Восточный транзит

Казахстан с 2015 года обеспечит существенный прирост транзита среднеазиатского газа в Китай

Восточный транзит

Казахстан делает большую ставку на транснациональный газопровод Туркменистан —Узбекистан — Казахстан — Китай пропускной способностью 30 млрд кубометров природного газа в год, который эксплуатируется с конца 2009 года. С вводом в строй данной артерии, работающей сейчас в двухниточном режиме, существенно изменилась ситуация в развитии газового сектора на всем постсоветском пространстве, ориентировавшемся до этого момента только на европейские рынки.

Для нашей страны этот газопровод — принципиально новая транзитная позиция. Республика получает выгодные транзитные тарифы за прокачку среднеазиатского газа в китайском направлении, причем чем больше объем транзита, тем выше денежные отчисления в бюджет. С планируемым расширением пропускной способности этой азиатской трубы еще на 25 млрд кубометров газа в год в ближайшие пару лет экономические выгоды для нашего государства тоже соразмерно возрастут. Казахстан уже стоит на пороге существенного увеличения своего транзитного потенциала в восточном направлении.

Азиатский «конкурент»

Намерения Казахстана направить большие объемы среднеазиатского газа через свою территорию в Китай, представляющий собой крупнейшую экономическую державу с постоянно растущими аппетитами, около пяти лет назад перекроили мировую потребительскую карту, вмешавшись, прежде всего, в планы России, контролирующей основные экспортные газовые потоки, обеспечивающие топливом китайский газовый рынок.

После торжественного запуска в строй газопровода, состоявшегося в присутствии глав КНР, Казахстана, Туркменистана и Узбекистана Ху Цзиньтао, Нурсултана Назарбаева, Гурбангулы Бердымухамедова и Ислама Каримова, аналитики всерьез заговорили о том, что по российской монополии на транзит газа из Центральной Азии был нанесен мощный удар. Этот маршрут транспортировки энергоносителей в обход РФ, по их мнению, должен снизить зависимость центральноазиатских республик от Москвы и закрепить за Китаем статус неформального лидера региона. Кроме того, считалось, что новый газопровод ухудшит позиции российского газового концерна ОАО «Газпром» на переговорах о строительстве газовых артерий из РФ в КНР и возобновлении Москвой закупок туркменского газа.

Были, впрочем, и полярные мнения. Кто-то, напротив, утверждал, что «этот великий проект века», как окрестил газопровод Туркменистан — Узбекистан — Казахстан — Китай председатель КНР Ху Цзиньтао, пойдет «Газпрому» только на пользу. Ведь чем больше газа в Китай поставят Туркменистан или Казахстан, тем меньше его останется для альтернативных проектов, предлагаемых в обход России, например Nabucco, который до появления азиатского «конкурента» Москва рассматривала в качестве главной угрозы своим позициям монополиста на транзит энергоносителей из Центральной Азии.

Напомним: в конце 2008 года «Газпром» даже начал закупки центрально-азиатского газа по европейским ценам, чтобы отбить у стран региона охоту к участию в иных транскаспийских газовых проектах. Кстати, что касается ресурсной базы, она у «Газпрома» в Туркменистане сохранилась: для поставок туркменского газа в Россию используется месторождение Довлетабад, а для экспорта в КНР через Казахстан — месторождение сернистого газа Самантепе с запасами 1,3 трлн кубометров (договорная территория Багтыярлык на правом берегу Амударьи), лицензией на разведку и добычу по которому с 2007 года обладает китайская CNPC.

Обсуждалось и то, что на процесс поставок в Китай могут повлиять политические мотивы, кроющиеся в зависимости Туркменистана от стран-транзитеров, что снизит объемы поставок. Ну а если этого не произойдет, то в КНР, представляющем собой очень емкий рынок, места хватит всем — и России, и Туркменистану, и, при наличии ресурсов, Казахстану. Тем более что Поднебесная заинтересована в конкурентной борьбе казахстанского, туркменского и российского (западносибирского) газа на своем рынке в целях понижения цены предложения. Если же говорить о потребительском потенциале Китая, по оценкам, он и впрямь огромен. Согласно прогнозу Международного энергетического агентства (IEA), КНР в 2013 году займет третье место в мире по потреблению газа после США и России, а спрос на газ в этой стране вырастет со 130 млрд кубометров в 2011 году до 273 млрд кубометров в 2017-м, импорт газа к 2035 году вырастет до 120–330 млрд кубометров.

Ставка — на рост транзита

Общая протяженность азиатского газопровода пропускной способностью 30 млрд кубометров газа в год составляет около 7 тыс. километров, при этом по территории Туркменистана проложено 188 километров, Узбекистана — 525 километров, Казахстана — порядка 1,3 тыс. километров, Китая — 4,8 тыс. Казахстанский участок, представляющий собой систему из двух параллельных трубопроводов диаметром 1067 миллиметров (так называемые нитки А и В), берет начало от узбекско-казахстанской границы и заканчивается на казахстанско-китайской границе в районе села Хоргос. Строительство первой нитки было завершено в 2009 году, второй — в 2010 году.

Проектный срок эксплуатации — 30 лет. Рабочее давление в газопроводе составит 9,81 МПа (100 атмосфер!) — впервые на территории Казахстана. Таким образом, аналогов газопроводу с такими рабочими характеристиками в Казахстане не имеется.

Сметная стоимость проекта прокладки двух ниток газопровода без НДС составила около 7,5 млрд долларов, которые были предоставлены в качестве кредита китайской стороной под гарантии CNPC. При этом, воспользовавшись кризисом, управляющая компания — ТОО «Азиатский газопровод» (совместное предприятие госкомпании АО «КазТрансГаз» и китайской Trans-Asia Gas Pipeline Limited, «дочки» CNPC) оптимизировала операционные затраты.

Как сообщил журналу «Эксперт Казахстан» генеральный директор ТОО «Азиатский газопровод» Беимбет Шаяхметов, с 1 января 2013 года ожидается начало переговоров по замене гарантий китайского банка, предоставившего кредитные средства для строительства первых двух ниток трубопровода, на договор «ship or pay», по которому китайская сторона может потерпеть финансовые издержки в случае невыполнения обязательств по отбору утвержденных объемов газа. «В условиях было прописано, что мы можем требовать замены гарантий банка по достижении объема прокачки в 30 млрд кубометров. Основным грузоотправителем будет Petrochina International Company Limited (“дочка” CNPC), добывающая газ в Туркменистане. Мы эти переговоры начнем», — сказал он, добавив, что «по большому счету, операционной компании не важно, кто именно выступает гарантом».

Г-н Шаяхметов также сообщил, что в конце текущего года участок Казахстан — Китай, эксплуатируемый в двухниточном режиме, выйдет на годовую проектную мощность. Для достижения этого показателя осталось завершить комплексную пусконаладку двух компрессорных станций (КС). В декабре этого года государственной комиссии по приемке в эксплуатацию планируется сдать в общей сложности четыре КС, которые, работая в проектном режиме, позволят обеспечить транспортировку необходимого объема туркменского газа. На сегодняшний день газопровод работает в режиме прокачки 25–26 млрд кубометров газа в год. «Со сдачей четырех КС стоящая перед нами задача будет выполнена на сто процентов», — отметил он.

В соответствии с соглашением между Туркменистаном и CNPC, ежегодные поставки в газопровод с месторождения Самантепе составляют до 13 млрд кубометров газа, остальной объем китайская компания закупает у госконцерна «Туркменгаз».

Более того, как заявил гендиректор ТОО «Азиатский газопровод», в планы Казахстана входит увеличение проектной мощности трубы на 25 млрд кубометров природного газа в год за счет строительства третьей нитки С и восьми КС. Технико-экономическое обоснование (ТЭО) проекта уже готово, компания-оператор готовится приступить к организации тендеров для выбора подрядчиков и далее — непосредственно к строительным работам.

«На сегодня у нас были объективные и субъективные причины по задержке самого проекта. Очень долго согласовывали экономические параметры ТЭО. С полугодовой задержкой в июне этого года оно было в комплексе утверждено. Разработка проектно-сметной документации на третью нитку находится в завершающей стадии. Думаю, что мы приступим к ее строительству в первой половине 2013 года», — сообщил г-н Шаяхметов. Согласно ТЭО, стоимость строительства третьей нитки газопровода Казахстан — Китай оценивается приблизительно в 6 млрд долларов.

Финансирование проекта предстоит осуществлять за счет кредита Банка Развития Китая, который тоже будет привлекаться под гарантии CNPC. Как отметил гендиректор компании-оператора, переговоры по кредиту сейчас находятся в стадии завершения. «Условия оговорены. Они аналогичны прежнему займу по первым двум ниткам, даже есть улучшение», — заметил собеседник.

Вместе с тем он добавил, что «третья нитка — это отдельный проект, хоть он идет в одном коридоре с первыми двумя нитками газопровода Казахстан — Китай», «у него и финансово-экономическая модель другая». Помимо увеличения количества КС по всему участку трубопровода, здесь предусмотрено еще и использование большего по сравнению с первыми двумя нитками диаметра трубы (1219 миллиметров против 1067 миллиметров соответственно).

По словам г-на Шаяхметова, предполагается, что трубная продукция для возведения нитки С, как и в предыдущих случаях, будет закупаться в России и Китае, а основное оборудование для компрессорных станций — в Европе и Америке (на нитках А и В смонтированы газоперекачивающие агрегаты известных фирм General Electric и Rolls-Royce).

Вообще, как пояснил Беимбет Шаяхметов, необходимость возведения дополнительной нитки возникла в связи с появившейся возможностью транспортировать транзитом через Казахстан свободные объемы природного газа из соседних центральноазиатских республик. Так, из общей пропускной способности этой трубы 10 млрд кубометров придется на туркменский газ, 10 млрд кубометров — на узбекский и еще 5 млрд кубометров составит доля казахстанской стороны, для чего АО «КазТрансГаз» собирается приобретать газ в Туркменистане или Узбекистане.

Договоры о дополнительных поставках с ресурсодержателями будет подписывать CNPC. Известно, что в конце 2011 года АК «Узтрансгаз» («дочка» национальной холдинговой компании «Узбекнефтегаз») и Petrochina подписали «твердый» контракт о поставках газа по текущим международным рыночным ценам.

К слову, узбекский газ с августа текущего года уже транспортируется по газопроводу Казахстан — Китай в небольших объемах в рамках обменных операций с Petrochina. Как пояснил глава ТОО «Азиатский газопровод», возможность организовать схему обмена возникла после того, как в прошлом отопительном сезоне Казахстан использовал для потребностей своей южной столицы через перемычку, связывающую трубопровод Казахстан — Китай с магистральным газопроводом Бухарский газоносный район — Ташкент — Бишкек — Алматы (БГР ТБА), 795 млн кубометров узбекского газа, который необходимо было вернуть китайской стороне — обладателю этого ресурса. В результате АО «КазТрансГаз» закупило в Узбекистане аналогичный объем газа, отправленный по маршруту в Китай, и Petrochina зачла его в качестве возврата. Коммерческие же объемы газа из Узбекистана в сторону КНР пойдут через казахстанскую территорию лишь с вводом в строй третьей нитки транснационального газопровода.

В Ташкенте ожидают, что поставка газа по третьей ветке газопровода начнется в январе 2014 года и достигнет планируемой мощности в декабре 2015-го. Оператором проекта на узбекском участке является узбекско-китайское СП ООО «Asia Trans Gas», созданное НХК «Узбекнефтегаз» и CNPC, как раз и занимающееся строительством третьей очереди азиатского газопровода стоимостью 2,2 млрд долларов (за счет кредитов Госбанка развития Китая и прямых инвестиций CNPC) на своей территории.

Понятно, что с момента сдачи в эксплуатацию третьей нитки газопровода возрастет не только транспортировка среднеазиатского природного газа в сторону КНР, но и объем денежных средств, получаемых Казахстаном за его транзит. Так, до последнего времени стоимость казахстанского транзита туркменского газа в Китай составляла порядка 3,5 доллара за тысячу кубометров на 100 километров без учета НДС, что значительно превышает, к примеру, тариф за транспортировку газа по системе Средняя Азия — Центр (САЦ), обеспечивающей поставки из Туркменистана и Узбекистана в Россию и требующей проведения постоянного ремонта ввиду существенной изношенности (1,7 доллара за тысячу кубометров на 100 километров). В этой связи стоимость казахстанского транзита в КНР скорее близка к европейским расценкам.

Учитывая, что ТОО «Азиатский газопровод» включено в реестр монополистов Казахстана, приказом Агентства РК по регулированию естественных монополий (АРЕМ) от 10 августа 2012 года был утвержден новый тариф на регулируемую услугу этой компании по транспортировке товарного газа по магистральным трубопроводам на внутренний рынок в размере 16,3 доллара за тысячу кубометров без НДС. «То есть начиная с сентября этого года все поставки на внутренний рынок идут по тарифу АРЕМ. Транзитный тариф мы будем вынуждены поднимать», — сказал г-н Шаяхметов.

Он добавил, что интересы Казахстана в получении гарантированной прибыли от транзита закреплены в соответствующих соглашениях между сторонами. Так, если по ниткам А и В газопровода Казахстан — Китай для внутреннего рынка используется тариф меньший, чем транзитный, при этом окончательный возврат кредитных денег по проекту не меняется, что не совсем выгодно китайской стороне, то в случае отбора газа для казахстанских потребностей из нитки С по тарифу ниже транзитного транзитный тариф не увеличивается, а возвратность проекта снижается. «Это коммерческая сделка, на которую китайская сторона пошла с пониманием, — отметил г-н Шаяхметов. — Нам важна окупаемость проекта или продажа газа на внутреннем рынке по более дешевым тарифам? Мы сделали выбор в пользу местного потребителя».

В целом, уверен глава компании, выгоды для Казахстана от значительного увеличения пропускной способности газопровода Туркменистан — Узбекистан —Казахстан — Китай очевидны. За весь 30-летний срок эксплуатации трубопровода в бюджет страны планируется заплатить 6 млрд долларов, казахстанский акционер в лице АО «КазТрансГаз» должен получить свыше 8 млрд дивидендов. «Казахстан вложил в этот проект всего пять миллионов долларов в виде своей доли в уставном капитале, все остальное — проектное финансирование, заемные средства. Окупаемость проекта составляет десять лет, то есть проект окупится к 2018 году», — добавил собеседник.

Беимбет Шаяхметов проинформировал, что в результате временного изъятия земель, по которым прокладывается трубопровод, «Азиатский газопровод» уже возместил потери в государственный бюджет на сумму 2,6 млрд тенге, а сумма возмещенных убытков более 2 тысячам частных землепользователей составила порядка 3,5 млрд тенге.

Функционирование газопровода по мере его развития потребует дальнейшей модернизации инфраструктуры в населенных зонах вдоль всего маршрута трубы, а также создаст новые рабочие места, привлечет поставки местных материалов и оборудования. Положительный налоговый эффект будет наблюдаться и от роста деловой активности в сопряженных отраслях. Кроме этого, мультипликативный эффект будет получен от увеличения газопотребления в регионах.

С целью обеспечения голубым топливом юга страны проектом газопровода Казахстан — Китай предусмотрено строительство восьми отводов для потенциальных газораспределительных станций (ГРС) в Шу, Отаре, Узынагаше и других населенных пунктах. Дополнительно к ним предусмотрены три отвода для подключения к существующему газопроводу БГР — ТБА (Акбулак, Акыртобе, Узынагаш), что значительно повышает надежность и гибкость управления. Это дало эффект уже в предыдущие зимы, когда в условиях ограничения поставок узбекского газа в Алматы и Алматинскую область направлялся туркменский и узбекский газ.

Более того, в правительстве запланировали, что в перспективе Казахстан сможет экспортировать по этому маршруту собственный газ в КНР. Для этого ему нужно лишь построить участок Бейнеу — Бозой — Шымкент (ББШ) пропускной способностью 10 млрд кубометров газа в год. Строительные работы по нему, кстати, уже идут.

Газ — югу

На сегодняшний день поставки газа на внутренний рынок являются главным приоритетом для Казахстана в газовой сфере, хотя к этому есть инфраструктурные ограничения. Так, по данным Министерства нефти и газа РК, потребление пригородного газа в 2011 году в сравнении с 2010 годом в республике выросло на 13%, до 10,2 млрд кубометров, а добыча — на 6%, до 39,5 млрд кубометров. Прогнозируется, что внутренние потребности в газе возрастут до 18,7 млрд кубометров уже к 2020 году.

Но, к сожалению, магистральные газопроводы в стране технологически не связаны между собой, что не позволяет использовать их для перекачки добываемого дешевого газа в западном регионе, где сосредоточено 98% ресурсов газа, в южные и северные области страны. В этой связи сильна зависимость от импорта российского газа для потребителей, к примеру Костанайской области, и от узбекского газа — для южных областей и Алматы.

Сегодня весь юг, ежегодно увеличивающий объем потребления, ориентирован на поставки газа из Узбекистана по трубе БГР — ТБА, где, как известно, в период пикового потребления зачастую возникают проблемы. Построив трубу ББШ, Казахстан рассчитывает решить проблему дефицита газа на юге.

Оба проекта — и азиатский газопровод, и ББШ — технически взаимосвязаны между собой. Финансирование проекта строительства участка ББШ осуществляется СП «Газопровод Бейнеу — Шымкент», также созданным «КазТрансГазом» и Trans-Asia Gas Pipeline Limited за счет уставного капитала в размере 1 млрд долларов, сформированного на равнодолевой основе за счет вкладов по 500 млн долларов с казахстанской и китайской стороны, и заемных средств в размере 2,8 млрд.

Впрочем, несмотря на выделенные из республиканского бюджета средства в качестве вклада в уставный капитал совместного китайского предприятия, он был сформирован лишь совсем недавно, после обнародованных данных со стороны Счетного комитета. Этот орган, в частности, в июне текущего года заявил, что отсутствие контроля над финансово-хозяйственной деятельностью ТОО «Газопровод Бейнеу — Шымкент» привело к росту административных расходов и неэффективному расходованию бюджетных средств. Убытки этого предприятия за период существования с декабря 2010 года составили 1,3 млрд тенге. А в результате неоднократного изменения сроков завершения проекта произошло значительное его удорожание.

Приобретенные к тому моменту в Китае и России линейные трубы не использовались более шести месяцев, хранясь на открытых площадках. В «КазТрансГазе», в свою очередь, поясняли, что отсрочка начала строительно-монтажных работ произошла в связи с задержкой пополнения уставного капитала со стороны Trans-Asia Gas Pipeline Limited, «дочки» CNPC, и сменой китайского государственного банка, через который будет привлечено проектное финансирование.

«Разбор полетов», устроенный в правительственных кабинетах, разрешил ситуацию в кратчайшие сроки. С августа началась прокладка траншеи и сварка труб; по некоторым данным, сейчас ежедневно подрядная компания сваривает порядка 4–5 километров труб — хороший результат для этого многообещающего проекта, чуть было не превратившегося в долгострой.

Планируется, что в третьем квартале 2012 года будет открыта кредитная линия, а в целом в текущем году предполагается освоить порядка 206,3 млрд тенге инвестиций.

Несмотря на задержку в реализации проекта ББШ, официально чиновники и «КазТрансГаз» все еще подтверждают, что к осени 2013 года в рамках первой очереди проекта по участку Бозой — Шымкент начнется подача до 2,5 млрд кубометров газа в год. Строительство и ввод в эксплуатацию компрессорной станции Бозой до конца декабря 2014 года позволит достичь запланированной пропускной мощности газопровода — до 6 млрд кубометров газа в год.

Второй этап, включающий в себя строительство участка Бейнеу — Бозой и дополнительной КС «Караозек» в Кызылординской области, будет выполнен в 2014–2015 годах с доведением пропускной способности до 10 млрд кубометров в год. В результате доступ к газоснабжению получат дополнительно свыше 1,5 млн жителей юга страны (десятая часть населения Казахстана).

Сейчас в качестве источников сырья в трубопровод называются казахстанские месторождения Урихтау и Жанажол, которые разрабатывают, соответственно, национальный холдинг «КазМунайГаз» и АО «CNPC-Актобемунайгаз», контролируемое CNPC, а также ресурсы газа мелких компаний, эксплуатирующих небольшие нефтегазовые месторождения на пути прокладки будущего газопровода Бейнеу — Бозой — Шымкент.

Реальным поставщиком топлива в него уже в следующем году может рассматриваться пока только CNPC, которая, судя по всему, должна вести торг с казахстанской стороной по поводу условий таких поставок. Пока понятно одно: развитие проекта ББШ для обеспечения внутренних потребностей в местном газе, равно как и экспорта казахстанского топлива на рынок КНР, будет способствовать увеличению дополнительных китайских инвестиций в разведку и добычу перспективных месторождений газа, необходимого для наполнения артерий по мере их расширения.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности