Все мы немножко боги

Слегка подуставший после «Жанны д'Арк» Люк Бессон решился на возвращение в большое кино.

Все мы немножко боги

Последние шесть лет он занимался тем, что выступал в качестве продюсера. Кинокритики спорили: Бессон истощен, он больше не может снимать, все, на что он способен, – это продюсировать чужие фильмы. В предвкушении полного или частичного провала новой картины критики потирали руки, а зрители откровенно волновались. Метаморфозы личности в большом кино, как правило, бывают не совсем удачными. Шесть лет – достаточно большой срок для того, чтобы окончательно разучиться снимать фильмы. Попытка режиссера реабилитировать себя в кино тем не менее стала успешной. Хотя и неоднозначной.

Банальный на первый взгляд сюжет: ангел (датская актриса Ри Рамуссен), сошедший с небес, пытается направить потерявшуюся овцу на путь истинный. Истина, если ее рассматривать с библейской точки зрения, в устах Ангел-А звучит весьма метафорично. Кто-то следит за маленьким человеком по имени Андре (Джамель Диббуз) сверху, беспокоится о нем, в конце концов посылает ангела, который может помочь ему выкарабкаться из «дерьма» и увидеть себя самого чистым и обновленным. Метафоры режиссера не являются знаковыми для зрителя. Он не пытается перекинуть сюжет по ту сторону экрана, навязывая людям те же чувства, что испытывает главный герой. Наоборот. Есть Андре, есть Ангел-А, и есть Кто-то. Вот этот самый Кто-то и является зрителем. То есть зрителю в фильме отведена роль не стороннего наблюдателя, а вполне конкретного действующего лица. Ангел открывает глаза человеку (но не богу!) на многие происходящие в его ограниченном мире вещи, заставляет его полюбить самого себя.

Сошедший с небес во плоти ангел непременно должен иметь превосходство над смертными. В данном случае превосходство налицо: режиссер ставит рядом красивую высокую женщину, пренебрегающую искусственной моралью смертных, и маленького, невзрачного мужичка, погрязшего во лжи и пытающегося оказаться рядом с сильными мира сего. Тем не менее мужичок этот вызывает у зрителя не брезгливость, как это должно быть, а жалость – с точки зрения Бога. Андре вызывает симпатию с первого момента. Его нелепый вид, хромая походка, поврежденная рука – не человек, а сплошное недоразумение. Усилить контрасты режиссер попытался за счет черно-белой подачи фильма.

Доведенный до отчаяния Андре решается прыгнуть с моста. Весьма подходящее время для появления в его жизни Ангела-А, которая опережает его и прыгает в Сену. События разворачиваются катастрофически быстро. Игра со зрителем в божество приобретает неврастенический характер. Отчаявшаяся и потерявшая надежду Ангел-А решается на поступок, за который она может быть «уволена», – раскрыться герою. Зритель начинает раздражаться. Следите внимательно! Вы не имеете права знать то, что знаете. Именно от вас прячутся герои и создают свою игру. Где же тогда ваше снисхождение?

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее