О чем не хочется думать

Редакционная статья

О чем не хочется думать

IV экономический форум «Эксперт-100-Казахстан», который пройдет 7 ноября в Астане, будет посвящен устойчивому развитию национального бизнеса. Сейчас уже очевидно, что корпорации просто обязаны брать в расчет экологические, экономические и социальные риски — просто чтобы не ставить себя под удар. Крупнейшие компании, хотя и медленно, к этому движутся. Мы же в журнале решили взглянуть на проблемы устойчивого развития с точки зрения государства. То есть дать в сжатом виде некий список угроз, которые маячат перед Казахстаном. Наш список явно не исчерпывающий. Но, во всяком случае, мы надеемся, что некоторые болевые точки мы обозначили правильно. Власти нужно иметь такой лист угроз. И по каждой из них знать ответ — как она будет нивелироваться.

Термин «устойчивое развитие», конечно, несколько затаскан. Говоря просто, это сегодняшний рост, который по своей сути не угрожает будущему росту и развитию. Иными словами, все государственные решения должны приниматься из расчета того, не вредят ли они будущим поколениям, либо предлагать, как этот вред свести к минимуму.

В ООН принято разделять проблемы, связанные с устойчивым развитием, на три уже упомянутые группы: экономические, социальные и экологические. Мы по тому же принципу условно поделили наши статьи. Однако уже в процессе подготовки текстов мы поняли, что принятая классификация слишком условна. Возьмем экологию и экономику. Желанная диверсификация экономики может финансироваться только за счет нефтяных доходов и металлургии. Во всяком случае, это самый логичный для нас способ фондирования несырьевого сектора. А это означает рост добычи. На запуск Кашагана молятся в правительстве не первый год. Между тем рост добычи — это гарантированное ухудшение экологии. Сейчас мы не будем разбирать эту тему, но проблема существует. И как развить одно, не угробив другое, — задачка не из простых.

Возьмем другую связь — социальной сферы и экологии. Из-за изменения климата сельское хозяйство, которое у нас и так-то на ладан дышит, становится в отдельных регионах просто бессмысленным. Что вызывает отток оттуда молодого населения в города. Где оно, поскольку у государства нет внятной политики по его вписыванию в городскую среду, стремительно маргинализуется. Конечно, индустриализация, если она наберет нужные темпы, сможет переварить некоторое количество таких молодых людей. Но явно не всех.

Теперь социалка и экономика. С одной стороны, у нас деградирует система образования, переведенная на чисто коммерческие рельсы. С другой — экономика и сама не предъявляет запроса на, допустим, высококлассных ученых… В итоге все оказывается связано со всем. И если не подходить к этому системно, не сделать устойчивое развитие государственной идеологией, которая пронизывает все, то страна однажды может сорваться в пропасть.

Мы не можем не упомянуть в этом номере один специфический риск, который угрожает больше всего устойчивости развития этой страны. Мы не расписали его в наших материалах. Но, по сути, он должен был бы относиться, вероятно, к социальному аспекту. Огромный фактор неопределенности вносит вопрос с будущим лидером страны. Понятно, что действующий президент имеет огромный кредит доверия. Но любой казахстанец, от торговца на базаре до чиновника высшего ранга, хотя бы раз в месяц задумывается над тем, как Нурсултан Назарбаев будет уходить. Причем в основном общество не ждет ничего хорошего от смены главы государства. Говорится много о насилии, которое обязательно должно сопровождать смену первого лица, — как будто это аксиома. Учитывая то, как сейчас устроена политическая система, единственный разумный путь — это постепенная, очень медленная передача дел преемнику. Но для этого его еще нужно найти. Возможно, он уже найден. Однако сам факт, что он не представлен народу, останавливает бизнес от реинвестирования в экономику, а обывателей заставляет нервничать, снижая их работоспособность. Нет ничего хуже неопределенности. Многие и многие вещи откладываются до часа X. Который, может быть, еще не наступит очень долго. Иосиф Сталин добился огромного роста ВВП. Но он не сумел нормально передать власть представителю элиты, которая так же развитие ставила бы превыше всего (но не была бы столь же кровожадна, заметим в скобках, как отец народов и его окружение). Кончилось все тем, что спустя небольшой по историческим меркам период СССР распался. Несмотря на все свои предыдущие достижения. КНР, поглядев на это, создала систему плановой передачи власти. Само по себе наличие такого рода плана гарантирует, что однажды развитие не застопорится из-за того, что у руля засиделись старцы, потерявшие связь с действительностью и должный драйв (как в брежневские времена — Союз).

Китай создал механизм преемственности. У нас такового нет. И это, пожалуй, главная угроза для устойчивого развития республики на сегодня. Это угроза номер один.