Политика без экономики

В последнее время в странах ЕС заговорили о целесообразности строительства газопровода по дну Каспия из Туркмении в Азербайджан и далее в Европу. В качестве основного аргумента приводится необходимость обеспечения европейских стран альтернативными источниками газа

Политика без экономики

«Мы поддерживаем создание четвертого коридора для транспортировки газа в страны Евросоюза, поскольку нам это даст дополнительные объемы газа, а для Казахстана станет одним из путей диверсификации своих экспортных маршрутов», – заявил на прошлой неделе в Астане комиссар Европейской комиссии по вопросам энергетики Андрис Пибалгс, вновь подтвердив интерес ЕС к импорту казахстанских углеводородов.

История Транскаспийского проекта началась в 1998 году, когда правительство США, чтобы воспрепятствовать российскому проекту «Голубой поток», выделило Туркменистану 750 тыс. долларов на подготовку технико-экономического обоснования проекта газопровода и 595 тыс. долларов на консалтинговые услуги. Проект, рассчитанный на переброску газа из Туркменистана в Турцию, предусматривал строительство газопровода протяженностью 2 тыс. км по дну Каспийского моря (на глубине 200–300 м) до Баку, далее через Азербайджан и Грузию до Эрзрума (Турция). В том числе по территории Туркмении – 715 км, по дну Каспия – 300 км, по Азербайджану – 408 км, Грузии – 200 км, Турции – 320 км. Пропускная способность газопровода должна была составить 30 млрд кубометров в год. Завершить строительство планировалось в 2002 году. Однако, несмотря на подписание многочисленных межправительственных соглашений и создание консорциума по строительству и эксплуатации Транскаспийского газопровода (в него входили американские компании General Electric и Bechtel National, а также англо-голландская Shell), проект так и остался лишь на бумаге. В частности, весной 2000 года между странами-участницами проекта возник спор по поводу квот, выделяемых Азербайджану на транспортировку его собственного газа, приведший к тому, что все работы по трубопроводу были прекращены.

Status quo

Политическая поддержка проекта дипломатами США и ЕС не дает ему сколько-нибудь существенного экономического обоснования. Очередная реанимация проекта с намерением его реализации до 2010 года (даже в модифицированном варианте «Тенгиз – Туркменбаши – Баку – Тбилиси – Эрзрум») вызывает большие сомнения. Как известно, экспорт углеводородов требует наличия стабильного и безопасного маршрута, чего нельзя сказать о Транскаспийском проекте. Причин для сомнений предостаточно.

В первую очередь, это сложность прокладки трубы по дну Каспия, по горам и ущельям Кавказа через районы сейсмической и политической нестабильности. Противники проекта – Иран и Россия – указывают на отсутствие юридического статуса Каспийского моря. Неопределенность статуса Каспия – весомый аргумент в пользу того, что вкладывать деньги в строительство газопровода весьма рискованно. Тем более что для Азербайджана проблема определения правового поля на Каспии ассоциируется в первую очередь с судьбой спорных месторождений Азери и Чираг, на которые претендует Туркменистан.

Неопределенность статуса Каспия – весомый аргумент в пользу того, что вкладывать деньги в строительство газопровода весьма рискованно

По словам главы Минэнергопрома Азербайджана Натика Алиева, создание инфраструктуры, прокладка подводного газопровода и последующее его присоединение к трубопроводу «Баку – Тбилиси – Эрзрум» обойдутся в 5 млрд долларов (первоначально проект оценивался вдвое дешевле). Однако и в этой сумме не учитывается ряд факторов. Во-первых, Баку и Тбилиси связывают предоставление своих территорий с надеждами на улучшение своих платежных балансов за счет транзитных и иных фискальных сборов. Эти притязания (размеры которых еще не определены), безусловно, дополнительно утяжелят финансовые параметры проекта газопровода.

Во-вторых, ожидается, что к 2010 году объем ежегодного потребления газа в Турции не превысит 45 млрд кубометров (в 2006 году внутренний спрос прогнозируется на уровне 32 млрд кубометров с последующим ежегодным увеличением на 2 млрд кубометров). Тогда как в случае реализации всех перспективных проектов к этому времени на турецкий рынок может быть поставлено до 95 млрд кубометров газа (30 млрд – из России, столько же – из других каспийских стран, остальное – другими поставщиками), то есть 50 млрд кубометров придется на транзит. Однако какие-либо технико-экономические оценки способности Турции перекачивать газ в таком объеме по своей внутренней сети (а это более 1000 км) отсутствуют. Очевидно, потребуется ее реконструкция, а значит, дополнительные финансовые затраты.

В-третьих, строящийся между Турцией и европейскими странами газопровод имеет пропускную способность лишь в 10 млрд кубометров газа. Следовательно, надо строить второй трубопровод. Все это резко увеличит затраты на реализацию Транскаспийского проекта и способно стать той золотой миной, которая взорвет турецкую экономику.

Фактор конкуренции

Кроме того, не учитывается фактор конкуренции. В частности, Газпром опередил Транскаспийский проект, запустив «Голубой поток», по которому через несколько лет будет поставлять газ на те же рынки. На официальном открытии газопровода «Голубой поток», состоявшемся 18 ноября 2005 года, президент России Владимир Путин предложил увеличить его проектную мощность с 16 до 24 млрд кубометров в год с целью направить этот газ транзитом через Турцию в Грецию, Южную Италию и Центральную Европу. В это же время в Европу начнут поступать значительные объемы газа из стран Ближнего Востока и Африки. В частности, рассматривается проект строительства газопровода Болгария – Греция, к 2010 году будет построен Североевропейский газопровод по дну Балтийского моря. Конкуренция на газовом рынке Европы будет очень жесткая.

Газ (в частности, казахстанский), пройдя по Транскаспийскому газопроводу через ряд стран (в случае Германии – через восемь), из-за транзитных тарифов (в Стамбульской декларации однозначно сказано о неотъемлемых правах транзитных государств на определение суммы транзитных и иных фискальных сборов за право прохода) будет иметь абсолютно неконкурентоспособную цену в пункте сдачи. Вывод напрашивается однозначный: пока проект Транскаспийского газопровода мотивирован исключительно политическими целями, а не экономической целесообразностью.

Кто заплатит за банкет?

Самый большой вопрос – получит ли проект положительную оценку со стороны влиятельных финансовых и кредитных организаций. С одной стороны, этому благоприятствует поддержка Транскаспийского трубопровода администрацией США и в последнее время ЕС. Американские Эксимбанк и Корпорация по частным инвестициям за рубежом (OPIC) заявили о готовности предоставить определенные гарантии работающим в рамках этого проекта инвесторам.

Самый большой вопрос – получит ли проект положительную оценку со стороны влиятельных финансовых и кредитных организаций

С другой – немало и противоположных доводов. Это и традиционное нежелание большинства банков финансировать проекты в политически нестабильных регионах, и сомнительная рентабельность проекта, и наличие достаточно сильных конкурирующих проектов, и противоречия между участниками проекта в частности (так, Туркменистану крайне невыгодно осуществление планов Азербайджана по завоеванию отдельных сегментов турецкого рынка) и прикаспийскими государствами в целом.

Против проекта ожидаемо выступает и Россия. Создание обходящего Россию маршрута экспорта газа может привести к тому, что ей придется платить более высокую цену за среднеазиатские энергоносители. Поэтому Москва будет прилагать все усилия, чтобы не допустить перехода Транскаспийского трубопровода из стадии проекта в стадию практического осуществления и самой доминировать в этом регионе. Поскольку Турция является частью глобального энергетического рынка, присутствие там России позволит ей выйти на рынки Греции, Италии, Испании. В результате Европа окажется в двойной зависимости от поставок из России: с севера и юга.

Обращает на себя внимание тот факт, что правительство России, недавно игнорировавшее протесты экологических организаций, опасавшихся за судьбу Байкала и выступавших против строительства нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан, когда речь заходит о Каспии обосновывает свое неприятие Транскаспийского маршрута заботой об экологии. Россия настаивает на необходимости согласования проекта трубопровода (независимо от того, где именно он пройдет по дну моря) всеми пятью каспийскими государствами. «Каспий – уникальный водный ресурс, с которым следует обращаться осторожно, в том числе когда речь идет о прокладке трубопровода», – утверждает руководитель рабочей группы российского МИДа по Каспию Александр Головин. (Байкал, надо полагать, менее уникален?) И Баку и Астана, рассчитывающие получить максимальную выгоду от подводных трубопроводов, подвергли сомнению справедливость экологических утверждений России, приводя в пример построенный ею же через Черное море газопровод «Голубой поток».

Каспийская партитура

Отношения между заинтересованными странами в Каспийском регионе складываются главным образом в зависимости от тех экономических и политических выгод, которые сулит им реализация тех или иных маршрутов трубопроводов. Соответственно, сейчас сформировались две основные группировки: Азербайджану, Грузии и Турции, опирающимся на поддержку США, противостоят Россия и Иран. Туркменистан, сохраняя лояльность по отношению к России, тяготеет к первой группе, Армения – ко второй, Казахстан согласен на любые варианты экспорта его углеводородов.

США признали Каспийский регион зоной своих стратегических интересов. И это понятно. Помимо нефти здесь сосредоточено примерно две трети мировых запасов газа. Реализация Транскаспийского газопровода делает США важным игроком на европейском газовом рынке, где американцы пока не играют никакой роли. Кроме того, в Вашингтоне этот проект рассматривается как фактор, который будет способствовать отходу Туркменистана от России и ослаблению позиций последней на евразийском пространстве. Поэтому США будут стремиться сделать все возможное для ускорения работ по строительству Транскаспийского газопровода и привлечению к нему инвестиций.

Заинтересованность Азербайджана в Транскаспийском проекте логична: если территория Азербайджана будет использована как транзитная, то это может принести стране огромную прибыль. Республика могла бы на многие годы вперед не только обеспечить себя голубым топливом, но и в случае нехватки собственного газа использовать транзитный.

Туркменистан все годы независимости пытается вырваться со своими энергоресурсами на европейский континент. Грузия, целиком зависящая от поставок российского газа, стремится уйти от такой безальтернативной ориентации и готовится стать потребителем азербайджанского газа.

У России двойные притязания: она рассчитывает расширить не только собственный экспорт природного газа на те же рынки, но и транзит энергоносителей из стран региона через свою территорию.

В Москве, Ашхабаде, Баку, Анкаре, Вашингтоне и Астане прекрасно понимают, что маршруты экспорта углеводородов могут стать эффективными рычагами влияния в регионе. А это значит, что борьба за транскаспийскую газовую трубу будет предельно жесткая.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?