Огонь, вода и нефтяная труба

Насколько соотносятся понятия политика и искусство? Когда искусство становится политической акцией? Выставка Bar®el.kz демонстрирует, что важнейшим из искусств является политика

Огонь, вода и нефтяная труба

С точки зрения древних, в основании мироздания лежат четыре элемента – огонь, вода, земля и воздух. Учитывая современные контексты и следуя современной мудрости, к ним можно присовокупить и пятый – нефть.

Искусство и политика вещи не только совместимые, но и неразрывные. Искусство как часть культуры взаимодействует и изменяется вместе с социумом, его экономикой и политикой. В нашем обществе закрепился стереотип, что сначала надо поднять экономику, реформировать политическую систему и только потом, когда наша держава заживет наконец богато и счастливо, наступит время заняться культурой. Но это порочное заблуждение. Экономика, политика и культура – это одна движущаяся колесница. Если одно колесо отвалится – движение станет невозможным (в социологии, согласно концепции структурного функционализма, колесам уподобляются подсистемы общества: экономика, политика, образование и т.д.).

Но искусство развивается независимо от решений и постановлений политиков и чиновников. «К сожалению, в Казахстане, в отличие от политики и экономики, где присутствует институт экспертизы (считается даже, что у нас одна из лучших банковских систем), в культуре экспертизу не допускают. Поэтому наша страна – это страна китча. Это сильно заметно в архитектуре, в монументальной и парковой скульптуре. Несмотря на то что мы все ждем, когда же у нас все будет хорошо, чтобы вознести наше искусство на неимоверную высоту, оно незаметно для нашего государства на эту высоту вознеслось. А определенные имена уже вошли в контекст мировой культуры», – считает директор Центра современного искусства Валерия Ибраева. Более того, сама культура, как рефлексирующая составляющая общества, должна стать экспертом для политики и экономики. Искусство может стать трибуной и выразителем общественного мнения. Текущую социально-политическую и экономическую ситуацию могут осмысливать не только экономисты, политики и журналисты, но и художники.

Выставка, открывшаяся в галерее Центра современного искусства, как раз и поставила своей целью столь непривычную для общества и искусства Казахстана задачу – осмыслить текущую ситуацию, затронув такой острый и щепетильный вопрос, как судьба нефтяных доходов. Название выставки Bar®el.kz, кроме определения «бочка» или «мера» нефти, включает в себя (если читать на казахском языке) понятия «есть народ», «есть страна». Выставка рассуждает об отношениях между основным экспортным продуктом и народом. Актуальность выбранной тематики обусловливается не только местным страновым масштабом. Она может быть увидена как мировая проблема. Перед многими державами – поставщиками нефти стоит задача, как практичнее и рациональнее распорядиться природным богатством. Несмотря на то что нефтяная политика в каждой стране разная, главный постулат неоспорим – в распределении богатства страны должен принимать участие ее народ.

Социологу на заметку

К исследованию данной проблемы художников подтолкнула окружающая реальность: открываешь любую газету – нефть, смотришь телевизор – нефть. Мы живем среди этого и должны реагировать. Наши художники вояжируют по Европам и Америкам, а здесь, на родине, их плохо знают. Это еще одна причина, делающая выставку востребованной. И еще – вояжируя, художники становятся своеобразным экспортным товаром. Следовательно, экспортных товаров у нас уже два: художники и нефть. Что думает нефть о художниках, мы не знаем. Но что художники думают о нефти – узнать можно. Художники младшего и старшего поколения решили собраться и, организовав выставку, сказать свое слово.

Интересно, почему наши социологи не посещают выставки современного искусства? Ведь не опрашивая большое количество человек, можно получить разностороннее мнение по разнообразным вопросам. Так, на Bar®el.kz представлены самые разные точки зрения по поводу нефтяных доходов, бытующие в обществе. Художники помимо индивидуальной точки зрения выражают и общественные позиции, распространенные среди социальных групп. Художница Регина Шепетя мыслит скорее декоративно, чем политически. Ее привлекает все красивое, эстетичное. Она использовала нефть как черное пятно, а деньги как раму. Эта работа интересна не только по форме, но и по содержанию: отсутствие какого-либо отношения к поставленной проблеме – тоже позиция. Довольно много людей не задумываются о существующей проблеме. Диана Юн отождествляет ее с самым главным лицом государства, от которого зависит многое, и считает, что многие смотрят на мир его глазами. Flash-анимация Малика Абишева отражает так называемый простой, народный взгляд на мир: «Нас грабят!». Грабят американцы, китайцы и наши собственные нуворишы, а давший себя облапошить ограбленный, бедный и несчастный народ безвинно страдает. Но проблема заключается вовсе не в том, что нефть продают, в конце концов за это платят деньги, а в другом – как ими разумно распорядиться? Но Малик (как, впрочем, и наш народ) еще молод, поэтому, возможно, задаться этим вопросом ему только предстоит. Это три точки зрения самой молодой генерации художников.

Виктор Простаков в работе «Кто кого умоет?» рассуждает о так называемом цивилизационном разломе, делящем человечество по религиозному принципу. Константин Тимошенко и Павел Овчинников в саунд-инсталляции «Прогноз», следуя традициям эпохи соцреализма, пользуются графиками, демонстрирующими зависимость нравственных достижений общества от роста стоимости барреля нефти на мировых рынках. Сей оптимистический этюд триумфальной победы любви над ненавистью, мира над войной, выраженный возрастающей стремительно вверх прямой, охватывает конъюнктурный период до 2030 года, заставляя задуматься зрителя о том, что же будет после. Ербосын Мельдибеков в фотосерии «Алматы – Вермут – Алматы» размышляет о нивелирующей роли глобального консьюмеризма общества производства и потребления, английская группа Knife Party – о нефти как яблоке раздора, отдавая ведущую роль ведущей державе – США.

Саид Атабеков и Арыстанбек Шалбаев в видеоарте «Лунная соната» наблюдают простую деревенскую жизнь, протекающую на фоне рекламного щита с надписью OIL, через отверстие нефтяной трубы. Открывающиеся в этой перспективе ежедневные человеческие действия умиляют и потрясают одновременно. Когда смотришь на жизнь через трубу, понимаешь, в какой нищете живет народ. В фильме показана жизнь простой казахской семьи, каких у нас немало. Этот срез жизни зафиксирован во дворе дома, где живет семейство одного из авторов фильма. Мы видим их быт. Они, конечно, позируют для съемки, но при этом совершают обычные действия. Умываются, подметают двор, взбивают масло, катают тесто, мотают шерсть, как это делали столетиями их предки. Самое сильное впечатление в век высоких технологий и развитых коммуникаций производит обработка земли ручным лемехом.

Политика и искусство

Известного фламандского художника Рубенса часто посылали с дипломатической миссией во Францию. Здесь он написал свой знаменитый цикл «Жизнь Марии Медичи». Это был политический проект, так как Фландрии нужно было наладить отношения с Францией. И Рубенс в лице Марии Медичи восхвалил политического партнера.

Еще пример, как политика отражается в искусстве: различие между голландским и фламандским натюрмортом XVII века. Фландрия – католическая страна, поэтому натюрморты там пышные: с тетеревами и горами яблок. А Голландия – протестантская, и натюрморт там скромный: одна серебряная рюмка и ломтик лимона. Политика и искусство – неразрывные вещи. Меняется политика – меняется и натюрморт с пейзажем. На выставке «Политикум: новые вызовы», проходившей в Чехии в 2003 году, возникла большая дисскуссия на тему соотношения политики и искусства. Чешская художественная группа «Поде бал» объявила, что любое движение художника – это политика. Делать доклад пригласили только двух кураторов – Оливье де Броза из Мексики, родины политического искусства (Ривера, Сикейрос, Троцкий и т.д.) и Валерию Ибраеву из Казахстана как представителя острого актуального искусства. В выставке и дискуссии участвовали представители многих горячих регионов планеты, и все говорили о взаимосвязи политики и искусства.

Еще пример – на биеннале в нью-йоркском музее Уитни, в США, где собраны все американские художники современного искусства, представлено очень критическое искусство. Большое впечатление произвело слайд-шоу американской художницы, снимающей глухие стены на улочках простых американских городков. Глухая стена, асфальт или полоска травы перемежаются лицами простых, обычных американцев, совсем простых: у кого-то болячка на щеке, у кого-то зуб сломан. У нас же сложился об Америке гламурный стереотип. Мы считаем, что все американцы богатые. По поводу президента высказывался едва ли не каждый третий. Для них это абсолютно нормально. В любом киоске продается развлекательная открытка с изображением Буша, произносящего реплику: «Сейчас я вам скажу два слова». Открываешь открытку – там написано: спасибо. (Это русский перевод, на английском – три слова, а написано два: thank you.) Она продается в каждом киоске.

Реакция клуба «PR-шы»

В Центре современного искусства состоялся прием в честь «Дней PR» в Казахстане. Его помог организовать клуб «PR-шы». Это менеджеры крупнейших компаний Казахстана. Пиарщики искали новую форму общения членов клуба. Президент Казахстанского пресс-клуба Асель Караулова и ее коллега Ардак Аканов предложили провести встречу пиар-менеджеров на фоне выставки. Участница «Дней PR» Мария Каражигитова, генеральный менеджер по связям с правительством и общественностью компании «Тенгиз Шевройл», по словам Валерии Ибраевой, «была сильно впечатлена выставкой». С одной стороны, ей как профессионалу и служащей непросто было принять постановку проблемы выставки, но с другой – как человеку, родившемуся и выросшему в Казахстане, все увиденное близко и понятно и не оставляет равнодушной. Ее оценка: «Как хорошо, что у нас есть умные художники, способные анализировать сложившуюся ситуацию». Она оценила полезность выставки, ее высокий уровень и готова принять критику. Тем не менее как профессионал, имеющий непосредственное отношение к теме, госпожа Каражигитова высказала сожаление, что художники не учли позитивных аспектов нефтяного бизнеса, от которых зависит развитие страны. Только за прошлый год «Тенгиз Шевройл» вложил 3,5 млрд долларов в развитие экономики Казахстана. Но она также понимает, что искусство – это не пропаганда, и что художник волен формулировать свои эмоции в любом ключе, в том числе и критическом.

Гражданская трибуна

Первое впечатление посетителей после выставки: «Это очень смело!». Если звучат именно эти слова, то на первый план выдвигается политика. Искусство в этом случае расценивается как смелое высказывание, как политическая акция. Так происходит потому, что у нас об этих проблемах говорить не принято, и особенно художникам. Но об этом предпочитают молчать и те, кто прежде всего должен говорить – политики, экономисты, журналисты. На данном этапе как никогда мы ощущаем острую необходимость в публичных высказываниях о проблемах нефтяных доходов. В обращении художников выставки сказано: «Политика многовекторности, проводимая независимым Казахстаном, приобрела свое зримое воплощение в образе нефтяной трубы. От нас, народа Казахстана – художников, шахтеров, бизнесменов, челноков, педагогов, строителей и чиновников – зависит, станет ли эта труба фанфарой достойного цивилизованного существования или воплотится в идиоме «дело труба». Наличие общественного мнения, его весомость и способность влиять на ситуацию в государстве – показатель его развитости и демократии. Художник – гражданин своей страны. Он живет не в башне из слоновой кости и питается не лепестками роз. Он не может не замечать мира, в котором живет. Но между политикой и искусством все же нельзя ставить знак равенства, так же как между искусством и прекрасным.

Какова цель выставок современного искусства? Одна из самых главных – поддержка художественного процесса, который если прервется, потом восстановить почти невозможно. Художники должны непрерывно работать и выставляться. Из такой работы складываются культура и имидж страны. Если художники не реагируют на современность, а пишут только «открытки» и их продают – это не искусство, а ремесло. Искусство – это, конечно, роскошь и его может позволить себе только развитая конкурентоспособная страна.

Представим себе, что наступил момент, когда о проблеме нефтяных доходов стали говорить парламентарии, политики и экономисты. Она стала центральной темой общественной дискуссии. Не потеряет ли тогда выставка свою ценность? Ведь выставка фиксирует определенный этап, когда об этих проблемах не говорят. Но ее ценность как выразителя этого периода общественной жизни не ослабеет. Через год или через пять лет что-то изменится, но работа «Лунная соната» навсегда зафиксирует взгляд через трубу, как люди жили в 2005 году в век интернета и космических программ. Она останется в истории. С течением времени искусство не теряет своей актуальности. Нам до сих пор интересно древнеегипетское искусство. Благодаря ему мы можем сравнить период фараона Рамзеса II, который верил в могущество богов, с искусством периода правления Эхнатона, построившего новый город и учредившего новую религию.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом