Договор дороже денег

Договор дороже денег

Казахстанские предприниматели намерены инвестировать капитал в строительство нефтеперерабатывающего завода на берегу Черного моря в Турции. Соответствующая договоренность достигнута в ходе переговоров между президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. «Мы сможем транспортировать сырую нефть из Новороссийска в Турцию и там же продавать уже переработанный продукт», – отметил глава государства.

Вследствие расширения Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) поставки нефти в Новороссийск увеличатся до 67 млн тонн, дополнительные 30–40 млн тонн могут не пройти из-за ограниченных возможностей Босфора. Выйти из ситуации можно либо проложив новый нефтепровод через материковую часть Турции напрямую от Черного моря к Средиземному, либо построив нефтепровод от Болгарии в сторону Греции. Кроме того, нефть могла бы поставляться посредством трубо-провода Баку – Тбилиси – Джейхан.

В настоящее время Казахстан транспортирует 23 млн тонн нефти, расширение КТК позволит увеличить этот объем до 35, а в дальнейшем – до 67 млн тонн. Нефтепровод КТК Тенгиз – Новороссийск общей протяженностью 1580 км соединяет месторождения запада Казахстана с российским побережьем Черного моря. Проект расширения КТК включает проектировку и строительство 10 новых перекачивающих станций, увеличение существующих резервуаров для хранения дополнительных 480 тыс. тонн нефти, а также сооружение третьего выносного причального устройства на Черном море.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее