Европейская говорильня

В конце сентября — начале октября в Варшаве прошло очередное совещание, посвященное человеческому измерению, организуемое Бюро ОБСЕ. Самая большая конференция в Европе, посвященная этому вопросу, сама же и показала слабые стороны как государственных механизмов, так и неправительственных организаций

Европейская говорильня

Принятые обязательства по человеческому измерению не имеют для государств обязательной юридической силы, но являются обязательными с точки зрения политики, представляя собой обещание страны соответствовать стандартам, принятым в документах ОБСЕ. Последующие встречи, рассматривающие процесс выполнения обязательств, базируются на принципе, что обязательства, принятые в области человеческого измерения, есть предмет прямого и законного интереса со стороны всех государств-участников и не являются эксклюзивной частью внутренних дел того или иного государства.

Правила игры

Совещание в Варшаве — «игра», в которую страна, претендующая на демократический статус, обязана «играть». Участвовать в этой игре можно по-разному: или всерьез, или понарошку. Возможно, кто-то вовсе не собирался играть, но его уже втянули. Порой в этой словесной игре все предсказуемо, а реальная польза сомнительна. Тогда к чему все это? Подкупает очевидное: благородная попытка решить проблемы неравенства в сфере человеческих отношений.

Собственно, на самом совещании работали или говорили (что в этом случае одно и то же) три не столь уж пересекающиеся между собой группы. Группы, которые не всегда понимали друг друга, а иногда и вовсе к этому не стремились. Каждая из групп-спикеров совещания заслуживает особого разговора. Практически ни одна из государственных делегаций, в том числе и Казахстана, на самом совещании ничем особенно конструктивным не запомнилась. Заметим, что из постсоветских республик разве что Казахстан и Армения выступали на хорошем английском языке. Остальные предпочли другой официальный язык совещания — русский. Ни одна из постсоветских республик так и не продемонстрировала такое ключевое понятие для современной дипломатии и межкультурной коммуникации, как «внутренняя улыбка». Выхолощенные в мыслях, а порой и внешне правительственные делегации бывших советских республик лишь бодро рапортовали о достижениях по правам человека в каждой своей отдельно взятой стране. Но так было до тех пор, пока не выступила представительница США при ОБСЕ. В ставшей уже традиционной форме американская сторона всех критиковала и поучала. Была наглядная демонстрация того, что Америка, как всегда, оказалась в одном ряду «над» всем миром. При этом, как явно представлялось американской стороне, она осуществляет всемирное руководство ответственно и эффективно. В первый день, за исключением российской делегации, промолчали все. Позиция России была агрессивной и, по сути, сводилась к слогану «А судьи кто?». Тезисно это звучало примерно так: в Америке беспредел с правами человека, но никто этого не видит, только Россия всех промониторила, но этого тоже никто не увидел; в Европе двойные стандарты, все так и норовят Россию безосновательно задеть; ныне налицо угроза религиозным чувствам россиян; а протестное движение в России вызвано исключительно внешним влиянием. С опозданием, на второй день совещания, следуя российскому примеру, другие республики также взялись рьяно выражать свое недоумение. Они же небезосновательно дружно заговорили о том, что «ОБСЕ пало», «превратилось в Бюро жалоб».

В общем, были старые политические песни о не самом главном. Порой от некоторых бодрых и оптимистичных выступлений впору было впасть в меланхолию и депрессивное состояние, так как нынешние Россия, Белоруссия, Узбекистан и прочие постсоветские республики куда депрессивнее, чем в свои самые беспросветные советские годы.

Заметим, что так и не нашлось ни одной «доброй души», которая посмела бы вмешаться в распрю между армянской и азербайджанской правительственными делегациями, которую две страны всем назойливо демонстрировали на совещании несколько дней подряд. Повод всем хорошо известен: помилование Азербайджаном Рамиля Сафарова.

Второй сплоченной группой на совещании выступали представители ОБСЕ и созвучных или содружественных международных организаций. В массе своей они были умны, доброжелательны и даже мобильны, но и среди последних словесная мишура нередко заслоняла основное. Безусловно, самые высокопоставленные их представители были, как правило, намного конструктивнее государственных представителей — правда, несколько декларативны. Но это неизбежное зло для чиновников подобного типа. Из всех более всего запомнилось выступление представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дунии Миятович. Она точно обрисовала текущее состояние СМИ в ОБСЕ, включая основные угрозы безопасности журналистам и свободному выражению мнений. По-прежнему, по мнению этого оратора, для многих правительств СМИ — некая опасная платформа, которую необходимо контролировать, а иногда сознательно не видеть. Остается только констатировать, как и мы далеки от того, чтобы считать СМИ важнейшим и уникальным инструментом демократии.

Негражданское общество

Рамки самого мероприятия на одной площадке дали возможность выговориться многим. Среди таковых была самая многочисленная рать энпэошников всего постсоветского пространства. Они традиционно были попроще своих чрезмерно лощеных собратьев из правительства и международных организаций. Многие из них явно воспринимали варшавское совещание как свой обком, в который они пришли с жалобами.

Главные темы, к которым они обращались и которые, соответственно, до совещания мониторили, были такими:

Первый блок — основные свободы:

свобода выражения мнений, свобода СМИ и информации;
свобода собраний и ассоциаций;
свобода передвижения;
национальные правозащитные учреждения и роль гражданского общества в отстаивании прав человека.

Второй блок — гуманитарные вопросы и прочие обязательства:

рабочие-мигранты, интеграция законных мигрантов;
беженцы и перемещенные лица;
национальные меньшинства;
права женщин-заключенных.

Третий блок — терпимость и недискриминация:

защита прав атеистов и неверующих;
понимание многообразия гендерной самоидентификации;
просвещение в области прав человека.

Казахстанские представители гражданского сектора на совещании были самыми многочисленными — 61 организация. Правда, от этого самыми продуктивными они не стали. Хаотичность и асистемность выступлений, причем не только казахстанских энпэошников, наглядно демонстрировали сложности построения гражданского общества. Замечу, что даже рядовая региональная конференция отличается большей продуктивностью и логичностью, нежели выступления многих казахстанских энпэошников — неважно, на чьи гранты (государства или зарубежных доноров) существующих. Одни из них, бия себя в грудь, доказывали, как они эффективно просвещают по правам человека народные массы Казахстана, другие горячечно доказывали, как они нечто квалифицированно мониторят, другие небезосновательно ругали государственные структуры, четвертые, отрабатывая «заказ», обвиняли правозащитные организации в прозападной ангажированности. Помножим весь этот сумбур в делах и мыслях на то, что наше государство тоже не столь заинтересовано в построении того самого гражданского общества.

Конечно, выступление Евгения Жовтиса, председателя совета Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧ и СЗ), было, возможно, среди всех ораторов совещания единственно продуктивным и юридически точным. Логика его доклада сводилась к двум взаимосвязанным пунктам:

— обязательная регистрация общественных объединений незаконна, она противоречит документам ОБСЕ;
— должен быть только уведомительный характер проводимых общественными организациями собраний.

Именно в таком раскладе Евгению Жовтису удалось ответить на элементарный, но жизненно важный вопрос: какая нормативно-правовая база максимально обеспечивает в Казахстане полное выполнение прав на свободу собраний и ассоциаций.

Другой вопрос — был или будет этот оратор услышан государственной делегацией? Впрочем, и повод быть неуслышанным также есть: через НПО все-таки, и правда, работают спецслужбы.

Естественным и достойным продолжением разговора был мониторинг выполнения Республикой Казахстан международных обязательств в рамках Национального плана действий в области прав человека. Организаторами этого исследования выступили КМБПЧ и СЗ, Центр исследования правовой политики и международный центр журналистики MediaNet. Обзор был составлен по 11 разделам Национального плана в области прав человека в Республике Казахстан (см. таблицу). В количественном выражении за первые два года реализации Нацплана выполнено только 17% рекомендаций. Изменение законодательства, по мнению этих организаций, не находило своего отражения в правоприменительной практике. Зачастую реализация пунктов плана носила формальный характер, не имеющий практической ценности.

[inc pk='20' service='table']

Пожалуй, только в этом случае казахстанские энпэошники воспринимались как интерактивная, мобильная и явственно мотивированная чувством справедливости общественная группа.

Были на совещании и несколько экзотичные (но только не на европейский взгляд) темы. Так, не только постсоветские страны любят поучать дядю Сэма. Международная амнистия организовала обсуждение такого дополнительного в рамках совещания мероприятия: «Открыть правду в Европе: ответственность европейских государств за соучастие в чрезвычайных выдачах и тайных задержаниях ЦРУ».

Данные Обсерватории по нетерпимости и дискриминации в отношении христиан в странах Европы были посвящены защите христиан (!) в Европе. Другие декларировали защиту прав атеистов и неверующих. Но и эти редкостные, и самые фундаментальные темы были весьма точным и прицельным отражением современных тенденций в защите прав человека. По крайней мере, только сейчас заговорили о том, что, отказываясь от расы, нации, пола, возраста (во имя политкорректности и равенства), человек утрачивает свое лицо. Так или иначе, варшавское совещание трезво отразило сам дух нынешнего времени в мире.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики