Газовый поход Китая

Обладая значительными собственными запасами газа, Пекин, тем не менее, активно пытается получить доступ к его запасам в соседних государствах

Газовый поход Китая

Сырьевая база газодобычи в КНР достаточно велика. Официальные источники Китая оценивают геологические ресурсы природного газа в стране в 46,2 трлн кубометров, в том числе на суше – в 39 трлн. На начало 2004 года  разведанные запасы газа составляли 3,86 трлн кубометров, из них на континентальные шельфы Китая приходилось 350 млрд. Основной объем – 68% – всех разведанных в КНР запасов природного газа сосредоточен в Западном Китае (более 1,5 трлн кубометров). Наиболее крупные месторождения находятся в районе Тарима (Синьцзян-Уйгурский автономный район, СУАР), Ордосского плато (провинции Шэньси, Ганьсу, Нинся и АРВМ), провинции Сычуань и в Цайдаме (провинция Цинхай).

В Китае ведутся активные геологоразведочные работы, благодаря чему сырьевая база газа прогрессивно растет. Так, Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) объявила об открытии 4 газовых месторождений в расположенной в юго-западной части страны провинции Сычуань. Предварительная оценка суммарных запасов этих месторождений составляет 160 млрд кубометров. Всего в этой провинции открыто более 100 газовых месторождений. В настоящее время основными районами добычи газа в Китае являются провинция Сычуань, шельф Южно-Китайского моря и СУАР.

Необратимая зависимость

Значительные нефтегазовые ресурсы выявлены и начинают эксплуатироваться в СУАР. В газовых месторождениях этого региона сосредоточено 34% запасов газа КНР. Для повышения эффективности операций в СУАР в CNPC были сформированы три подразделения – Xinjiang Oilfield Company, Tarim Oilfield Company и Tuha Oilfield Company, – поделившие между собой ответственность за старейший Джунгарский бассейн (его центром является месторождение Карамай), Таримский бассейн и бассейн Турфан-Хами соответственно. Однако нахождение этих бассейнов в зоне, сочетающей в себе пустыни, дюны и горные системы, крайне затрудняет их освоение. Тем не менее китайское правительство придает исключительное значение развитию промышленного потенциала этого региона.

Среди основных проблем, затрудняющих развитие газовой отрасли, китайские специалисты в первую очередь выделяют географическую разбросанность сырьевых ресурсов и преобладание мелких по масштабу месторождений (79% всех разведанных газовых пластов имеют мощность ниже 5 млрд кубометров). Большинство месторождений находится на большом удалении от потенциальных рынков сбыта, обладает сложными условиями добычи. При этом общенациональная система газопроводов в Китае только создается, пока же газотранспортные системы регионально сегментированы и, как правило, связывают разрабатываемые месторождения с близлежащими потребителями.

Поскольку китайские расстояния сродни российским, то нередко дешевле импортировать газ в приграничные районы от соседей, чем тянуть новый газопровод на тысячу километров для своего газа. Кроме того, высокая себестоимость добычи газа (по китайским данным, 70–140 долларов за тысячу кубометров) при низкой покупательной способности на внутреннем рынке существенно сдерживает газопотребление. Таким образом, несмотря на то что Госсовет Китая еще в 1992 году установил, что зависимость страны от газоимпорта не должна превышать 15% от совокупного потребления газа, зависимость страны от импорта углеводородов в обозримом будущем представляется необратимой.

В связи с этим Китай стремится диверсифицировать свои закупки и зарубежные инвестиции в нефтегазовый сектор по региональному принципу, уменьшая зависимость от нестабильного и контролируемого США Ближнего Востока и переориентируясь в первую очередь на такие страны-экспортеры углеводородного сырья, как Россия и Казахстан. Именно этим объясняется практически одновременная реабилитация проектов прокладки нефте- и газопроводов из России и Казахстана. При этом сотрудничество с Казахстаном, по-видимому, будет ограничено Синьцзян-Уйгурским автономным районом. В пользу этого говорит, во-первых, географическая составляющая, а во-вторых, план «Большого освоения Северо-Запада», согласно которому в экономику СУАР в ближайшие годы будет вложено 70 млрд долларов инвестиций.

Китайский вектор России

В октябре 2004 года во время визита президента России Владимира Путина в Китай  подписано соглашение о стратегическом сотрудничестве между Газпромом и CNPC, которое предусматривает осуществление поставок газа из РФ в Китай из единой системы газоснабжения. Эта система будет развиваться на юге Западной Сибири, а также формироваться в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Продолжением российско-китайского энергетического диалога стали подписанные российскими и китайскими госкомпаниями в конце марта этого года меморандумы, предполагающие подготовку долгосрочных контрактов по поставкам в КНР газа, нефти и электроэнергии. При этом  Газпром и CNPC договорились о привязке цены на газ не к стоимости угля (на чем настаивала китайская сторона), а к цене на нефтепродукты.

Рассматриваются возможности поставок газа через западный (проект «Алтай») и  восточной участки российско-китайской границы. «Россия построит два газопровода в Китай пропускной способностью 60–80 млрд кубометров газа в год. Первый газ пойдет через пять лет», – заявил глава Газпрома Алексей Миллер после подписания соглашения с китайской CNPC. Проект оценивается в 10 млрд долларов, и в случае его успешной реализации в течение ближайших 15 лет Россия может стать крупнейшим поставщиком энергоносителей в Китай.

Западный газопровод «Алтай», который Газпром планирует построить до 2011 года, начнется на Урале от Единой системы газоснабжения РФ, пройдет через Алтай на западный участок границы России с Китаем и подключится к транскитайскому газопроводу «Запад – Восток». Его ресурсной базой станут месторождения газа Западной Сибири. Второй газопровод пройдет по восточному маршруту, который частично уже построен и предполагает поставки газа с Сахалина на материк и далее через Хабаровск в Китай. С учетом того, что на восточном побережье Китая строится большое количество терминалов для сжиженного природного газа (СПГ) и что себестоимость производства восточносибирского газа будет выше цен на дешевый местный уголь, западный вариант поставок газа в Китай для России более предпочтителен.

Вместе с тем, подписанный в Пекине протокол о поставках российского природного газа в КНР вызывает множество вопросов. Китай, располагающий собственными ресурсами для удовлетворения своих потребностей в газе, не имеет достаточной инфраструктуры по его распределению для реализации в ближайшем будущем заявленных объемов газа. Сами заявленные объемы также вызывают сомнения. Столько газа для поставок на восток у России просто нет, и, как считают специалисты, знакомые с проблемами российского топливно-энергетического комплекса, не предвидится. Чтобы увеличить объем экспорта с нынешних 207 млрд кубометров до без малого 300 млрд, необходимо инвестировать огромные средства в течение десятка лет, но ничего подобного в инвестиционных планах не содержится.

По всем прогнозам, правительство России ожидает сохранения экспорта примерно на имеющемся уровне. Более того, баланс производства, потребления и экспорта природного газа в России крайне напряжен, что продемонстрировали события минувшей зимы: Газпрому пришлось почти втрое сократить свои запасы в подземных хранилищах – с 62,6 млрд кубометров на 1 октября 2005 года до 21,76 млрд кубометров на 1 марта 2006 года.

Кроме того, здесь необходимо учитывать следующее. Во-первых, по мнению некоторых экспертов, российская труба (как и обсуждающиеся проекты строительства газопроводов из Казахстана и Туркмении к китайской магистрали «Восток – Запад») нужна Китаю не столько для удовлетворения своих потребностей в газе, сколько для стратегического привязывания этих стран к своему рынку и обеспечения транзита газа в Корею и Японию через свою территорию. Во-вторых, Китай, участвуя в разработке месторождений в этих странах, рассматривает их прежде всего как источник пополнения своей ресурсной базы углеводородов и не заинтересован в разработке и внедрении новых технологий добычи и охраны окружающей среды. Поэтому новые предприятия с китайским участием могут перейти на экстенсивную добычу углеводородов с нарушением основных эксплуатационных, технологических и экологических норм.

Главное – ни России, ни Китаю не удалось пока запустить ни одного масштабного (кроме торговли вооружением) совместного проекта, те же, что предлагаются, уязвимы с точки зрения рентабельности. Следует ожидать, что утверждение новых дорогостоящих газопроводных проектов затянется на неопределенное время, как это происходит сейчас с проектом строительства нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан». Однако дивиденды от подписанных в Пекине документов Россия, показав, что  значительные потоки российского сырья могут быть перераспределены с западного направления на Восток, начинает получать уже сейчас. В частности, 2 мая от имени руководства ЕС на имя министра энергетики России Виктора Христенко отправлено письмо, в котором Россию заверяют в том, что она «была и остается надежным поставщиком природного газа в Евросоюз».    

Казахстан в приоритете

Подписанное в начале апреля текущего года во время визита в Китай президента Туркмении Сапармурата Ниязова генеральное соглашение о строительстве газопровода и поставках туркменского газа в КНР предусматривает  ежегодный закуп на протяжении 30 лет у Туркмении 30 млрд кубометров природного газа, начиная с начала эксплуатации газопровода «Туркменистан – Китай» в 2009 году. Строительство газопровода в 1500 км от правобережья Амударьи через территории Казахстана и Узбекистана к китайской границе предполагается начать в течение года. Вести переговоры с транзитными странами об условиях транспортировки взялся сам Китай.

Безусловно, подписав соглашение с Китаем и получив серьезный аргумент в переговорах с Газпромом и Rosukrenergo о цене на газ для Украины, Туркменбаши вполне может заявить об очередном поднятии цены на свой газ, например во втором полугодии этого года. Однако здесь возникает вопрос относительно возможности выполнения поставок в оговоренных соглашением с Китаем объемах газа в указанные сроки. Согласно данным Национального института государственной статистики и информации Туркменистана, в 2005 году страной экспортировано 45,2 млрд кубометров газа.

За три года увеличить экспортируемые объемы газа более чем в 3 раза (таблица 1)  практически невозможно, несмотря на то, что в документе отмечается, что для обеспечения сырьевой базы поставок Туркмения и Китай согласились «совместно заниматься разведкой и разработкой на всех месторождениях и площадях правобережья реки Амударья на условиях Соглашения о разделе продукции». Разведка и коммерческая разработка открытых месторождений потребуют не менее 10 лет. Учитывая уже имеющиеся контракты и обязательства, возможность ежегодных поставок еще 30 млрд кубометров газа в Китай вызывает большие сомнения. Таким образом, в договоренностях и России и Туркмении с Китаем просматриваются, во-первых, политическая подоплека и, во-вторых, заявка на роль ключевых игроков на китайском газовом рынке в ближайшие 30 лет.

Наиболее проработанным на сегодняшний день проектом поставок природного газа в Китай является казахстанский проект: в АО «КазМунайГаз» уже согласовали техническое задание, определили параметры будущего трубопровода и к концу года собираются завершить обоснование инвестиций. Магистраль пройдет по маршруту Атырау (Макат) – Актобе (Жанажол) – Атасу – Алашанькоу и составит около 2800 км. Пропускная способность газопровода предполагается в объеме 30 млрд кубометров в год. Первую очередь, мощностью 10 млрд кубометров в год, планируется ввести в эксплуатацию в 2009 году. Вторую – в 2012 году. В обеспечении сырьем будущего газопровода в Китай ставка делается на собственные ресурсы. И это понятно. На месторождениях Карачаганак, Тенгиз, Кашаган сосредоточено более 1,3 трлн, 560 млрд и 220 млрд кубометров газа соответственно. Прогнозируется, что к 2010 году добыча газа в Казахстане достигнет 53 млрд кубометров. Это дает возможность Казахстану войти в число ключевых игроков газового рынка Китая.

Зачем нам Китай

За последние годы  в Китае произошел серьезный сдвиг в газовой отрасли. Тем не менее собственная добыча и потребление газа в КНР находятся на довольно низком  уровне: около 40 млрд кубометров. Острой необходимости в импорте природного газа до 2010 года не возникнет, и закупки могут производиться только в случае принятия поставщиком условий покупателя. Однако после 2020 года собственное производство газа может быть обеспечено только на 60%.

Среди основных проблем, затрудняющих развитие газовой отрасли, китайские специалисты в первую очередь выделяют географическую разбросанность сырьевых ресурсов и преобладание мелких по масштабу месторождений

Развитие газовой промышленности Китая определяется тремя государственными документами: «Планом развития нефтегазовой промышленности на среднесрочную и долгосрочную перспективу», «Планом развития сжиженного природного газа на среднесрочную и долгосрочную перспективу» и «Планом развития газопроводов на среднесрочную и долгосрочную перспективу». Согласно этим документам в качестве приоритетов определены стимулирование газоразведочных работ, освоение новых месторождений, строительство магистральных газопроводов и терминалов по приему СПГ, создание собственного танкерного флота для перевозки СПГ. Экономической программой правительства Китая предусматривается к 2010 году увеличить долю газа в энергобалансе страны с 3 до 7%. В частности, ведутся активные работы по строительству регазификационных терминалов и закупке СПГ. Строительство ведется в ряде провинций на юге и юго-востоке КНР – Гуандун, Фуцзянь, Чжэцзян, на острове Хайнань и в Шанхае, куда должен поступать СПГ с Северо-Западного шельфа Австралии, месторождения Танггух в Индонезии и из других регионов.

Спрос на газ в Китае в последние годы растет и, по прогнозам, до 2010 года ежегодно будет расти не менее чем на 9–10%. В частности, по оценкам «Газ де Франс», потребление газа в одном только Шанхае может составить к 2010 году 6–10 млрд кубометров. Существующая тенденция обусловлена в первую очередь политикой замещения угля на газ при выработке электроэнергии. При этом, по мнению китайских специалистов, до 2010 года среднегодовые темпы роста потребности в электроэнергии будет сохраняться на уровне 6,6–7%. Так, потребление природного газа в КНР в 2005 году составило около 50 млрд кубометров (годовой прирост – 20,6%). Экономисты ожидают сохранения таких темпов роста и в 2006 году. К 2020 году потребление газа прогнозируется на уровне 200 млрд кубометров. Ожидается, что примерно 40% этого объема будет поставляться на электростанции. Однако существуют опасения, что запланированные уровни собственной добычи достигнуты не будут, так как они предполагают вдвое больший темп роста, чем в последние годы.

Текущие и перспективные потребности в природном газе и возможности их удовлетворения позволяют условно разделить территорию Китая на регионы, существенно различающиеся в плане обеспечения газом: Северо-Восточный, Центральный, Южный, Прибрежный. Например, северо-восточные провинции Китая геостратегически тяготеют к газоносным регионам юга Восточной Сибири, Якутии и в меньшей степени – острова Сахалин. Доставка газа в этот регион требует значительных инвестиций в инфраструктуру трубопроводных проектов. Однако пока контрактов по этим проектам не заключено, и находятся они в лучшем случае на стадии переговоров. И  если объективная потребность в импорте сетевого газа в Северный и Северо-Восточный Китай не вызывает сомнений, то поставка сетевого газа из России в Южный и Юго-Восточный Китай экономически невыгодна. В то же время потребности свободных экономических зон тихоокеанского побережья страны вполне могут покрываться поставками СПГ.

Большой импорт под вопросом

В настоящее время существует большое количество прогнозов относительно развития газового рынка Китая. Все они, совпадая в одном, – огромном потенциале этого рынка – расходятся, причем нередко очень значительно, в объемных значениях. К примеру, по прогнозу Азиатско-Тихоокеанского центра исследований энергетики ( APERC), к 2020 году Китай будет потреблять до 250 млрд кубометров год. Оценки Департамента энергетики США менее категоричны – всего 100 млрд кубометров к указанному сроку.

 Существующие расхождения в перспективных оценках потребления и импорта газа связаны с отсутствием развитой инфраструктуры и высокой стоимостью ее сооружения, а также с неясностью позиции правительства Китая в отношении угля – основного энергетического ресурса страны. И это понятно: в прогнозах спроса на газ основную роль играет его использование для выработки электроэнергии в той сфере, где можно продолжать использовать уголь, который в энергетическом балансе Китая, по-видимому, будет преобладать до 2020 года. Так, в вариантах энергетических программ  упор по-прежнему делается на уголь. Его потребление планируется довести до 2,9 млрд тонн по максимальному или до 2,1 млрд тонн по минимальному варианту.

Кроме того, сегодня китайское правительство, пытаясь избежать перегрева экономики (чреватой тяжелыми экономическими и социальными последствиями), вынуждено замедлять темпы экономического роста. В частности, ограничивает инвестирование в перегретые секторы экономики. Таким образом, реальные потребности Китая в импорте газа могут оказаться значительно меньше предполагаемых.

[inc pk='453' service='table']
Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности