Судьба периферии

Гражданская война в Сирии ожидаемо перекинулась и на Ливан. Его дестабилизация станет еще одним фактором давления на режим Асада

Столкновения между суннитами и алавитами идут по всей стране
Столкновения между суннитами и алавитами идут по всей стране

Ливан, по всей видимости, самое неудачливое государство Ближнего Востока. В этой маленькой стране пересекаются интересы всех участников Большой ближневосточной игры: Израиля, Турции, ЕС, США, Сирии, Ирана, Саудовской Аравии, Катара, Египта. Эти силы устраивают в Ливане конфликты на периферии, уносящие жизни десятков ливанцев и вбивающие клин между основными конфессиональными общинами страны: шиитами (в том числе алавитами), суннитами, христианами и друзами. «Во многом из-за ухудшения ситуации в Сирии Ливан стал местом пограничных столкновений и артиллерийских обстрелов, контрабанды оружия, наплыва тысяч беженцев, приведшего к человеческим жертвам противостояния между алавитами и суннитами, и политически мотивированных покушений, которые дестабилизировали ситуацию в стране», — говорит генсек ООН Пан Ги Мун.

Одно из таких убийств сейчас может вовлечь страну в новый виток гражданской войны. Ликвидация видного деятеля суннитской общины генерала Виссама эль-Хассана (совершенная, по мнению его соратников, сирийскими спецслужбами или силами связанной с Дамаском «Хезболлы») вывела десятки тысяч суннитов на улицы и спровоцировала вооруженные столкновения между ними и шиитами. Аналитики не исключают, что итогом этого противостояния может стать падение правящей в Ливане «коалиции 8 марта» (состоящей в основном из представителей «Хезболлы» и части христианских партий) и очередной виток гражданской войны.

Сирийский след

Бригадный генерал Виссам эль-Хассан — один из руководителей Службы внутренней безопасности страны — был убит 19 октября. Его машину взорвали в христианском районе Бейрута Ашрафия (поскольку это был час пик, то вместе с генералом были убиты еще восемь человек, а около сотни получили ранения). Прошедшие через несколько дней похороны генерала превратились в массовые демонстрации протеста. Соратники и единоверцы эль-Хасана, и прежде всего лидер суннитской общины Саад Харири, обвиняют в организации убийства сирийские власти и их ливанских союзников из «Хезболлы». По их словам, генерал занимался расследованием преступлений, в которых прослеживался сирийский след (самым громким из них было убийство в 2005 году известнейшего ливанского политика Рафика Харири, отца Саада), а также был известен как противник политики Башара Асада.

На причастность сирийцев к убийству генерала намекают и другие весьма влиятельные ливанские политики. Так, президент страны Омар Сулейман подтверждает, что генерал перешел дорогу серьезным людям. «Служба разведки, которую возглавлял Хасан, вышла на след преступной сети, занимавшейся шпионажем и подготовкой терактов. Ему удалось сорвать их планы. Я позабочусь о том, чтобы расследование продолжилось ускоренными темпами», — заявил он. Прямо президент никого не обвиняет, однако аналитики практически единодушны в том, что Сулейман говорил о деле бывшего министра информации Ливана Мишеля Самаха, близкого друга сирийского президента. Член нескольких ливанских правительств, некогда занимавший пост главы разведслужбы христианской «Фаланги» Мишель Самах был арестован Службой внутренней безопасности 9 сентября. Его обвинили в подготовке целого ряда преступлений, включая 20 терактов и заказных убийств по заданию главы Бюро национальной безопасности Сирии Али Мамлюка, а также в поставках оружия сирийскому режиму. Обвинения выглядели абсурдно, учитывая, что, согласно версии следствия, опытнейший разведчик Мишель Самах хранил взрывчатку дома, записи основных телефонных переговоров с сирийскими партнерами на своем компьютере, а также просил помощи в осуществлении терактов у незнакомых ему людей. Все это породило слухи о явно политическом контексте процесса — суннитские элиты страны использовали единственную подконтрольную им спецслужбу (большая часть ливанских силовых ведомств находится под контролем «Хезболлы»), чтобы ослабить политических соперников и возродить у населения страхи перед сирийской угрозой. А если повезет, то создать повод для новой кедровой революции (так называются события, последовавшие за убийством Рафика Харири, когда массовые волнения в Ливане заставили Сирию вывести войска из этого государства) и окончательно избавить страну от влияния и клиентов Дамаска. И если арест Мишеля Самаха этой цели не достиг, то убийство генерала Хассана породило в Ливане целую серию антисирийских выступлений. Представитель христиан в ливанском парламенте Антуан Захра уже призвал к немедленной высылке сирийского посла Али Абделя Карим Али. «Совершенно неприемлемо, чтобы Карим Али оставался после взрыва в Бейруте здесь — особенно в свете того, что он управляет шпионской ячейкой в стране», — заявил депутат.

Мешал всем

Сирия действительно проводит ряд операций в сопредельных государствах — своего рода контратаки участвующих в сирийской гражданской войне иностранных сил. Так, в ответ на поддержку турками сирийских повстанцев Дамаск разорвал Аданские соглашения 1998 года и начал оказывать поддержку турецким курдам. А заодно предоставил автономию курдам сирийским, серьезно осложнив тем самым жизнь Анкаре. В Ливане же сирийцы, по некоторым данным, занимаются ликвидацией каналов транзита оружия сирийским боевикам. Делают они это через «Хезболлу». Так, еще в апреле ливанские власти перехватили корабль «Лютфалла-2», который шел из ливийской Мисураты в ливанский город Триполи (не путать со столицей Ливии). На борту судна вместо указанного в документах топлива находилось вооружение, в том числе пулеметы и противотанковые системы. Устраняют Дамаск с «Хезболлой» и лиц, ответственных за этот транзит. Так, 12 мая по наводке сирийцев за участие в трансфере оружия был арестован лидер ливанских салафитов Хади Мавлави. Этого человека называют одним из основных проводников саудовской линии в регионе. А 20 мая возле сирийской границы был застрелен шейх Ахмад Абдель Вахед, который, по данным Дамаска, организовывал помощь боевикам. По некоторым данным, операциями по нейтрализации угроз со стороны Ливана руководит советник Башара Асада Мохаммед Насиф Хейрбек, одновременно курирующий отношения Дамаска с «Хезболлой».

[inc pk='1087' service='media']

По идее, генерал Виссам эль-Хассан тоже должен был находиться в списках на устранение. Он не пользовался популярностью ни в Дамаске, ни у «Хезболлы», поскольку, как пишет ливанская газета «аль-Ахрам», считающаяся рупором шиитской партии, «возглавлял ливанское направление фронта, нацеленного против сирийского режима, а также против “Хезболлы” и Ирана». «Фронта, — продолжает газета, — управляемого Соединенными Штатами, а также арабскими и региональными государствами (под последним, по всей видимости, подразумевается Турция. — “Эксперт”)… Он — сердце идущей войны». Не случайно после убийства генерала представитель Сирийской свободной армии Луай Альмокадад уже обещал назвать именем Виссама эль-Хассана «революционную бригаду в Дамаске» и заявил, что в качестве мести за убийство генерала боевики намерены провести целую серию террористических актов против «объектов, критически важных для режима в Дамаске и в провинциях».

Между тем мотивы остановить «сердце идущей войны» были не только у иранцев и ливанских шиитов. При генерале эль-Хассане Служба внутренней безопасности накрыла израильскую и американскую шпионскую сеть (по некоторым данным, американцы даже отправили в Ливан специальную комиссию для установления причин провала). Кроме того, существует вероятность, что генерала убрали свои — сунниты. По Ливану ходят слухи, что Виссам эль-Хассан хотел оспорить лидерство Саада Харири в суннитской общине. Ликвидировав конкурента, Харири-младший решил сразу несколько задач: упрочил свое лидерство среди единоверцев и получил повод для нападения на «Хезболлу». А заодно, вероятно, отомстил за отца. В 2005 году Виссам эль-Хассан был главой личной охраны Рафика Харири, и в день покушения его не было возле шефа. Позже Виссам объяснял, что ему накануне позвонил преподаватель и назначил на день покушения сдачу экзаменов (незадолго до покушения Виссам эль-Хассан поступил на заочные курсы). Затем его вызвал Рафик Харири и объявил о намерении совершить поездку, но Виссам отпросился на экзамен. В университете же он, как прилежный студент, выключил телефон. В ходе расследования убийства Рафика Харири выяснилось, что Виссам говорил неправду. Звонил не преподаватель ему, а он преподавателю, не до, а после разговора с Харири и получения информации о поездке, да и с «выключенного» в момент покушения телефона было сделано 24 звонка. Шефа охраны обвиняли в том, что он слил информацию о поездке убийцам — однако по прагматическим причинам дело возбуждать не стали. В рамках внутреннего компромисса с «Хезболлой» после убийства Рафика Харири Саад в качестве компенсации был назначен премьер-министром, а Виссам эль-Хассан резко взлетел в кресло главы одной из спецслужб страны. Месть в такой ситуации была нецелесообразной, поэтому Саад Харири, вероятно, просто решил подождать.

Наконец, существует еще одна версия — никакого убийства, возможно, не было. Поскольку от тела мало что осталось, а на месте взрыва нашли часы и паспорт генерала, в котором, по некоторым данным, не стояла отметка о прилете в бейрутский аэропорт (откуда он, собственно, и ехал в кортеже), существует теория о том, что убийство было инсценировкой. Цель — разозлить суннитское население страны, а также христиан (чей квартал взорвали во время покушения). Сторонники этой версии утверждают, что либо генерала убили в другом месте, либо вообще не убивали.

Одна революция, две страны

Аналитики не исключают, что главная мишень эпопеи с убийством генерала не столько сирийское руководство (до которого Сааду Харири откровенно не дотянуться и на которое уже навесили столько грехов, что одним генералом больше, одним меньше — не имеет значения), сколько руководство ливанское. Получивший неплохие комиссионные за транзит оружия сирийским боевикам через контролируемый им Северный Ливан, Саад Харири серьезно усилил свои боевые возможности и готов бросить вызов доминированию «Хезболлы». Поэтому на митинге протеста против убийства генерала была поднята тема личной ответственности за случившееся премьер-министра Наджиба Микати. «Микати, ты больше не можешь оставаться на своем посту и прикрывать это преступление. Если ты не уйдешь, это будет означать, что ты согласен со всем, что происходит», — обратился к премьеру бывший глава кабинета министров Фуад Синьора. На митинге звучали лозунги «Две страны — одна революция», призывы устроить революцию против шиитских властей страны. Толпа попыталась воплотить их в жизнь и пошла на штурм резиденции премьер-министра. В ответ в Бейрут были введены армейские части, а генералитет потребовал от всех политических лидеров страны соблюдать сдержанность. «Мы приняли решение пресечь все попытки нарушить безопасность, а также готовы сохранить спокойствие в стране», — заявило командование вооруженных сил Ливана. После этого главный зачинщик нынешних беспорядков Саад Харири и возглавляемое им суннитское движение «Аль-Мустакбаль» попросили народ уйти с улиц, однако продолжить требовать отставки кабинета министров. На их сторону фактически встал Запад. Долгое время позиция Европы и США сводилась к тому, чтобы не вовлекать Ливан в сирийский конфликт. Однако сейчас она, по всей видимости, меняется. Вероятно, это связано с последними успехами сирийской армии — Брюссель и Вашингтон попросту хотят создать Дамаску новый фронт. Так, после того, как ливанские власти согласились привлечь к расследованию гибели генерала американских специалистов, Вашингтон в ответ попросил эти власти уйти. «Для ливанцев настало время избрать правительство, способное противостоять сирийскому влиянию», — говорится в заявлении Государственного департамента США. Вероятно, аналогичную позицию ливанским властям передала и Верховный комиссар Евросоюза по внешней политике Кэтрин Эштон, экстренно прибывшая в Страну кедров после убийства генерала.

[inc pk='1088' service='media']

Сами власти, впрочем, уходить отказываются. Сторонники премьера уверяют, что лидеры оппозиции «пытаются использовать недавний теракт в Ашрафии и убийство шефа спецслужбы генерала Виссама эль-Хассана для разжигания внутреннего кризиса и дестабилизации обстановки в стране». «Их не интересуют результаты расследования убийства генерала эль-Хассана или помощь пострадавшим жителям христианского квартала Ашрафия. Они стремятся к одному: свергнуть кабинет Наджиба Микати, чтобы занять его место в правительственном дворце», — заявил помощник премьер-министра Фарис Жмайель. Сам премьер для проформы подал президенту прошение об отставке, и президент это заявление ожидаемо отклонил — Омар Сулейман не желает очередного затяжного правительственного кризиса.

Вероятно, Саад Харири и его зарубежные спонсоры (прежде всего Саудовская Аравия) надеются, что инициированный скандал если и не приведет к отставке кабинета Микати, то хотя бы заставит «Хезболлу» прекратить оказывать поддержку Дамаску (сирийские боевики утверждают, что на территории Сирии действуют четыре батальона бойцов «Хезболлы»). В «Партии Бога» действительно идут дискуссии по этому вопросу, однако уход «Хезболлы» из Сирии все же выглядит маловероятным. В конце концов «Хезболла» (по крайней мере ее военное крыло) отдает себе отчет в том, что после падения Асада и прихода к власти суннитских радикалов шиитская партия окажется в окружении врагов и будет попросту раздавлена.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности