Атом вместо нефти

Урановая промышленность уже в ближайшие годы может опередить нефтегазовую отрасль по темпам своего развития. Однако реальные доходы можно будет получить только тогда, когда Казахстан станет не только добывать сырой уран, но и обеспечит выпуск продукции более высоких переделов

Атом вместо нефти

При всех посылах на комплекс технологических приоритетов развития энергетика для Казахстана остается самой перспективной дорожкой в заветное число 50 конкурентоспособных государств. В первую очередь это обусловлено наличием востребованного сырья. Для таких направлений, как IT, биотехнологии, строительные материалы, космос, барьер вхождения на мировой рынок достаточно высок. Зато казахстанская нефть и в скором будущем газ – предметы в мире общеизвестные.

С точки зрения развития реального сектора экономики нефтяной сектор так и не смог выполнить миссию индустриального паровоза, несмотря на значительное наращивание объемов добычи. Рынок нефтедобывающего оборудования в Казахстане на 80% представлен зарубежными производителями. Здесь мы расширяемся в основном в плоскости сырьевой базы, во многом из-за того, что правительству не хватает административных рычагов для приобщения нефтедобывающих компаний к местному производству. Это следствие кризисного периода 90-х годов, когда Казахстану приходилось жертвовать своими интересами ради привлечения иностранных инвестиций. Попытки перестроить отношения с зарубежными нефтедобывающими компаниями существенно ситуацию не меняют. Большие ожидания возложены на нефтехимический кластер, но это уже иной сегмент рынка. Кроме нефти у Казахстана есть уран – продукт в последнее время весьма популярный.

Ядерные тренды

За последующие 20 лет число атомных реакторов в мире увеличится в разы. По прогнозам, доля атомной энергетики в общемировом объеме вырабатываемой электроэнергии с нынешних 16% возрастет до 20–25%. О строительстве новых АЭС объявило подавляющее большинство промышленно развитых стран: США, Китай, ЕС, Индия, Россия, Япония.

Сектор ядерной энергетики специфичен, он отличается сверхтехнологичностью. Тот же уран до реактора проходит сложную цепочку переделов, и каждое звено представлено отдельным рынком от закиси окиси урана до производства тепловыводящих элементов (ТВЭЛ). Казахстан в основном представлен в нижнем ярусе ядерной энергетики – производство концентрата природного урана U3O8. Будет ли расширена производственная линейка? В последние месяцы обозначено три тренда в области ядерной энергетики: интеграция предприятий ядерно-промышленного комплекса стран СНГ, обсуждение программы по строительству АЭС, выход в мировые лидеры по добыче урана. Все они в конечном итоге могут привести к единой концепции вхождения республики в технологичный рынок атомной энергетики, причем на принципиально иных позициях в сравнении с нефтяной отраслью.

Наиболее весомый вклад в уранодобывающую отрасль будет вносить «Казатомпром», что позволит ему стать одной из самых влиятельных компаний в отрасли

Идея холдинга, инициатором которой выступает Россия, – восстановить уже в рыночном виде единый комплекс развалившегося Министерства среднего машиностроения СССР (Минсредмаша). Минсредмаш курировал советскую атомную промышленность, от добычи урана до строительства АЭС. Основные технологические активы этой структуры остались в России – на постсоветском пространстве это единственная страна, способная производить готовое для реакторов ядерное топливо. Россия контролирует 50% мирового рынка обогащения урана для АЭС и 17% рынка топливных элементов. Но у атомного гиганта обозначились определенные проблемы с сырьевой базой – из потребляемых 9–10 тыс. тонн урана в стране добывается немногим более 3 тыс. тонн. Пока потребности покрываются за счет складских запасов, но их хватит максимум до 2020 года. Даже если Россия разработает новые урановые месторождения в Бурятии и Якутии, она сможет довести добычу всего до 5 тыс. тонн. В то же время в связи с планами строительства очередных АЭС ее потребности за 15 лет вырастут до 16 тыс. тонн. Российские урановые месторождения по себестоимости относятся к дорогой категории. Как заявил глава Росатома Сергей Кириенко, в строительство урановых рудников необходимо инвестировать 10 млрд долларов.

Решить проблему российского уранодефицита мог бы Казахстан, оцененные запасы которого составляют около 1690 тыс. тонн. Причем три четверти из этого объема – 1300 тыс. тонн – по добыче относятся к наиболее низкозатратной категории. Но дело в том, что в республике сегодня нет проблем с реализацией природного урана. На эту продукцию очередь расписана на несколько лет вперед.

Поэтому идею создания холдинга Казахстан может использовать для вхождения на рынки более высоких переделов. Скорее всего, переговоры о создании единого ядерно-промышленного комплекса между Россией и Казахстаном будут сосредоточены на вопросах, какие рынки переделов атомный гигант сможет разделить со своим соседом, обладающим огромными ресурсами. Казахстан явно в выигрышном положении: подобную схему он может реализовать и с другими крупными игроками на рынке ядерного топлива, такими как Япония, Франция и Канада.

Еще одно преимущество Казахстана – Ульбинский металлургический завод. Это единственное предприятие в СНГ, где производятся топливные таблетки – ТВЭЛ.

Игра на повышение

В начале года в правительстве заговорили о планах строительства АЭС на территории страны. Сегодня идет много споров вокруг ее возможной рентабельности. По себестоимости атомная энергетика Казахстана пока не может конкурировать с угольной. На долю последней приходится 80% вырабатываемой электроэнергии. Но основные фонды ТЭЦ морально устарели, так или иначе их придется в скором времени менять. Помимо этого, цена на уголь – вещь нестабильная.

Рабочая комиссия по разработке программы строительства АЭС обсуждает вопрос о создании реакторов малой мощности на 300–500 мегаватт. Стандартные АЭС мощностью в 1000 мегаватт и выше для Казахстана малорентабельны, считает председатель Комитета по атомной энергетике РК Тимур Жантикин. Эта тема пока закрыта для активного обсуждения. Вся проблема в том, что малые АЭС на энергетическом рынке непопулярны в силу технологических препятствий: чем меньше энергоблоки, тем выше удельная стоимость производимой энергии. Выбор в пользу маломощных реакторов можно объяснить тем, что Казахстан планирует в ближайшее время решить эту технологическую проблему. В будущем при успешной реализации проекта это позволит республике выйти на рынок ядерной энергетики со своим предложением в сегменте маломощных АЭС.

Пока этот вариант гипотетический. Но у программы есть и другая стратегическая задача – строительство АЭС сконцентрирует научно-производственный потенциал страны в области ядерных технологий. У нас есть специалисты, которые обслуживали реактор на быстрых нейтронах в Актау. Много специалистов работает в Институте ядерной физики в поселке Алатау, сильная школа ядерщиков работает в Курчатове. Именно там создается парк ядерных технологий. Так что атомная энергетика в Казахстане будет развиваться не с нулевой точки.

Третий тренд – выход на первое место по добыче урана. По данным Всемирной ядерной ассоциации, в 2005 году уранодобывающие компании смогли покрыть меньше 50% от общемировых потребностей АЭС. Ресурсы в атомную энергетику поступают с вторичных источников. Но складские запасы сокращаются, отрасль в ожидании дефицита сырья, что провоцирует рост цен. В 2006 году, по оценкам экспертов, стоимость фунта урана достигнет 44 долларов, а в 2007-м уже 58 долларов. Прогнозы МАГАТЭ сводятся к тому, что к 2010 году на рынок поступит на 5,7 тыс. тонн урана меньше, чем требуется для обеспечения жизнедеятельности реакторов. По данным FreshFUEL, пять крупнейших уранодобывающих компаний (Cameco, AREVA, Rio Tinto, «Казатомпром» и BHP-Billiton) в совокупности обеспечивают 70% от общемировой добычи урана, около 80,0 млн фунтов. Но из этой пятерки только три компании к 2010 году смогут расширить производство: AREVA с 15,6 млн фунтов до 26–31 млн, Cameco с 21 млн до 30 млн, «Казатомпром» с 10 млн до 39 млн фунтов.

Именно эти компании и будут определять наличие предложения на рынке. Причем наиболее весомый вклад в уранодобывающую отрасль будет вносить «Казатомпром», что позволит ему стать одной из самых влиятельных компаний в отрасли. Сейчас национальная компания активно ведет работу по диверсификации уранового производства для расширения продуктовой линейки ядерного топливного цикла. В связи с колоссальным спросом на ядерное топливо и высокую конъюнктуру цен эта задача ей вполне по силам.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики