Оптимизировать, чтобы вырасти

«Оптимизация и минимизация налогов позволяет компаниям аккумулировать средства, а потом инвестировать их в бизнес, таким образом развивая экономику своей страны», – считает Вольфрам Фёгеле

Оптимизировать, чтобы вырасти

Недавно Алматы посетил адвокат по международному экономическому, корпоративному и налоговому праву Вольфрам Фёгеле. В 1998 году им была основана компания LCG Group, специализирующаяся на экономическом консалтинге и имеющая собственные офисы в Германии, Люксембурге и России.

Нужный инструмент

По мнению г-на Фёгеле, чем выше уровень развития страны, тем сложнее и интереснее финансовые конструкции, позволяющие компаниям оптимизировать налоги. «Примитивные офшорные конструкции с нулевым налогообложением – дело прошлое, их сейчас практически никто не использует. Чем больше предприятие, тем более серьезны и легальны те конструкции, через которые это предприятие работает», – говорит г-н Фёгеле.

Офшорные зоны можно разделить на две группы: классические, где существует нулевое налогообложение (Белиз, Сейшельские острова, Доминикана, Панама, Британские Виргинские острова и т.д.), и зоны с низким налогообложением (Кипр, Гонконг, Швейцария, Люксембург). «Компанию на Британских Виргинских островах можно купить всего за 1–5 тыс. долларов. Гипотетически такая компания может иметь счет в любой стране мира, однако банки в развитых странах не хотят иметь дело с ними. То же касается и других офшорных зон, пользующихся дурной славой, – заявляет адвокат. – Люксембург же не является офшорной зоной как таковой. В зависимости от вида деятельности в этой стране существуют два вида обществ, одни облагаются налогом на прибыль, размер которого составляет 28%, другие, например холдинговые компании, не облагаются».

В Европе уже поняли, что наличие высокого налогообложения – неправильная стратегия

Таким образом, на передний план выходит вопрос: как минимизировать налоги на прибыль (а именно о них идет речь) без ущерба для репутации компании? Тем более что Базельским форумом финансовой стабильности ежегодно публикуется рейтинг офшорных зон, т.е. все прекрасно знают, что если компания зарегистрирована где-нибудь в Андорре или Бахрейне, то это компания, скрывающая налоги или, того хуже, отмывающая грязные деньги. Например, Дубай пользуется дурной славой, так как считается, что через него идут экстремистские деньги. Хотя стоит отметить, что в нынешнем году в этот список попал и Люксембург, правда, в группу «надежных» офшоров. «В данном случае компании лучше заплатить незначительный налог, зарегистрировавшись, скажем, в Швейцарии, где налог на прибыль составляет 0,2%, чем иметь негативный имидж. Разница между Швейцарией и Люксембургом в том, что в Швейцарии необходимо предоставлять финансовые отчеты, следовательно, налоговые органы могут проследить за финансовыми потоками компании. Хотя в Швейцарии существует следующая практика: скажем, вы создаете какой-то проект и планируете получить прибыль в размере 10 млн евро. Вы можете пойти в налоговые органы и договориться о том, какой процент от прибыли вы заплатите в виде налога. Правда, при этом необходимо детально описать проект, и если хоть на миллиметр уклонитесь, то придется платить налог в полном объеме. Швейцария – страна наиболее подходящая для экспортно-импортных операций, а Люксембург – для сделок с долевым участием. Например, если вы хотите купить акции какого-нибудь казахстанского акционерного общества в расчете на то, что через год-два продадите их за большую сумму, то вам необходимо создать холдинг в Люксембурге и аккумулировать в нем средства. Потом купить акции, скажем, на сумму 1 млн долларов, по прошествии времени этот холдинг продаст акции третьему лицу уже за 3 млн долларов. Таким образом, никакие налоги не взимаются. Эта схема может работать сколь угодно долго, – говорит основатель LCG Group, но при этом добавляет: – Большинство людей под офшорами понимает сокрытие налогов и перемещение их совершенно черным путем за границу. Однако это не совсем верно. Мы не говорим, что не нужно платить налоги, это обязанность каждого гражданина, речь идет о том, как оптимизировать налогообложение, а не о том, как украсть деньги у государства и положить их себе в карман. Все государства хотят инвестиций, но просто так из-за границы они не придут. Как показывает, например, российский опыт, средства, которые уходят в офшоры, там аккумулируются, а потом возвращаются в страну в виде инвестиций. И государству это выгодно, это можно понять и по тому, что между многими странами существуют соглашения об избежании двойного налогообложения. Они ведь заключаются на правительственном уровне, а не на уровне отдельных предпринимателей. Получается, что государство де-факто хочет, чтобы экономились налоги, понимая, что таким образом можно поднять экономику страны. Конечно, из всякого бизнеса можно сделать черный, но государство должно позаботиться о том, чтобы легальный бизнес не превратился в черный. Но если финансовые структуры, позволяющие минимизировать налоги, используются легально и законно, то они необходимы государству. Я думаю, что в Казахстане практически все компании, работающие в нефтегазовой сфере и чья деятельность связана с добычей полезных ископаемых, используют данные финансовые структуры».

Поставить в равные условия

Если раньше практически во всех европейских странах налог на прибыль был более 50%, то теперь в среднем 25%, причем все еще наблюдается тенденция к дальнейшему снижению. «В Европе уже поняли, что наличие высокого налогообложения – неправильная стратегия. В этом плане очень верно поступила Эстония. Там вообще нет налога на прибыль, он в размере 33% взимается только в том случае, если прибыль выплачивается в виде дивидендов частному лицу. Эстония – фантастическая страна, все ее налоговое законодательство умещается на 30 листах. У нее практически со всеми странами есть соглашения об избежании двойного налогообложения. Скорее всего, когда-нибудь многие страны пойдут по пути, по которому пошло прибалтийское государство», – говорит Вольфрам Фёгеле.

По словам г-на Фёгеле, все крупные европейские и американские компании, такие как Mercedes и DaimlerCraisler, используют финансовые холдинги для минимизации налогообложения, что позволяет им не платить налог на прибыль. Кроме того, для этих предприятий существуют государственные льготы. «Государству выгодно, чтобы эти компании росли и развивались, предоставляя рабочие места, ему нет смысла загонять предприятие в рамки, создавая безработицу. Помимо налога на прибыль существует много других налогов, которые в конечном счете намного важнее для государства, так как пополняют его казну. Получается, что эти компании более конкурентоспособны на международном рынке. Однако если казахстанским компаниям удастся сэкономить на налогах, они будут поставлены в равные условия с европейскими или американскими, – рассказывает г-н Фёгеле. – Еще раз хочу подчеркнуть, во многих государствах данная практика вполне нормальна, все компании оптимизируют налоги, хотя извне этого и не видно, и заинтересованные органы об этом знают. Скажем так, это неотъемлемая часть самого бизнеса».

Вольфрам Фёгеле уверен, что если казахстанские компании научатся грамотно оптимизировать налоги, это даст мощный положительный толчок не только для их дальнейшего развития, но и для развития экономики Казахстана в целом.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?