Все мы немножко боги

Слегка подуставший после «Жанны д'Арк» Люк Бессон решился на возвращение в большое кино.

Все мы немножко боги

Последние шесть лет он занимался тем, что выступал в качестве продюсера. Кинокритики спорили: Бессон истощен, он больше не может снимать, все, на что он способен, – это продюсировать чужие фильмы. В предвкушении полного или частичного провала новой картины критики потирали руки, а зрители откровенно волновались. Метаморфозы личности в большом кино, как правило, бывают не совсем удачными. Шесть лет – достаточно большой срок для того, чтобы окончательно разучиться снимать фильмы. Попытка режиссера реабилитировать себя в кино тем не менее стала успешной. Хотя и неоднозначной.

Банальный на первый взгляд сюжет: ангел (датская актриса Ри Рамуссен), сошедший с небес, пытается направить потерявшуюся овцу на путь истинный. Истина, если ее рассматривать с библейской точки зрения, в устах Ангел-А звучит весьма метафорично. Кто-то следит за маленьким человеком по имени Андре (Джамель Диббуз) сверху, беспокоится о нем, в конце концов посылает ангела, который может помочь ему выкарабкаться из «дерьма» и увидеть себя самого чистым и обновленным. Метафоры режиссера не являются знаковыми для зрителя. Он не пытается перекинуть сюжет по ту сторону экрана, навязывая людям те же чувства, что испытывает главный герой. Наоборот. Есть Андре, есть Ангел-А, и есть Кто-то. Вот этот самый Кто-то и является зрителем. То есть зрителю в фильме отведена роль не стороннего наблюдателя, а вполне конкретного действующего лица. Ангел открывает глаза человеку (но не богу!) на многие происходящие в его ограниченном мире вещи, заставляет его полюбить самого себя.

Сошедший с небес во плоти ангел непременно должен иметь превосходство над смертными. В данном случае превосходство налицо: режиссер ставит рядом красивую высокую женщину, пренебрегающую искусственной моралью смертных, и маленького, невзрачного мужичка, погрязшего во лжи и пытающегося оказаться рядом с сильными мира сего. Тем не менее мужичок этот вызывает у зрителя не брезгливость, как это должно быть, а жалость – с точки зрения Бога. Андре вызывает симпатию с первого момента. Его нелепый вид, хромая походка, поврежденная рука – не человек, а сплошное недоразумение. Усилить контрасты режиссер попытался за счет черно-белой подачи фильма.

Доведенный до отчаяния Андре решается прыгнуть с моста. Весьма подходящее время для появления в его жизни Ангела-А, которая опережает его и прыгает в Сену. События разворачиваются катастрофически быстро. Игра со зрителем в божество приобретает неврастенический характер. Отчаявшаяся и потерявшая надежду Ангел-А решается на поступок, за который она может быть «уволена», – раскрыться герою. Зритель начинает раздражаться. Следите внимательно! Вы не имеете права знать то, что знаете. Именно от вас прячутся герои и создают свою игру. Где же тогда ваше снисхождение?

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики