Прощают всех

Законопроект «Об амнистии в связи с легализацией имущества», принятый парламентом Казахстана, призван урегулировать вопросы собственности в стране и значительно сократить теневой сектор. Однако его реализация на практике может реально расширить коррупционное поле при довольно незначительном экономическом эффекте

Прощают всех

Многострадальный законопроект впервые был внесен в парламент еще правительством г-на Тасмагамбетова в июне 2003 года. Тогда же бывшие депутаты Нурпеис Махашев и Виктор Иванов предложили провести повторную легализацию денежных средств. Прошлый созыв это предложение с негодованием отверг, а сам законопроект, отправленный на доработку в профильный комитет, был «забыт». Нынешний созыв мажилиса тоже не торопился с обсуждением проекта закона «Об амнистии в связи с легализацией имущества». Дважды проводилась официальная презентация законопроекта, несколько раз президент Нурсултан Назарбаев напоминал о необходимости проведения легализации имущества. Однако реальная работа над документом началась после того, как глава страны в мартовском послании поручил правительству провести легализацию имущества и денег с оплатой 10% от стоимости узаконенной движимости и недвижимости. Правительство назначило срок проведения легализации с 3 июля по 30 декабря 2006 года, о чем и сообщило парламенту.

В настоящее время теневой оборот в казахстанской экономике составляет, по разным оценкам, от 25 до 60% ВВП. По данным РГП «Центр по недвижимости», на 1 сентября 2005 года в Казахстане на 4,78 млн легальных объектов недвижимости приходилось 1,44 млн незарегистрированных, из которых 1,17 млн – жилые и 0,27 млн – нежилые помещения. По словам разработчиков законопроекта, его основная цель – вовлечь в экономический оборот имущество граждан и юридических лиц, субъектов малого предпринимательства, которое выведено из легального экономического оборота или не вовлечено в него, либо оформлено ненадлежащим образом. По расчетам правительства, бюджетные расходы на проведение операций по легализации имущества составят около 107 млн тенге, а экономический эффект (при условии легализации как минимум 30% незарегистрированного имущества) – 3,7 млрд тенге в виде уплаты налогов и сборов в соответствующие бюджеты. Легализация же денег в размере 500 млн долларов даст дополнительные доходы казне в 16,5 млн долларов.

На сегодня, как считают авторы законопроекта, одна часть населения страны не оформляет права собственности из-за отсутствия средств, другая – из страха быть привлеченными к административной или уголовной ответственности. Законопроект дает шанс гражданам, стремящимся стать законопослушными, зарегистрировать свое имущество и не бояться быть наказанными по ряду статей уголовного и административного кодексов. Подчеркнем, что действие законопроекта распространяется лишь на граждан страны, а также юридических лиц – резидентов Республики Казахстан.

Консенсус найден?

В отличие от закона «Об амнистии в связи с легализацией денег», направленного на состоятельных и очень состоятельных граждан, законопроект «Об амнистии в связи с легализацией имущества» затрагивает интересы самых различных имущественных групп. Авторы законопроекта изначально делали акцент на социальном аспекте. Прежде всего на регистрации жилья, транспорта сельскими жителями. Поскольку из-за удаленности центров недвижимости, дороговизны процедуры оформления, бюрократических проволочек, растягивающих процесс регистрации имущества на долгие месяцы, а то и годы, сельчане лишь в крайних случаях решаются преодолеть эти пороги. По мнению председателя аграрного комитета мажилиса Ромина Мадинова, около миллиона незарегистрированных объектов недвижимости приходится именно на село.

Вторая группа, для которых, по мнению разработчиков, будет полезна амнистия в связи с легализацией имущества – это предприниматели, которые скрывали объемы производства в целях уклонения от налогов. Но достаточно окрепнув, они нуждаются в легализации сокрытой части имущества. Третья группа – граждане, которые по роду своей деятельности не имеют права заниматься предпринимательством – госслужащие, работники правоохранительных органов. Они, получая дополнительный доход, не отражают его в налоговых декларациях. Причины сокрытия имущества во всех группах разнятся, соответственно, нужны и различные стимулы для его легализации.

При обсуждении законопроекта в нижней палате парламента наблюдалось ожесточенное противостояние приверженцев двух концепций. Одна часть депутатов буквально поняла слова разработчиков о главной цели – «вовлечении в экономический оборот незаконного имущества». И отстаивала поправки, которые реально дали бы возможность зарегистрировать движимую и недвижимую собственность сельчанам, предпринимателям, при этом пытаясь жестко ограничить возможность легализации имущества с явными признаками коррупции. Вторая часть мажилисменов буквально поняла другие слова президента – что надо дать возможность всем начать жизнь с чистого листа, в правовом поле ратовала за статьи, значительно расширяющие правительственный вариант амнистии.

Стороны с переменным успехом отвоевывали позиции. Однако чаще побеждала установка «всех простить и вовлечь в правовое поле», с обязательной оговоркой, что после этой легализации никаких противоправных действий с собственностью допускаться не будет, поскольку скоро должен быть принят закон о финансовом мониторинге, согласно которому все сомнительные сделки станут отслеживаться финразведкой с соответствующим принятием жестких мер.

Борьба противоположностей

В основном аргументы сторонников всепрощения сводились к многозначительному «ну вы же понимаете о чем речь». Не являясь коррупционерами и профессионалами по части ухода от налогов, оппоненты кивали и задавали наивные вопросы. Например, почему в преамбуле написано, что легализация имущества – «исключительно разовая акция», ведь в 2001 году проводилась амнистия в связи с легализацией денег. А коль решено проводить амнистию в связи с легализацией движимого и недвижимого имущества в трактовке Гражданского кодекса, включая деньги, ценные бумаги, то акция будет скорее очередной. Почему говорится о вовлечении в экономический оборот имущества, находящегося за рубежом, на счетах, в депозитариях, для легализации которого нужно предъявить лишь справку о таковом, в отличие от легализации денег 2001 года, когда средства надо было зачислить на специальные счета в казахстанских банках второго уровня, а потом использовать по своему усмотрению. Кстати, уже тогда граждане начинали жизнь с новых деклараций о доходах, старые были уничтожены.

Кроме того, депутаты Нурлан Итемгенов и Михаил Трошихин предложили амнистировать перерегистрацию собственности с ненадлежащего лица и записать это в определение легализации. В глоссарии этот термин раскрывается следующим образом: «легализация имущества – процедура признания государством прав на имущество, выведенное из законного экономического оборота в целях сокрытия доходов и (или) не оформленное в соответствии с законодательством РК либо оформленное на ненадлежащее лицо». То есть фактически это положение не дает экономического эффекта ни в виде оплаты налогов, поскольку налоги с него платились, ни в виде регистрационных сборов (за исключением денег и ценных бумаг), а лишь дает возможность перерегистрировать имущество тем гражданам и юридическим лицам, которые были вынуждены в силу различных обстоятельств оформить его на третьих лиц. Ряд депутатов настаивал на исключении этого «явно коррупционного» явления, когда собственность оформляется «на родственников, шоферов – на подставных лиц». «Как правило, на подставные лица оформляют имущество, приобретенное на взятки либо на похищенные у государства деньги. Тем самым мы узакониваем коррупцию и взяточничество. Однако априори легализации не подлежат доходы, полученные в результате преступной деятельности», – считает депутат Марал Итегулов.

При обсуждении законопроекта наблюдалось ожесточенное противостояние приверженцев двух концепций

С этим мнением согласен и крупный казахстанский бизнесмен, в приватной беседе высказавший мнение, что «данный пункт актуален прежде всего для чиновников, именно они и члены их семей постараются воспользоваться этой статьей». «Для бизнеса же это не очень актуально, так как если имущество зарегистрировано на третьих лиц, то предприниматель опасается не столько проблемных отношений с государством, сколько проблем, связанных с собственно бизнесом (обременение кредитом, долговые обязательства, возможность административного и иного отъема собственности), а значит, вряд ли будет им пользоваться», – говорит он.

Однако большинство народных избранников к подобным мнениям не прислушалось, считая необходимым «предоставить право гражданам и юридическим лицам РК легализовать любое скрываемое и принадлежащее им имущество, независимо от места его нахождения, вида, в том числе имущество, оформленное на других лиц», поскольку потом ожидаются мероприятия «по поиску выведенных ранее из легального оборота капиталов». Кроме аргументации насчет грядущего финансового мониторинга, часто встречающейся в сравнительной таблице по законопроекту, аргументом для сторонников этой нормы стала ссылка на статью 14 Конституции, согласно которой все равны перед законом и судом и не могут подвергаться дискриминации по мотивам социального, должностного, имущественного положения. Такой довод приводился при отрицании поправок, в которых предлагалось не распространять амнистию в связи с легализацией имущества на госслужащих и дифференцировать сбор за легализацию в зависимости от стоимости собственности. На контраргументы в виде существующей дифференциации налогов никто не обратил внимания.

Еще одна странная тема осталась практически не обсужденной народными избранниками. Амнистия объявлена по 7 статьям Уголовного кодекса и по 19 – Административного. Законопроектом предлагается освободить лиц, легализовавших имущество, от уголовной ответственности за: незаконное предпринимательство, лжепредпринимательство, незаконную банковскую деятельность; от административной ответственности за: незаконное занятие государственных земельных участков, нецелевое использование земель, нарушение землеустроительной документации, занятие запрещенными видами предпринимательской деятельности, нарушение законодательства по бухучету, нарушение валютного, налогового законодательства, незаконное строительство, неправомерные действия при банкротстве. Но при условии, если гражданин не находится под следствием по этим статьям, и, конечно, закон не распространяется на лиц, уже наказанных. Однако если с подачи депутата Мухтара Тиникеева из списка амнистируемых статей все же исключили статью 215 (часть первая) УК РК о неправомерных действиях при банкротстве, то среди прощаемых административных прегрешений эта статья осталась. Из судебной практики известно, что одним из распространенных способов ухода от уголовной ответственности является переквалификация совершенного деяния с уголовной статьи на административную. Поэтому у некоторых руководителей, умело выведших ликвидное имущество предприятий из-под конкурсного производства, есть возможность легализовать полученную собственность.

Субъективно, но факт

Сам процесс легализации имущества предполагается осуществлять следующим образом. Граждане должны подать заявления в установленной форме, а также документы, подтверждающие вещные права на имущество в соответствующий государственный орган. Физические лица должны подавать такие заявления по месту их регистрации, юридические – по месту госрегистрации. Вместе с заявлением надо представить справку об уплате 10-процентного сбора за легализацию. При этом стоимость легализуемого имущества, денег гражданин (либо юрлицо) определяет сам. Кроме того, должны быть представлены документы, удостоверяющие личность, а представителями юридического лица – также нотариально заверенные копии устава, свидетельства о регистрации юридического лица, свидетельства налогоплательщика и документы, подтверждающие их полномочия. Заявление должно быть рассмотрено в течение 15 рабочих дней со дня подачи заявления в местный исполнительный орган. Те, кто желает переписать имущество на себя с ненадлежащих лиц, и легализующие движимое имущество обращаются в налоговый орган. Остальные граждане с незарегистрированной недвижимостью подают заявления в комиссию, созданную при местном исполнительном органе. В нее должны входить представители маслихатов, налоговых органов, агентства по управлению земельными ресурсами, департамента архитектуры, центра по недвижимости, а также прокуратуры и МВД. Причем полномочия комиссии достаточно обширны и в законе не прописаны, их предполагается регулировать подзаконным актом – постановлением правительства. Что, учитывая сложившуюся практику, дает основания говорить о взяткоемкости данной нормы. Более того, в законопроекте оставлена лазейка для уполномоченного органа, то есть комиссии или налогового органа, в виде возможности затребовать «иные документы, предусмотренные настоящим законом».

Если все документы в порядке, имущество признается легализованным с момента принятия заявления. Но это касается прежде всего денег и перерегистрации имущества с третьих лиц (достаточно нотариально оформленного согласия формального собственника на передачу имущества). Далее интереснее. Если в законопроекте в целом продекларирован регистрационный характер легализации имущества, то при реализации его на практике он фактически превращается в разрешительный. Поскольку судьбу собственности, права на которую не были оформлены, решает упомянутая выше комиссия. Она же решает вопрос о заявленной стоимости имущества. Словом, что легализовать, кому и почем, определяет комиссия. В спорных случаях заявитель может обращаться в суд. Недвижимость признается легализованной с момента вынесения комиссией положительного решения. Вся информация о легализованном и предъявленном к легализации имуществе разглашению не подлежит и не может быть основанием для проведения любых процессуальных действий, в том числе по осуществлению уголовного преследования или применению мер административного взыскания.

Учитывая существующую практику, можно с уверенностью предположить, что решения о легализации иной раз будут очень сильно зависеть от настроения местного акима. Кроме того, многое будет зависеть и от организации работы групп, которые должны выезжать в села, дабы приблизить все инстанции к аграриям. Этот момент казался наиболее сомнительным депутатам. Ведь срок, отпущенный на легализацию – шесть месяцев, а незарегистрированных объектов – полтора миллиона. И если даже сейчас граждане месяцами ждут оформления документов в Агентстве по управлению земельными ресурсами, Центрах по недвижимости, в департаменте архитектуры, то при проведении акции по легализации без привлечения дополнительных служащих вряд ли возможно уложиться в сроки.

И, напротив, для легализации денег полгода слишком много. По мнению депутатов, хватило бы и одного, максимум двух месяцев. Министр юстиции Загипа Балиева пояснила: «Дело в том, что по нашему закону легализация денег, движимого имущества проводится не только внутри государства, но и за пределами нашей страны. Поэтому мы даем возможность гражданам, которые вывезли деньги в офшорные зоны, другие государства, привезти эти деньги и соответствующие документы, легализовать на территории государства. Для этого дается шесть месяцев». Депутаты в ответ иронично заметили, что в наше высокотехнологичное время деньгами в офшорах управляют посредством интернета, на что требуются минуты, а никак не месяцы. «Когда мы занимались земельными паями, то давали год для их юридического оформления. Шла очень мощная пропаганда, но мы за год не справились с этой работой на селе. Комиссия приедет, уедет, кто-то не сможет выехать из села в райцентр, чтобы собрать документы. Для людей это целая проблема! Все наши желания обрастают какими-то бумагами», – считает депутат Еркин Рамазанов.

Никакие заклинания разработчиков о вовлечении в легальный оборот теневой собственности и пополнении налогооблагаемой базы не могли смыть с законопроекта клейма «воровской», данного депутатом Сериком Абдрахмановым, пока в последний момент – перед вторым чтением в мажилисе – правительство не пошло на некоторые уступки. Так, было решено провести регистрацию легализованного жилья бесплатно. Кроме того, от 10-процентного сбора за легализацию освободят тех граждан, кто явочным порядком платил земельный и имущественный налог, а также сельчан, легализующих сельхозтехнику, используемую для производства сельхозпродукции. Этот шаг превращает декларативные заявления о благодатной миссии закона для сельских жителей, которые смогут оформить по закону свою движимость и недвижимость, в реальный стимул.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?