Игра на повышение

Таджикистан высказал заинтересованность в приобретении казахстанского глинозема. Подобное сотрудничество в оптимистической перспективе может позволить отечественным бизнесменам приобрести крупный пакет акций Таджикского алюминиевого завода. Однако есть и пессимистическая точка зрения – все договоренности будут носить исключительно политический характер и не принесут никакой экономической выгоды

Игра на повышение

Президент Таджикистана Эмомали Рахмонов, побывавший на прошлой неделе в Казахстане с официальным визитом, на встрече с бизнесменами предложил несколько совместных проектов. Среди предложений о сотрудничестве в области энергетики, поставках плодоовощной продукции не осталось незамеченным желание Душанбе импортировать казахстанский глинозем, который используется при производстве алюминия, на Таджикский алюминиевый завод (ТадАЗ). «Давайте сегодня подпишем соглашение хоть на 200 тыс. тонн, 300 тыс. тонн или, на худой конец, на 100 тыс. тонн», – не очень четко обозначил желаемые объемы поставок г-н Рахмонов. Более конкретно прозвучали слова о том, что правительство Таджикистана пока не намерено передавать в сторонние руки контрольный пакет акций алюминиевого завода. «Речь сейчас идет не о приватизации, необходимо сотрудничество», – заметил таджикский президент. Однако в последующем, когда приватизация все же начнется, казахстанским бизнесменам может быть зачтено в актив положительное решение о поставках глинозема на ТадАЗ.

Судьба монополиста

Сейчас может показаться странным, что в 1975 году завод по производству алюминия построили вдалеке от основных месторождений глинозема, или, как его официально называют, тригидрата оксида алюминия, основного сырья алюминиевой промышленности, которое производится через обогащение бокситов. Но главным недостатком производства алюминия считается его высокая энергоемкость, поэтому строительство ТадАЗа в богатом энергоресурсами Таджикистане и снижение расходов на энергопотребление нивелировало возможные дополнительные потери от транспортировки глинозема.

Проектная мощность Таджикского алюминиевого завода составляет 517 тыс. тонн первичного алюминия в год. Однако подобных объемов он никогда не выпускал. В последние годы объемы выпуска держатся на уровне 400–420 тыс. тонн первичного алюминия. ТадАЗ является единственным производителем алюминия в Центральной Азии и четвертым после российских заводов в Братске, Красноярске и Саяногорске в СНГ. 100% завода принадлежит государству.

Ежегодный доход ТадАЗа от продажи алюминия оценивается примерно в 650–700 млн долларов. Компания обеспечивает примерно 20% ВВП Таджикистана, около 60% от экспортных доходов, и считается одним из крупнейших предприятий страны. Именно поэтому правительство Таджикистана постоянно переносит сроки приватизации ТадАЗа, о которой впервые было заявлено еще в конце 90-х годов. В конце 2005 года заместитель председателя Государственного комитета по имуществу Исмоил Насыров заявил, что алюминиевый завод включен в список предприятий, подлежащих приватизации в 2007 году. «До этого на ТадАЗе и еще на 37 государственных объектах будет проводиться только реструктуризация», – объясняет он. Рассматривается и вариант банкротства завода, который за последние 10 лет накопил крупные задолженности перед бюджетом. Министр энергетики Таджикистана Джурабек Нурмахмадов говорит, что долг ТадАЗа за потребленную электроэнергию, начиная с 1996 года, составил более 21,5 млн долларов.

При любом исходе событий – будет ли завод продан на приватизационном тендере или уйдет с молотка за долги – известна его примерная стоимость. Его оценили в 1 млрд долларов, притом что Душанбе намерен в обязательном порядке сохранить за собой блокирующий пакет акций, дабы не допустить потери контроля за этим стратегическим объектом.

Аналитики назвали стоимость ТадАЗа «серьезно завышенной», но не исключили, что таджикские чиновники решили «играть на повышение». Ситуация сложилась благоприятная – в борьбе за акции завода сошлись два крупных российских производителя: «Русский Алюминий» (РУСАЛ) и «Сибирско-Уральский алюминий» (СУАЛ). В настоящее время РУСАЛ является стратегическим партнером ТадАЗа, и именно его называют основным претендентом на покупку контрольного пакета акций завода. Однако наличие в списке претендентов СУАЛа автоматически повышает расценки в прайс-листе, по которому правительство Таджикистана будет продавать свой завод. И в этом случае возможность получать глинозем с казахстанских месторождений, более близких географически к Таджикистану, нежели, к примеру, глинозем из Украины, может сыграть роль дополнительного бонуса при выборе победителя тендера. И бонус этот получит РУСАЛ.

Самостоятельная игра

«Русский Алюминий», как известно, связывают стратегические отношения и с Евразийской промышленной группой, в состав которой входит «Алюминий Казахстана» (АК). Один из совместных проектов – строительство в Казахстане алюминиевого завода стоимостью 3 млрд долларов. «Алюминий Казахстана» – предприятие, несмотря на название, не производящее собственного металла, но обеспечивающее потребности в глиноземе крупных алюминиевых заводов. По итогам прошлого года предприятие произвело рекордное количество глинозема – 1,5 млн тонн, в полтора раза превысив проектную мощность завода. Практически вся произведенная продукция уходит на экспорт.

До 2003 года сырье на ТадАЗ поставляла офшорная компания «Ансол», принадлежавшая, по неофициальным данным, лицам, входящим в ближайшее окружение Эмомали Рахмонова. Ежегодный объем поставок составлял 600–650 тыс. тонн глинозема, что практически полностью покрывало потребности завода (чтобы произвести одну тонну алюминия, необходимо 2 тонны глинозема). Часть этих объемов закупалась у АК. Однако два года назад РУСАЛ вытеснил «Ансол» (по другой информации, перекупил у владельцев этот бизнес) из схемы обеспечения ТадАза сырьем и начал поставки с собственного Николаевского глиноземного завода. В настоящее время «Алюминий Казахстана» не производит прямых поставок в Таджикистан, но, по нашим данным, казахстанский глинозем для производства таджикского алюминия все же применяется. Однако приобретается он ТадАЗом не напрямую, а через структуры «Русского Алюминия».

Тем неожиданнее стало предложение Эмомали Рахмонова поставлять глинозем из Казахстана напрямую в Таджикистан. «Алюминию Казахстана» (читай: Евразийской промышленной ассоциации), по сути, предложили стать самостоятельным игроком на этом рынке и в дальнейшем претендовать на покупку пакета акций ТадАЗа. В АК щедрое предложение таджикского президента пока официально не комментируют, лишь осторожно уточняют, что в этом вопросе «скорее больше политики, чем экономики». Таджикские чиновники весьма ревностно относятся к центральноазиатским успехам Олега Дерипаски и уже успели отклонить сразу несколько перспективных проектов, предложенных главой «Русского Алюминия». В числе них, к примеру, создание на базе Таджикского алюминиевого завода единого холдинга по производству алюминия, в который также вошли бы Николаевский глиноземный завод и бокситовые рудники Societe Bauxite du Kindia в Гвинее, принадлежащие РУСАЛу. Не поддержали в Душанбе и идею об обмене контрольного пакета акций ТадАЗа на списание государственного долга Таджикистана перед Россией в размере 300 млн долларов.

Впрочем, не ясно, зачем ТадАЗу дополнительные объемы глинозема? Официально заявлено, что в 2006 году завод произведет на 20 тыс. тонн алюминия больше, чем в 2005 году, то есть потребуется увеличение поставок сырья всего на 40 тыс. тонн. Основные объемы глинозема поставляются через РУСАЛ, который никогда не заявлял о том, что испытывает дефицит в этом сырье. Можно предположить, что Душанбе, предлагая варианты сотрудничества, в частности казахстанским компаниям, решил диверсифицировать поставки сырья для своего стратегического предприятия, чтобы избежать монопольного присутствия РУСАЛа. Однако в реальности это может оказаться лишь попыткой властей Таджикистана через психологическое давление на «Русский Алюминий» завысить стоимость предполагаемого к продаже объекта. Казахстанский производитель в этом случае окажется если не пешкой, то в любом случае разменной фигурой в большой алюминиевой игре.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности