Компании за стеклом

Пока в Казахстане бизнес политизирован, а сделки по приобретению пакетов акций компаний непрозрачны и совершаются в основном между знакомыми, надеяться на быстрые результаты от внедрения стандартов корпоративного управления не приходится

Компании за стеклом

Правительство форсирует подготовку к запуску регионального финансового центра (РФЦА) в Алматы. Функционирование РФЦА невозможно без увеличения числа прозрачных эмитентов и надежных ценных бумаг. Показательны в этом смысле все последние инициативы Агентства финансового надзора, заинтересованного в большей прозрачности казахстанских компаний: в частности, недавно опубликованный на сайте АФН список аффилированных с АО лиц, разработанный Агентством законопроект по вопросам защиты прав миноритарных инвесторов, предложение ввести статус публичной компании и установить налоговые льготы для эмитентов, которые соответствуют этому статусу. Принятие эмитентами стандартов корпоративного управления также должно способствовать решению этой задачи.

До 1 октября 2006 года, согласно постановлению АФН, эмитенты, находящиеся в листинге Казахстанской фондовой биржи (KASE), должны привести свои внутренние документы в соответствие с казахстанским кодексом корпоративного управления, разработанным советом эмитентов. Времени осталось, что называется, в обрез, и компании, казалось бы, должны уже принять собственные кодексы и быть готовы строить свою деятельность в соответствии со стандартами корпоративного управления. Но исследование, проведенное консалтинговой компанией ICC Businnes Advisors совместно с Программой эффективного управления Министерства торговли США, показало, что в Казахстане у компаний существует множество проблем с коруправлением – от банального незнания основ до нежелания что-либо менять в уже устоявшемся бизнесе и становиться действительно публичными.

АФН сильнее рынка

Достаточно сказать, что из зарегистрированных на KASE 63 эмитентов только в 49 консалтеры смогли получить хоть какие-то сведения о состоянии корпоративного управления и лишь 12 респондентов согласились заполнить анкету. Интересно, что некоторые компании свой отказ мотивировали тем, что информация о корпоративном управлении является… конфиденциальной (?). Это свидетельствует о полном незнании вопроса, ведь основными принципами коруправления являются прозрачность и гласность. Что касается разработки самого кодекса, то опрос показал, большая часть компаний (73%) приняла всеобъемлющий кодекс, который соответствует типовому, разработанному советом эмитентов, 9% – над кодексом работают. В авангарде, как обычно, крупные эмитенты, представляющие финансовый рынок (более 72%). Лишь в трети опрошенных компаний правила и принципы коруправления являются полноправной частью процедур. Еще в трети внедрение ограничивается одной или двумя отдельными инициативами, чаще всего назначением независимых директоров. Большинство компаний в качестве основания для внедрения стандартов коруправления назвали требования АФН и KASE. Часть компаний стремится к международной практике корпоративного управления, чтобы выйти на внешние рынки с IPO.

Исследование показало, что даже среди листинговых компаний многие плохо понимают, что такое корпоративное управление. Менеджеры путают два различных понятия – корпоративное управление и управление корпорацией. В штате организаций нет специалиста, который бы отвечал за коруправление. «Это затрудняло наше исследование, – говорит управляющий партнер ICC Мухтар Мусабетов. – Нам нужно было получить как можно более полные ответы, однако когда люди не знают предмета вопроса, то, разумеется, не могут на него ответить».

Пропуск на внешний рынок

Разработка кодекса вовсе не означает, что он тут же начнет работать. Более того, партнер ICC Саймон Гланси сомневается, что мало кто будет пользоваться этим документом как практическим инструментом осуществления корпоративного управления. В какой-то степени, по его мнению, это влияние объективного фактора: у Казахстана пока накоплен слишком небольшой опыт рыночной экономики. «Большая часть компаний, – говорит г-н Гланси, – ориентирована не на рыночные механизмы управления и формирования стоимости, а на политические связи». Это справедливо не только по отношению к эмитентам, но и к внутренним инвесторам: обычно доверяют тем компаниям, которые на слуху или во главе которых стоят известные люди.

Стандарты корпоративного управления часть компаний понимает слишком упрощенно, сводя этот достаточно сложный процесс к назначению независимых директоров. Некоторые руководители, для того чтобы подчеркнуть соответствие менеджмента требованиям времени, с гордостью говорят, что в их компании уже разработан кодекс корпоративного управления и работает независимый директор. Однако это хотя и важный, но всего лишь отдельный элемент коруправления. К тому же в Казахстане трудно говорить о подлинной независимости независимых директоров. Зачастую при своем высоком статусе и соответствующей зарплате они не влияют на принимаемые решения, потому как не могут реально противостоять крупному акционеру, которому и обязаны своим назначением.

Под корпоративным управлением понимается система управления и контроля за деятельностью различных структурных единиц организации – акционерами, советом директоров и правлением. Основная задача коруправления – обеспечить равные права акционеров. При нормальном развитии фондового рынка акционером может стать любой человек, на Западе абсолютное большинство граждан является совладельцами компаний, причем не одной, а нескольких. Институт независимых директоров введен специально для защиты миноритарных акционеров, и они сами могут назначить независимого директора. Как говорит г-н Гланси, «на Западе независимые директора не избираются только потому, что кто-то с кем-то играет в гольф».

Если вернуться к западной практике, то там акциями корпораций с мировыми брендами владеет огромное число акционеров, 10–20-процентные пакеты считаются уже крупными. У нас пока и речи нет о том, что кто-либо из граждан может стать совладельцем компании, купив на свободном рынке акции. Один-два акционера могут владеть контрольным пакетом, а чаще – 75–90% акций. Например, 75% акций крупнейшего банка принадлежат компаниям, аффилированным с одним человеком, 97% другого банка владеет аффилированная компания, а 3% принадлежат 300 акционерам. Понятно, что в таких организациях права миноритариев всегда будут ущемлены: у них просто нет достаточного количества голосующих акций, чтобы повлиять на решения правления.

Существуют объективные причины заинтересованности компаний в переходе к стандартам корпоративного управления: выход на IPO, привлечение инвесторов, повышение стоимости. Поглощения и слияния на внутреннем рынке также в той или иной степени стимулируют внедрение коруправления. Многие банки уже поняли, что без соответствия международным нормам и получения международного рейтинга они не смогут привлечь деньги иностранных инвесторов. По словам г-на Мусабетова, банковский сектор в большей мере внедряет коруправление, стандарты Базель 2, международную финансовую отчетность, потому что западные инвесторы, прежде чем дать деньги, тщательно проверяют соответствие внутренних документов заемщиков международным требованиям. Вхождение в компанию стратегического инвестора повышает доверие к ней. Например, активное приобретение Европейским банком реконструкции и развития долей компаний финансового сектора способствовало повышению прозрачности и увеличило их стоимость. Для международных инвесторов это знак, что компания в большей степени соответствует западным требованиям.

Капитализация без денег

Одно из преимуществ коруправления в том, что раскрытие информации и прозрачность, ему сопутствующие, позволяют повысить стоимость компании. В России, где этот процесс идет быстрее с учетом лучшего развития фондового рынка, коруправление и прозрачность позволили увеличить стоимость компаний на 300–1200% (!). Схема проста: компания открыта и прозрачна, значит, можно привлечь долгосрочных инвесторов, готовых вложить в нее серьезные суммы. Их доверие основано на том, что все процессы в компании строятся на международных стандартах, она имеет стратегический план развития и будет расти, а права акционеров защищены. Прозрачность снижает риски, вследствие этого снижается стоимость кредитных ресурсов, привлекаемых компанией, а это позволяет снизить затраты на выплату заемных средств. Спрос на акции растет, значит, повышается их рыночная стоимость.

«Даже если мы возьмем только компании, которые в большей степени используют политические связи, то и среди них растет понимание необходимости внедрения стандартов корпоративного управления, потому что они видят, насколько это выгодно», – говорит г-н Мусабетов.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?