Общая выгода объединяет

Одинаковые стратегические задачи, а также индивидуальные национальные проекты активизировали процесс приведения законодательных основ национальных фондовых рынков стран ЕврАзЭС к единому знаменателю

Общая выгода объединяет

Итоги седьмого заседания совета руководителей  уполномоченных органов по регулированию рынков ценных бумаг при Интеграционном комитете ЕврАзЭС можно считать продуктивными. Представители государств одобрили представленные на их рассмотрение четыре проекта соглашений. Первый касается обмена конфиденциальной  информацией для защиты прав инвесторов. Второй – предоставления равных условий доступа профессиональных участников на национальные фондовые рынки: унификация законодательств должна привести к единым стандартам лицензирования и условиям деятельности всех участников. Два других проекта обеспечивают гармонизацию местных законодательств, регулирующих брокерскую и дилерскую деятельность, стандарты осуществления номинального держания ценных бумаг, а также раскрытие информации при эмиссии ценных бумаг внутри стран-членов ЕврАзЭС.

Следующим шагом должны стать одобрение до 1 августа текущего года этих документов в национальных регулирующих агентствах и с учетом представленных предложений передача их в секретариат Интеграционного комитета.

Заслон эгоизма и технического несоответствия

Несмотря на то что в состав ЕврАзЭС входят пять государств, для казахстанцев реальный интерес представляет лишь российский фондовый рынок. Для сравнения, объем торгов государственными и корпоративными ценными бумагами только на московской Межбанковской валютной бирже составляет в день в среднем 1548,1  млн долларов, в то время как на киргизской площадке – 1,6 млн, на белорусской – 1,3 млн долларов.

Поэтому разговоры об интеграции фондовых рынков Казахстана и России идут уже несколько лет. Отлаженная техническая инфраструктура, развитое законодательство, растущие перспективные компании-эмитенты, мощный пласт внутренних инвесторов в лице банков, страховых компаний, пенсионных фондов, а в последнее время еще и паевых фондов, делают рынки этих стран привлекательными друг для друга.

Однако практическая реализация взаимного интереса продвигалась крайне медленно. Основными причинами являлись, во-первых, различия в законодательной базе и моделях рынка. В Казахстане ведущим консультантом по созданию основ рынка ценных бумаг выступал USAID, в частности, это определило создание централизованного депозитария. А российский фондовый рынок, который также пользовался советами американцев, остался на позициях множественности депозитариев, что давало возможность коммерческим и государственным банкам при наличии лицензии создавать собственные учетные структуры. При этом на практике такая инфрастуктура приводит к удлинению сроков исполнения сделок (приходилось переводить бумаги из депозитария в депозитарий), а также росту транзакционных издержек.

Кроме того, существует проблема непризнания российским законодательством номинального держания ценных бумаг нерезидентами. Казахстанский депозитарий, являясь номинальным держателем ценных бумаг отечественных клиентов, по российскому законодательству будет признаваться собственником этих инструментов. Здесь помимо формального нарушения прав и интересов наших инвесторов возникает еще и ряд технических сложностей.

Во-вторых, существенное сопротивление оказывалось на уровне некоторых участников рынка и национальных регуляторов, где основополагающим фактором была защита национальных интересов. К примеру, Казахстан был вовсе не в восторге от желания россиян видеть у себя на рынке длинные и дешевые деньги казахстанских пенсионных фондов. В свою очередь соседи как могли оберегали рынок от прихода чужих корпоративных бумаг. Поэтому инициированная Казахстаном в 2002 году кампания по созданию казахстанских депозитарных расписок с прямой ориентацией на российских инвесторов так и не имела успеха.

Стимулы для сближения

Сегодняшний довольно напряженный график работы совета руководителей  уполномоченных органов заставляет предполагать, что маховик интеграции заработал более интенсивно. Что, скорее всего, продиктовано стратегическими мотивами. Вступление Казахстана и России в ВТО приведет в страну более капитализированных и агрессивных игроков. Либерализация в Казахстане с 1 января 2006 года  валютного законодательства будет способствовать оттоку капитала из страны. Вал предполагаемых  первичных размещений российских и казахстанских компаний на мировых площадках лишит оба рынка наиболее перспективных и привлекательных эмитентов. Все эти  позиции сближают  регулирующие органы наших стран, начинающие понимать, что эффективную защиту можно выстроить лишь сообща.

Уже к декабрю этого года Федеральная служба по финансовым рынкам России обещает разработать принципы, на основе которых счета номинального держания иностранных участников рынка ценных бумаг будут признаны законодательством Российской Федерации. Тем самым зарубежным игрокам будет предоставлена возможность напрямую работать на российском фондовом рынке. Планируется, что именно к этому времени страны-участницы ЕврАзЭС должны выработать единые подходы к раскрытию информации эмитентами и взаимному лицензированию профучастников рынка ценных бумаг.

Подстегивают процесс интеграции и собственные амбициозные замыслы. Например,  Алматинский региональный финансовый центр планирует привлечь к торгам ценные бумаги российских эмитентов. А россияне уже разработали нормативную базу по выходу  российских ценных бумаг на рынок Казахстана через депозитарные расписки. Активизация  казахстанских и российских банков по ведению коммерческой деятельности на взаимной территории будет еще больше способствовать лоббированию дальнейших процессов интеграции.