Установка на старость

Пенсионная накопительная система отнюдь не статична. Период первоначального накопления пенсионных активов закончился, и, очевидно, пенсионный рынок Казахстана вступает в этап качественного роста

Установка  на старость

Любой гражданин должен понять, что его будущее зависит только от него. Перед пенсионными фондами встает необходимость внедрения корпоративного управления. Меняются и принципы регулирования пенсионного рынка. Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью «Эксперту Казахстан» рассказывает заместитель председателя Агентства РК по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций Елена Бахмутова.

– В целом накопительная пенсионная система демонстрирует довольно динамичный рост. Однако существуют и трудности. Какие проблемы НПС, на ваш взгляд, в настоящее время мешают ее развитию?

– Я бы выделила две глобальные проблемы. Во-первых, определенные опасения вызывает размер текущей доходности пенсионных фондов, но этот вопрос может быть решен только параллельно с общеэкономическими задачами по развитию финансового рынка в целом. Ситуация усугубляется укреплением тенге, которое, скорее всего, будет продолжаться, поскольку сегодня и для правительства, и для Нацбанка приоритетом является снижение инфляции. Необходимо также учитывать негативное влияние на доходность избыточной ликвидности, которая наблюдается в целом по экономике. Государственные ценные бумаги выпускаются в недостаточном объеме и с очень скромной доходностью, на которую ориентируется корпоративный рынок. Поэтому пенсионные фонды вынуждены покупать бумаги с низкой доходностью. Скорее всего, в краткосрочной перспективе этот вопрос разрешен не будет. В то же время, с моей точки зрения, низкая доходность не представляет серьезной угрозы – главное, чтобы деньги были сохранены.

Вторая проблема связана с нормой «Один вкладчик – один фонд». Может быть, я выскажу достаточно спорную мысль: я не очень уверена в том, что действительно нужно держать деньги в отдельно взятом фонде. Это было оправданно при прежней системе, когда государство доплачивало до размера минимальной пенсии, но с введением с 1 января 2004 года демогрантов, то есть базовой пенсии, ситуация кардинально изменилась. Согласно последним поправкам в законодательстве ответственность государства наступает, если на момент выплаты сумма пенсионных накоплений будет меньше фактически внесенного взноса с учетом инфляции. Только в этом случае необходимо предоставить доказательства о суммах пенсионных накоплений, которые хранятся в том или ином пенсионном фонде. С введением базовой пенсии количество людей, которые будут обращаться за доплатой пенсионных накоплений, уменьшится. Поэтому, может быть, не стоит жестко следовать лозунгу «Один вкладчик – один фонд». Еще раз оговорюсь, что это довольно спорная идея, но обсуждать ее нужно. И вот почему. Завершился первый этап работы по систематизации договоров в рамках создания единой базы договоров в государственном центре по выплате пенсий. И результаты крайне неутешительные. По состоянию на 6 мая количество действующих договоров составляет 7,7 млн. Вкладчиков, у которых договоры заключены только с одним фондом – 4,7 млн. Количество человек, которые имеют договоры в двух или более фондах, составляет 3,02 млн. Но есть и хорошие цифры. В конечном итоге, количество вкладчиков на 6 мая, уже не договоров, а вкладчиков, составляет 6,1 млн. На мой взгляд, охват очень высокий, но тревогу вызывает большое количество – 3 млн – двойных и тройных счетов. Эти завалы необходимо расчищать.

– Каким образом это можно сделать? В административном порядке?

– Здесь возможны два варианта. Либо ввести так называемую систему автопереводов, то есть перевести все деньги в фонд, с которым заключен последний договор. Казалось бы, очень просто. Но именно по той причине, по которой образовалось такое количество двойных договоров, будет очень сложно объединить их в один договор. Я имею в виду нерыночную конкуренцию между пенсионными фондами. Они будут пытаться заманить к себе вкладчика и подписать с ним договор любой ценой, с тем чтобы все деньги, которые у него значатся в других фондах, переводились в их фонд. Здесь велик риск манипулирования интересами вкладчика.

В противовес надо бы вкладываться в страны, которые не зависят от цены на нефть. Или, наоборот, зависят, но в противоположном направлении

Либо нужно следовать сегодняшней схеме: проинформировать вкладчика, что у него несколько договоров в разных фондах, – многие просто могут не знать об этом, – чтобы он предпринял все оговоренные законом действия и перевел свои накопления в один фонд. Только тогда заработает норма «Один вкладчик – один фонд».

– Давайте более подробно поговорим о том, каким образом можно повысить доходность? Что нужно сделать государству, чтобы реальная доходность пенсионных фондов стала все-таки положительной?

– Я думаю, что прежде всего желательно снизить инфляцию. Во-вторых, увеличить предложение финансовых инструментов на рынке и создать ориентиры по доходности для корпоративных облигаций. В-третьих, по мере роста квалификации управляющих пенсионными активами убрать излишние ограничения, установленные для НПФ в целях защиты накоплений от риска. Но, подчеркиваю, делать это надо постепенно, поскольку сам риск на фондовом рынке не исчезнет, его оценивать и ограничивать должен сам управляющий пенсионными активами строго в интересах вкладчиков.

– Тогда еще такой вопрос. Многие профучастники говорят о том, что следовало бы разрешить покупать бумаги российских эмитентов через счета номинального держания…

– Мы в целом не против, но проблема в российском законодательстве. Есть проект соответствующего соглашения, он уже отослан в Россию. Я так понимаю, что россияне не возражают, но и особой заинтересованности у них нет. Речь идет о том, чтобы разрешить нашему центральному депозитарию открыть счет как номинальному держателю у одного из российских депозитариев. По российскому законодательству иностранным номинальным держателям этого сделать нельзя. Причем проблема с вложениями в российские бумаги существует для институциональных инвесторов в лице НПФ и ПИФов, тогда как индивидуальные могут работать через российских номинальных держателей. Что касается российских эмитентов, я думаю, этот вопрос разрешится, когда заработает площадка регионального финансового центра в Алматы (РФЦА). Нужно учитывать, что российские бумаги в своей массе имеют те же риски, что и казахстанские, а именно сильно зависимы от цен на нефть. В противовес надо бы вкладываться в страны, которые не зависят от цены на нефть. Или, наоборот, зависят, но в противоположном направлении. Хотя, в принципе, мы не возражаем против вложения в российские бумаги. Главное, чтобы они имели рейтинг не ниже «ВВВ».

Милостей ждать не приходится

– Елена Леонидовна, вы сказали, что охват пенсионной системой повышается. Но 2,5 млн граждан у нас в стране являются самозанятыми. Что делать с теми людьми, которые имеют малое предприятие или торгуют на рынках? Они же фактически выпадают из пенсионной системы. Предпринимаются ли какие-либо меры для охвата этой категории населения?

– Последние изменения в закон с 1 января 2006 года частично решают данную проблему. В частности, люди, легально работающие на рынке, то есть имеющие патент, уже вовлечены в пенсионную систему. В прежней редакции закона ставки обязательных взносов были установлены для адвокатов, частных нотариусов, индивидуальных предпринимателей. С 1 января 2006 года эта норма несколько изменена: по-прежнему перечисленные категории лиц уплачивают в свою пользу обязательные пенсионные взносы в размере 10% от налогооблагаемого дохода, но не ниже 10% от размера минимальной заработной платы и не более 10% от 75-кратного размера зарплаты. Кроме того, для крестьянских фермерских хозяйств, применяющих специальный налоговый режим, обязательные пенсионные взносы в пользу члена и главы крестьянского фермерского хозяйства устанавливаются в размере не менее 10% от минимального размера заработной платы и не выше 10% от 75-кратного минимального размера заработной платы. А для физических лиц, работающих в рамках специального налогового режима на основе разового талона, обязательные пенсионные взносы в свою пользу взимаются в размере 10% от минимального размера заработной платы. Как видите, эта норма императивная, то есть если так называемые самозанятые граждане платят налоги в любой форме, как минимум 10% от минимальной заработной платы они перечисляют в пенсионный фонд, в противном случае у них возникнут проблемы с налоговой инспекцией.

– Вы думаете, эта норма работает?

– Она согласовывалась с налоговым комитетом, поэтому, думаю, этот механизм работает.

– Такая принудительно-добровольная система?..

– У нас вся система принудительно-добровольная… Конечно, получается, что это норма административного воздействия, но она решает проблему расширения охвата населения пенсионной системой. Безусловно, в дополнение к ней должны действовать еще и экономические меры. Люди должны понять, что в старости они получат от государства только базовую пенсию. Все остальное нужно накопить…

– Некоторые страны, давно перешедшие к накопительной пенсионной системе, теперь столкнулись с тем, что пенсионные накопления многих граждан недостаточны для их безбедного существования на пенсии. Таким образом, возникает необходимость введения государственной поддержки. Солидарной системы и комбинированной системы у нас не будет?

– В законе четко сказано: как только на пенсию перестанут выходить люди, имеющие стаж работы на 1 января 1998 года, система пенсионного обеспечения станет двухуровневой. Первый уровень – это базовая пенсия из бюджета, второй уровень – пенсия, накопленная за счет обязательных пенсионных взносов. Если до 1 июля 2005 года действовала норма, предусматривающая доплаты государства до размера минимальной пенсии в том случае, когда общая сумма пенсионных выплат за счет обязательных пенсионных взносов и выплат по солидарной системе окажется ниже ее уровня, то теперь введено понятие базовой пенсионной выплаты из бюджета. Наконец, третий уровень – это добровольные пенсионные взносы. Никакой доплаты до минимальной пенсии больше нет.

– Но, надеюсь, размер базовой пенсии будет расти с годами?

– Безусловно, ее размер будет расти, но он будет зависеть от возможностей государства. Базовая пенсия будет поэтапно приближаться к прожиточному минимуму. Понятно, этих денег будет недостаточно. Хотите больше, перечисляйте обязательные пенсионные взносы, делайте добровольные отчисления.

Достаток – дело добровольное

– Рассчитывал ли актуарный центр средний размер будущих пенсий?

– Сейчас реализуется совместный проект Минтруда и TASIS по уточнению актуарных расчетов. Прежние расчеты были очень неутешительные: ставка замещения – от 20 до 40% дохода. Ее рассчитывают от суммы среднего дохода за весь период или, как правило, за последние годы перед выходом на пенсию. У женщин она ниже, потому что продолжительность жизни после выхода на пенсию выше, а средний доход – меньше, чем у мужчин. Я думаю, что сейчас эти расчеты обновят, и у тех, кто имеет достаточно высокий легальный доход, показатели, в принципе, будут нормальные. Тем, кто каким-то образом умудряется проживать на минимальную заработную плату, в старости придется жить на пенсию, размер которой соизмерим с этим минимумом. Это логично. Почему-то у нас считается, что в трудоспособном возрасте жить, не получая официально никаких денег, можно, а потом на пенсии нужно принимать во внимание не свой личный легальный доход, с которого оплачивались налоги в государственный бюджет, а некие гипотетические суммы, которые имеет некий средний казахстанец. Сразу оговорюсь государство обязано заботиться об инвалидах и пожилых людях, но о достатке в старости нужно заботиться в течение всей трудовой жизни.

– По периоду дожития у профучастников пенсионного рынка существуют сомнения, многие считают, что это нереальные цифры – 19 и 11 лет для женщин и мужчин соответственно. Этот период может быть пересмотрен?

– Я думаю, пересмотреть можно, но заниматься этим должны профессионалы: актуарный центр, общество актуариев. В большей степени вопросы дожития касаются не пенсионных фондов, а компаний по страхованию жизни. Уже создана государственная аннуитетная компания, причем государство вынуждено было это сделать не для того, чтобы занять конкурентную нишу, а потому, что, увы, конкурентной среды там просто нет. Предполагается, что госкомпания позволит накопить необходимый опыт, статистику для дальнейшего развития аннуитетного страхования за счет пенсионных накоплений.

– Почему, по вашему мнению, в стране недостаточно хорошо развиваются добровольные виды пенсионных накоплений?

– Как представитель надзорного ведомства, я могу дать только комментарий, потому что все-таки эта проблема в большей степени связана с социальной политикой. Что касается профессиональных добровольных взносов, то этот вопрос должны решать в рамках социального партнерства, а значит, это компетенция Министерства труда и социальной защиты.

Учреждение фонда страхования пенсионных активов, аналогичного фондам гарантирования депозитов, означает отвлечение денег в отдельный денежный мешок

Количество вкладчиков по добровольным пенсионным взносам небольшое – 32,7 тыс. Тенденция к росту есть, но мне кажется, наплыва желающих перечислять добровольные взносы в краткосрочной перспективе не будет. Пенсионные фонды сетуют на нерациональность системы налогообложения: у нас не предусмотрены льготы в тех случаях, когда добровольные взносы перечисляются за третьих лиц, например за родственников. С одной стороны, это нормальная практика, с другой – здесь возможны различные схемы для оптимизации налогообложения. Дело осложняется тем, что у нас нет обязательного декларирования доходов. Порядок налогообложения добровольных пенсионных взносов необходимо еще раз обсудить.

Нужно учитывать и экономическую целесообразность. Когда доходность накоплений за счет обязательных пенсионных взносов невысока – люди ищут иные варианты. Держать деньги на депозите в банке сегодня выгоднее, чем накапливать добровольные взносы. Сейчас появились ПИФы. Это достаточно рискованное вложение, но и выгодное – можно хорошо заработать. Есть возможность накопительного страхования. Загонять людей в какой-то один вид инвестиций, я думаю, не стоит.

Управлять позволено не каждому

– Планируется ли привлекать на казахстанский пенсионный рынок иностранные управляющие компании?

– Этот вопрос стоит у нас в повестке в связи с программой развития накопительной пенсионной системы. Любая иностранная управляющая компания, прежде чем заключить договор на управление пенсионными активами, должна как минимум получить лицензию, а ее выдают только резидентам. Иностранная УК не имеет права управлять пенсионными активами из-за рубежа. Для этого необходимо создать управляющую компанию в Казахстане или работать в партнерстве с местной УК. Такой вариант на уровне законодательства разрешен. К нам в агентство довольно часто обращаются представители иностранных управляющих компаний. Как правило, преградой для прихода иностранных УК на казахстанский рынок становятся две проблемы: объемы, которые могут быть переданы в управление, их обычно интересуют солидные суммы, и проблема с кастодианом. У нас есть обязательное требование: деньги должны храниться в кастодиане, который осуществляет хранение, учет и контроль. Это не устраивает иностранные УК, им бы хотелось, чтобы эти деньги ушли из поля зрения нашего кастодиана. Мы с этим не можем согласиться, потому что здесь присутствует определенный риск. Можно было бы ограничить его за счет высокого доверия к этой управляющей компании, но какие критерии выбрать для определения уровня доверия к ней? Сейчас мы над этим думаем. Рейтинги, которые мы широко используем в своей практике, как раз для управляющей компании не характерны, потому что это все-таки кредитные рейтинги, а УК деньги на рынке не занимает. Должны быть найдены какие-то иные критерии качественной оценки управляющих компаний. Это серьезный вопрос. В погоне за привлечением любой ценой иностранных компаний можно потерять контроль за сохранностью пенсионных накоплений.

– А почему пенсионные фонды не привлекают несколько управляющих компаний, как это делается в некоторых странах?

– Сейчас иная тенденция. Фонды стремятся сами управлять своими активами, потому что это выгоднее. Таким образом они оптимизируют свои текущие расходы, хотя с точки зрения системы в целом при специализации качество повышается. Ведь можно управлять несколькими пенсионными фондами и обеспечивать за счет пула большую доходность. Я думаю, что это связано еще и с принадлежностью к определенным группам. Когда пенсионный фонд входит в банковский конгломерат, то, естественно, нет особого желания передавать его в управление независимой управляющей компании. К тому же закон не требует, чтобы управляющая компания не была аффилированной. Для кастодиана есть такое ограничение, для КУПА – нет.

От листинга – к рейтингу

– В качестве одной из главных проблем вы назвали проблему низкой текущей доходности по инвестициям пенсионных активов. Профучастники считают, что оценки доходности все же некорректны…

– Мы пошли на увеличение периода оценки, сейчас у нас доходность считается по результатам деятельности за 3 года. Нас призывают идти дальше, увеличить срок до 5 лет и больше. То есть нужно считать не текущую доходность, а доходность за достаточно длительный период, поскольку это длинные деньги. Думаю, мы на это пойдем. Сегодня мы оцениваем средневзвешенную доходность и предельное отклонение, которое установлено на уровне 30% от этой средневзвешенной доходности за 3 года. А нужно попытаться ввести оценку эффективности с точки зрения эталонного портфеля. Для внешних инструментов эталонный портфель найти можно, а с эталонами для внутренних инструментов у нас серьезная проблема, хотя некоторые подвижки есть. С введением нового порядка перечисления доходов в Национальный фонд предполагается, что Министерство финансов будет эмитировать ценные бумаги в объеме планового дефицита республиканского бюджета. При этом нам, возможно, удастся получить ту самую кривую доходности, которая могла бы быть бенчмарком для корпоративных бумаг. Но чтобы создать кривую доходности, нужны усилия нескольких государственных органов.

– Как вы оцениваете проект по внедрению механизмов страхования пенсионных фондов?

– Пока у нас нет ответа на вопрос: насколько целесообразно страхование пенсионных накоплений. По данным на 1 мая, в НПФ аккумулировано 738 млрд тенге. Чтобы застраховать такой объем ответственности, нужно заплатить существенную страховую премию. Страхование – это защита. Я не могу сказать с уверенностью, нужно ли на данном этапе дублировать механизмы защиты пенсионных активов, которые уже заложены в самой системе. У нас есть банк-кастодиан, есть управляющая компания. Для пенсионных фондов и КУПА мы ввели требование по управлению рисками. Оно в полной мере вступит в действие с 1 января 2007 года. Учреждение фонда страхования пенсионных активов аналогичного фонду гарантирования депозитов означает отвлечение денег в отдельный денежный мешок, который опять же нужно куда-то вкладывать. Я не исключаю возможности в будущем создания дополнительных механизмов страхования, например перестрахования рисков, но пока однозначного решения нет. Сегодня это просто приведет к удорожанию системы. У нас и так все диверсифицировано. Наоборот, мы думаем, что нужно отходить от системы ограничений. Более того, давно назрела необходимость ухода от критерия оценки листинга для внутренних эмитентов…

– Это же очень рискованно.

– Я понимаю, что рискованно. Мы не будем действовать одномоментно. Но нужно понять, что сам факт нахождения бумаги в листинге еще не говорит о ее высоком кредитном качестве. Это просто наличие рыночной цены и систематической информации об эмитенте, но не следует думать, что включение в листинг – панацея от рисков. Когда речь идет об иностранных бумагах, мы ориентируемся только на рейтинг. Но чтобы уйти от листинга как единственного критерия оценки надежности бумаги, сначала нужно создать условия для развития внутренних рейтинговых агентств. У нас существует национальная шкала Standard&Poor’s, однако за год ее существования ни одна компания не получила рейтинг по этой шкале. Почему? Да потому, что проще пойти в листинг по формальным основаниям, нежели получать оценку по национальной шкале. Если бумага имеет рейтинг по международной шкале на уровне «ВВВ», а по национальной – «А», то в нее можно вкладываться и в листинге «В», и вообще без листинга, если она торгуется на любом организованном рынке. Правда, и рейтинговая оценка – не страховка от риска. Рейтинговые агентства лишь оценивают бумагу, но отвечать, случись что-нибудь с эмитентом, они не будут. Инвестиционный риск можно ограничить, разделить, поэтому необходимо вводить механизм управления рисками в пенсионных фондах и управляющих компаниях. Но полностью исключить инвестиционный риск нельзя.

– И в заключение такой вопрос. Будут ли распространяться принципы корпоративного управления на НПФ? Узнаем ли мы когда-нибудь имена собственников пенсионных фондов?

– Пенсионные фонды, КУПА и банки-кастодианы являются акционерными обществами, поэтому на них в полной мере распространяются все требования закона «Об акционерных обществах». В соответствии с 67-й статьей закона эти организации должны ежеквартально представлять в АФН информацию по аффилированным лицам, которая размещается на нашем сайте. Более того, мы ввели требования, чтобы информация об акционерах и пенсионного фонда, и управляющей компании, и банка-кастодиана доводилась до сведения вкладчиков. Все крупные собственники должны быть раскрыты. С 1 января 2006 года изменилась норма закона: если раньше разрешение требовалось для акционеров НПФ, которые владели более 25% акций, то сейчас крупные участники – это те, кто владеет более 10% голосующих акций НПФ. Процесс легализации крупных участников НПФ должен завершиться к 1 июля.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности