памятники и обелиски. О ней были сняты классические военные фильмы и написаны классические военные книги. Ее причины, ход и последствия изучают в школах, в кабинетах истории висят портреты, главным образом, ее героев. Они – те, кем гордятся и с кого должно брать пример подрастающее поколение. В День памяти павших сначала вспоминают тех, кто погиб в 1914 – 1918 годах. Неудивительно: если во время Второй мировой войны счет европейских потерь шел на сотни тысяч, то в Первой – на миллионы.

Для среднестатистического американца Вторая мировая вообще была военной кампанией за тридевять земель. Особенно то, что происходило на ее европейских фронтах. Все, что он знает, вмещается в слово Перл-Харбор. Вторая мировая для него – это Япония и сражения за тихоокеанские острова. Об этой войне можно снимать пафосные, патриотичные, но неглубокие фильмы. Я бы сказал, с нарочитой реалистичностью деталей. Чтобы зрителя проняло.

Нашим, советским, фильмам о Великой Отечественной не нужны обильные спецэффекты. К советскому зрителю не нужно было пробиваться. Он и так знал. Не могу представить себе комедий на тему Великой Отечественной (или афганскую, или чеченскую) по типу «Бабетта идет на войну», «Дедушкина Армия» или «Госпиталь М.Э.Ш.».

Понимаю, что и такие тоже будут. Может быть, еще через поколение или два. Когда не останется в живых тех, кто в это время жил – не важно, воевал ли или гукал в пеленках. Когда можно будет сказать, перефразируя классику, что «все люди, жившие в 1945 году, умерли». Для них город Брест будет уже, возможно, ассоциироваться с контрольно-пропускным пунктом на белорусско-польской границе. А сегодняшняя ассоциация – крепость-герой – отомрет за невостребованностью.

Понимаю, что так будет. Закон природы. Никто сегодня не поднимает за семейным столом тост за павших во время Отечественной 1812-го, Куликовской битвы, Ледового побоища. Трагедии тех лет перешли из памяти личной в память коллективную. Перейдет, рано или поздно, и Великая Отечественная.

Но пока… пока мы еще лично помним тех, кто на ней был. Кто там остался.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее