Трудная судьба Kaznet’a

После того как правительство получило изрядную долю критики в свой адрес от президента страны за реализацию программы по внедрению электронного правительства, редкая неделя не проходит без новостей из Астаны, так или иначе связанных с IT-технологиями. Однако перспективы развития электронного сообщества по-прежнему не определены

Трудная судьба Kaznet’a

Не шутка ли, на формирование электронного правительства из республиканского бюджета выделяется 51,9 млрд тенге на три года освоения (2005–2007 гг.). После реализации проекта по замыслу разработчика программы, Агентства по информатизации и связи (АИС), казахстанцы получат быстрый и качественный доступ к госуслугам, а само государство станет более эффективным. Все это благодаря применению информационно-коммуникационных технологий. В общем, через три года мы должны стать обществом информационным, или «Е-обществом». «В основу настоящей программы заложена идея достижения через “электронное правительство” прогрессивного информационного Казахстана» – таков генеральный посыл проекта. Весомость этого оптимизма оставим на совести самих разработчиков, вопрос в другом – в какой среде это электронное правительство будет внедряться. Речь идет о всемирной сети, а вернее, ее микроскопической части, именуемой Kaznet.

Интернет-провинция

Сказать, что казахстанский интернет малоисследован, – значит не сказать ничего. Найти точные данные о том, сколько казахстанцев пользуется глобальной сетью, – пустая трата времени: их не знает никто. Разбег цифр начинается от 100 тыс. – это менее одного процента от общего числа населения. По крайней мере столько активных пользователей паутины в нашей стране называет руководитель казахстанской федерации интернета Александр Колосов. Чиновники склонны называть цифру порядком выше, еще в прошлом году АИС объявило о преодолении порога в 1 млн пользователей (7–8% от общего числа населения) без указания источников столь оптимистичной статистики. Если учесть несколько другие данные того же АИС, к примеру показатель компьютерной грамотности в Казахстане, который составляет всего 5%, или 750 тыс. активного населения, миф про миллионный барьер развенчивается сам собой. Человек, не умеющий пользоваться компьютером, вряд ли сможет стать активным участником глобальной сети. К тому же не все владельцы компьютеров имеют доступ к интернету. Из этих несовпадающих цифр можно сделать вывод, что ответственные за проект чиновники не знают среды, в которую они собираются внедрять электронное правительство.

Для осуществления каких-то проектов в паутине, специалистам в лучшем случае приходится работать с устаревшими данными исследовательских продуктов по Kaznet’у – компаний «Бриф» и «Комкон-2 Евразия» 2003-м и 2004 годов выпуска соответственно. В более свежем исследовании приведены следующие цифры: доля пользователей интернет-услугами в городах Казахстана равна 9,4%, в сельских регионах – 1–3%, то есть усредненное значение 5–6%, причем только половина из этой доли пользуется глобальной сетью чаще двух раз в неделю. После нехитрой арифметики, относительно приближенной к реальной картине, можно заключить, что весь списочный состав посетителей Kaznet’а колеблется в районе 200–300 тыс. Если же говорить о Kaznet’е как о неком электронном сообществе, то есть о взаимодействующих между собой субъектах внутри сети, то это цифра еще меньше. Как говорит главный технический директор Казахтелекома Азамат Сыргабаев, казахстанские пользователи в 90% случаях выходят на внешние ресурсы сети, в основном это российские сайты. Еще один арифметический шаг: из 300 тыс. (активных пользователей интернета) выводим эти 90% и получаем сухой остаток в 30 тыс., – это и есть наше электронное сообщество взаимодействующих между собой внутри сети казахстанцев. Население Kaznet’а, без учета «туристов», сразу отправляющихся в Runet, сопоставимо с населением районного центра – не более 40 тыс. Для шестнадцатимиллионного Казахстана это катастрофа с точки зрения цивилизованного развития.

Что такое интернет, сегодня объяснять не нужно: это среда, в которой осуществляются фактически все формы взаимоотношений, всемирная паутина давно является составляющей глобальной экономики. К примеру, мировой рынок электронной коммерции перешагнул за 5 трлн долларов, весь рынок интернет-услуг вообще подсчету не поддается. А мы до сих пор вне составляющей глобальной экономики, но при этом чиновники упорно цитируют поставленную главой государства задачу – войти в элитный список 50 конкурентоспособных стран.

Непривлекательный бизнес

Kaznet’у свойственны все атрибуты провинциальной глубинки, не вовлеченной в крупные бизнес-процессы. До сих пор нет точных данных об имеющихся веб-ресурсах. На конец 2005 года в каталоге портала Site.KZ значилось 2700 сайтов, в рейтинге CountZero – 2900, автор энциклопедии казахстанского интернета Александр Ляхов дает оценку в 4,5–5 тыс. Причем из этой скромной массы только 10 имеют посещаемость около 4,5 тысяч человек в день. Если рассматривать контент казахстанского интернета с коммерческих позиций, он мало интересен. К примеру, в США доля рекламы в интернете составляет 5,8% от общего объема рекламного рынка, в денежном эквиваленте – 12,5 млрд долларов. В Kaznet’е нет полноценных рекламных площадок. По оценкам главного редактора журнала Computer Club Александра Васильева, общий объем интернет-рекламы в Kaznet’е не превышает 800 тыс. долларов (примерно 0,15% от казахстанского рынка рекламы). В той же России объем рынка интернет-рекламы в прошлом году приблизился к 60 млн долларов. С учетом эффекта масштаба при сопоставлении населения стран 1 к 10 мы отстаем от соседнего государства по электронной рекламе на порядок, от США уже на два.

С электронной коммерцией дела обстоят еще хуже. Емкость рынка, текущий объем, перспективы развития для Kaznet’а никто не проводил, потому что ее масштаб микроскопичен. По оценкам Александра Ляхова, в сети находится около 20 интернет-магазинов, совокупный объем продаж не превышает 100 тыс. долларов в год. Ассортимент ограничен книгами, CD-, DVD-дисками и компьютерными программами. В online-торговлю вовлечено несколько тысяч казахстанцев, объем розничных продаж в сети составляет 0,01–0,05% от розничной торговли в целом по стране. В сегменте «бизнес – потребитель» (business – consumer, B2C) мы уже отстаем от России в два раза. По данным Национальной ассоциации участников электронной торговли, объем продаж в Runet’e в сегменте B2C в 2004 году составил 662 млн. долларов. Сравнивать Казахстан с США и вовсе неэтично, по уровню онлайн-торговли мы отстаем минимум на три порядка – там каждый десятый гражданин пользуется услугами интернет-магазинов.

Малосодержательный и в принципе невостребованный контент Kaznet’а – следствие малочисленности казахстанского электронного сообщества

Другой сегмент электронной коммерции «бизнес – бизнес». Маркетинговая компания Beliefvera в прошлом году провела интернет-исследование рынка строительных компаний (по данным «Комкон-2 Евразия», в столице проживают 15% пользователей Kaznet’а).

Из 1140 предприятий Астаны, ведущих свою деятельность в области строительства и реализации недвижимости, только 8,4% компаний имеют собственные веб-сайты. 63% респондентов признались, что имеющиеся веб-ресурсы оказывают слабое влияние на привлечение потенциальных клиентов. Ежедневно сайты ведущих строительных и риелторских компаний столицы посещает в среднем порядка 35 – 45 человек. Причем добрая половина посетителей сайтов – представители других государств, в основном России. Между тем строительная отрасль в Казахстане по темпам развития сопоставима с телекоммуникационной.

Государство в Kaznet’е

Возьмем другой срез Kaznet’а – государственные веб-ресурсы. Они не отличаются от общего фона. Малоинформативны, нет аналитических материалов и свежих новостей – характеристика подавляющего числа государственных сайтов. В начале апреля издание «Интерньюс-Казахстан» опубликовала фрагменты исследования «Оценка рисков реализации Государственной программы формирования «электронного правительства» в Казахстане», где приводится один интересный факт: из 32 сайтов центральных государственных органов только 3 предоставляют услуги, которые в той или иной степени можно назвать интерактивными. «Большинство сайтов представляют собой более или менее развернутую страничку «о нас» и не являются сколько-нибудь полноценным источником информации ни для граждан, ни для журналистов. Минимально количество веб-сайтов, на которых отвечают на вопросы посетителей, и еще меньше сайтов, на которых предоставляются интерактивные услуги. Анонсирование будущих мероприятий госоргана или обсуждение на веб-сайте проектов нормативных актов достаточно редкое явление», – говорит руководитель исследовательского проекта София Исенова. То есть государство пока далеко от интернета, его очень мало в той среде, без которой невозможно представить ни современное общество, ни тем более общество с приставкой «Е».

Проблемы для всех

Малосодержательный и в принципе невостребованный контент Kaznet’а – следствие малочисленности казахстанского электронного сообщества. Причины казнетовской провинциальности – большой клубок взаимосвязанных проблем.

Подавляющее большинство сайтов сделано любителями, и они не отвечают запросам казахстанских пользователей. «Непрофессиональная деятельность в интернете создает неблагоприятный имидж национального домена. Интернету нужны высококачественные ресурсы, а инвестиций в интернет нет. Никто не хочет тратить деньги, так как в Kaznet’е окупить сайт сложно – мало рекламы. Мы проводили конкурсы веб-сайтов AWARD три раза, а в этом году отказались от этого в силу того, что денег на них нет», – говорит Александр Колосов. Нет инвестиций в интернет, нет и профессионалов в области создания и поддержки сайтов. Но где взять инвестиции? В силу того что виртуальное население Kaznet’а сопоставимо с районным центром с потенциальным числом потребителей 30–40 тыс., крупному и среднему бизнесу он не особенно интересен. Государство тоже в содержательную часть Kaznet’а инвестировать не торопится. Оно занято в интернете самореализацией. Выделенные на электронное правительство деньги уйдут на переформатирование веб-ресурсов госорганов. В лучшем случае электронное правительство Казахстана усилит Kaznet двумя-пятью сайтами, с помощью которых граждане смогут ускорить процедуры взаимоотношений с государством. Возможно, число посещений государственных сайтов кратно возрастет, но вряд ли это изменит демографический облик самого Kaznet’а.

Тариф на интернет-трафик – притча во языцех. Для примера, чтобы посмотреть художественный фильм в интернете, казахстанец должен заплатить провайдеру около 50 долларов. Трафик 100 Мб со скоростью 128 кб/сек. провайдеры продают в среднем по 1,5 тыс. тенге. В Европе безлимитный доступ к широкополосному интернету обходится пользователю в районе 30 долларов. Главную вину за дороговизну интернет-трафика предъявляют Казахтелекому, который является безусловным монополистом на телекоммуникационном рынке. Казахтелеком же в свою очередь парирует обвинения: мол, очень дорого обходится внешний трафик, ведь 9 из 10 казахстанских пользователей обитают в Runet’е. Другой оправдательный аргумент – малочисленность пользователей, это замедляет окупаемость вложенных инвестиций. Тем не менее монополист пообещал в этом году снизить цены за услуги интернета на 50%. А правительство пообещало избавить рынок от монополии Казахтелекома. Сейчас обсуждается вопрос о том, как будут изымать у акционерного общества право на владение магистральными линиями и телекоммуникационной канализацией. В борьбу с монополистом включился и президент страны Нурсултан Назарбаев. На встрече со студентами Евразийского национального университета им. Гумилева он сказал буквально следующее по поводу высоких цен за пользование интернетом: «Вся проблема в том, что у нас нет конкурентной среды. И сейчас нам нужно разрушить монополизм Казахтелекома, вывести его в конкурентную среду, и тогда рынок сам будет регулировать стоимость услуг интернета».

На сегодня в Казахстане насчитывается более 200 интернет-провайдеров, из них только 5 первичных, располагающих собственным доступом к внешним интернет-ресурсам. Остальные провайдеры вынуждены закупать трафик у первичных. Казахтелеком продает трафик как оптом, так и в розницу и, естественно, не заинтересован в развитии конкурентной среды.

Но даже если интернет упадет в цене кратно, а это будет возможно при наличии собственного телекоммуникационного спутника (долгожданный запуск Kazsat’а планируется 18 июня этого года), и выход в паутину перестанет быть дорогим удовольствием, мало что кардинально изменится. Уже 5 лет идет программа по компьютеризации всех школ. В то же время, по данным министра Министерства образования и науки Бырганым Айтимовой, «60% учителей не имеют возможности пользоваться компьютерной техникой при обучении и подготовке к занятиям, около половины учителей нуждаются в обучении компьютерной грамотности. А 67% учителей вообще никогда не пользовались интернетом».

Посчитать, сколько государство теряет из-за неразвитости Kaznet’a, можно только приблизительно – миллиарды долларов. Но это потери, лежащие на поверхности. Есть более глобальная проблема: 6 лет назад известный экономист Джеффри Сакс в журнале Economist в статье «Новая карта мира» предложил мировой общественности разграничивать страны не по идеологическим признакам, а по показателю технологического развития. Дабы не перегружать географический атлас цветовыми гаммами, он разделил страны на три группы. К третьей Сакс отнес те страны, которые не только не способны создавать технологические инновации, но даже воспринимать их. Это так называемые технологические маргиналы, не способные конкурировать со странами первой и второй групп. По мнению автора новой карты, страны третьей группы физически не успеют догнать технологически развитые государства. Теоретик учитывает тот факт, что научно-технический прогресс развивается в арифметической прогрессии. К технологическим маргиналам Сакс отнес все страны СНГ, включая Россию и Казахстан. Можно долго спорить о правомерности такого взгляда на мир и ссылаться на евроцентристские мотивы, но в этой теории – своя рациональность, и она при всех патриотических чувствах, к сожалению, очень похожа на правду, если понаблюдать за развитием казахстанского интернет-сообщества.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности