Презумпция виновности

Презумпция виновности

Автору известного выражения «У нас есть свобода слова и мудрость никогда ею не пользоваться» не откажешь в остроумии. Это определение казахстанской журналистики сегодня особенно актуально. А впрочем, почему только казахстанской и почему только сегодня?.. По какому-то стечению обстоятельств, наступление на средства массовой информации началось со второй половины 1990-х, аккурат после того, как свобода слова вместе со всеми остальными демократическими завоеваниями приобрела законный статус, став параграфом Конституции. Давление на прессу и телевидение усилилось с начала 2000-х. Если помните, то же самое произошло и в России: инакомыслие из СМИ, во всяком случае с телеканалов, изгонялось, как во времена охоты на ведьм. Ну да это дело наших российских коллег...

В Казахстане закон о средствах массовой информации дорабатывали, перерабатывали, вносили в него изменения и дополнения чуть ли не все составы парламента. Предыдущий проект с драконовскими поправками в закон о СМИ «завернул» глава государства, наложив на него вето. Тогда журналисты восприняли это решение президента как победу здравого смысла. Поэтому явно негативно отнеслись они к новому законопроекту, представленному на прошлой неделе министром Ермухаметом Ертысбаевым депутатам от партии «Отан», а на этой уже и принятому мажилисом в работу.

Сам министр назвал поправки «техническими и касающимися в основном вопросов регистрации СМИ», при этом концептуально закон останется прежним. «Многие СМИ в республике, к сожалению, превращаются в средства сведения личных счетов. Просто открывают одноразовую газету-киллер и извращают саму суть предназначения СМИ», – считает он. Все это напоминает изменения и дополнения в законодательные акты, касающиеся деятельности НПО: там тоже вносились «технические поправки», в том числе и по регистрации, которые, будь они приняты, вообще поставили бы под сомнение само существование неправительственных организаций в Казахстане.

Вот казалось бы, такое простое дополнение в закон о СМИ: введение сбора за регистрацию средства массовой информации. Почему нет? В конце концов, неофициальные сборы у нас существовали всегда, так что лучше их узаконить, смотришь, что-нибудь и в карман государству перепадет. Тем более что, по словам министра Ертысбаева, сумма будет небольшой: 2–5 месячных расчетных показателей. Но вот в сочетании с другой предлагаемой Мининформом новацией – требованием обязательной перерегистрации в случае смены редактора, изменения адреса СМИ и периодичности выпуска – редакциям по аналогии с банками придется закладывать специальные резервы на эти цели. К тому же изданиям за подобные нарушения грозят штрафы и приостановление выпуска. Прежде чем кивать на опыт развитых стран, законникам из Мининформ нелишне было бы лучше изучить практику Швеции и других не менее развитых государств, где регистрация носит уведомительный характер: послал уведомление о выпуске издания в уполномоченный орган – и выходи на рынок. Вопрос выживания решает рынок: есть спрос на газету или телеканал – хорошо, нет – придется закрываться.

Аналогия с банками – не шутка: замораживать деньги действительно придется. Законопроект обязывает все СМИ иметь резерв не менее 5000 месячных расчетных показателей для возмещения морального вреда, причиненного распространением в средстве массовой информации сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию физических и юридических лиц. Классическая ситуация: «Ты виноват уж тем…». В общем, СМИ по определению могут только клеветать, подрывать репутацию и бесчестить людей и организации. Даже странно, что юристы, работавшие над законопроектом (если они над ним действительно работали), не знакомы с понятием «презумпция невиновности» и с нормами Основного закона, согласно которым человека признать виновным может только суд.

У этого требования есть не только моральная сторона, но и материальная. Если крупным изданиям (за которыми обычно стоят финансово-промышленные группы и богатые чиновники) нетрудно будет отвлечь такую сумму из оборота (а это более 5 млн тенге), то мелкие региональные СМИ вряд ли смогут изыскать эти деньги. Новое положение о том, что главным редактором не может быть человек, ранее возглавлявший закрытое по решению суда издание, представители журналистских организаций расценивают как запрет на профессию, что противоречит конституционным правам граждан на свободу труда и свободный выбор профессии.

Поправки в закон, которые, по логике, должны бы облегчить существование средств массовой информации, на деле его значительно затрудняют: легко ли работать в бюрократических путах. Зато они не решают главную проблему казахстанских СМИ: непрозрачности учредителя. О том, кто реально стоит за СМИ, досконально известно очень небольшому кругу людей. Всем остальным приходится только догадываться по политике газеты или телеканала, по тому, кого «мочат» и с кем «дружат». Вторая проблема отечественных СМИ – их концентрации в одних руках.

Например, в Англии министр торговли обладает полномочиями ограничивать концентрацию прессы в одних руках. Во Франции закон запрещает владеть одному лицу национальным телеканалом, под которым там понимается такой канал, который охватывает вещанием 6 млн человек. Ибо концентрация СМИ одних руках в демократических странах рассматривается как нарушение конституционного права граждан на свободу слова.

Что интересно: в бурных обсуждениях законопроекта как-то забыли о тех, ради кого должны существовать средства массовой информации, – о читателях и зрителях. Ведь кроме нанесения морального ущерба, чем, по подозрению Мининформа, в основном заняты СМИ, пресса и телевидение информируют население обо всем, что происходит в стране и мире. И никто еще не лишил граждан их права на свободное получение информации и на свободное ее распространение. Может быть, профильному министерству лучше озаботиться этими проблемами, а не ставить бюрократические препоны на пути развития медиарынка?

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее