Закроют по факту

Несмотря на оптимистичные заявления компании «КазМунайТениз», следует признать, что проект по разработке месторождения Курмангазы терпит неудачу. Дополнительные геологические исследования могут лишь подтвердить, что нефть на Курмангазы есть. Но в гораздо меньших объемах, нежели анонсировалось ранее

Закроют по факту

На месторождении Курмангазы в казахстанском секторе шельфа Каспийского моря будет пробурена вторая разведочная скважина.  Об этом заявили в своем совместном пресс-релизе компании «КазМунайТениз» и «РН-Казахстан» (дочерние предприятия «КазМунайГаза» и «Роснефти» соответственно) участники проекта по разработке Курмангазы. Впервые прозвучало официальное признание, что полученные результаты исследований во время бурения первой разведочной скважины «позволили выяснить, что фактические параметры структуры отличаются от проектной модели». В переводе с дипломатического на простой язык – заявленные ранее прогнозные запасы в 950 млн тонн нефти оказались не более чем мифом. И Курмангазы, скорее всего, не суждено стать вторым по ресурсам после Кашагана месторождением в Казахстане. «После анализа всех полученных геолого-геофизических данных будут продолжены разведочные работы во исполнение обязательной программы, предусмотренной контрактом на недропользование, в том числе по бурению второй разведочной скважины», – утверждают в компании «Курмангазы Петролеум», являющейся оператором проекта. Данные, полученные при бурении, станут основой для проведения дальнейших исследовательских работ, направленных на уточнение геологической модели структуры Курмангазы.

Ничего страшного не произошло?

Министр энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Бактыкожа Измухамбетов утверждает, что провал первого разведочного бурения – достаточно распространенное явление на нефтегазоносных структурах. Риск проиграть в нефтепоисковых операциях очень велик. «Разведка есть разведка. Обычно достоверность открытия месторождения при разведке составляет порядка 25–30% в лучшем случае. Это мировой опыт. Поэтому не исключено, что на суше и на море некоторые разведочные скважины могут оказаться непродуктивными. В любом случае работа по изучению структуры будет продолжаться», – заявил он.

Однако следует признать, что проект по разработке Курмангазы изначально был политизирован, и именно поэтому ему уделяется так много внимания. Спорная территория, по разработке которой было подписано специальное соглашение между Россией и Казахстаном, считалась одним из наиболее крупных нефтегазовых месторождений в Каспийском море. СРП по месторождению Курмангазы было подписано сроком на 55 лет в июле 2005 года. Общий объем запланированных инвестиций превышал 20 млрд долларов, при этом в 2006 году в освоение Курмангазы запланировано инвестировать около 70 млн долларов.

 «КазМунайГазу» в проекте определено 50% участия, «Роснефти» – 25%. Еще 25% закреплены в виде опциона за российской компанией «Зарубежнефть». Кроме того, еще один опцион на 25% принадлежал французской Total. Но после получения отрицательных результатов бурения первой скважины Манно Грувель, старший вице-президент компании Total Exploration&Production, занимающейся разведкой и добычей углеводородов, заявил, что Total «на данный момент не заинтересована участвовать в проекте разработки структуры Курмангазы, поскольку результаты разведочного бурения не подтвердили ожиданий по объему запасов». «Скважина была неудачная, месторождение не открыто», –  заявил в начале июня в Париже г-н Грувель. 

Без «покрышек» нет нефти

Имеет ли смысл проводить новые геологические исследования? Некоторыми геологами по результатам  бурения первой скважины  высказано достаточно спорное предположение, что Курмангазы, возможно, не является единой структурой, на ней может быть шесть не связанных между собой залежей нефти и газа.

Остается  лишь удовлетвориться тем, что миф о гигантских запасах нефти на Курмангазы все-таки принес изрядный доход в казахстанскую казну

Как нам удалось выяснить, волгоградские и астраханские специалисты российской компании ЛУКОЙЛ, которые первыми в рамках проекта «Каспийской нефтяной компании» проводили в 2000–2002 годы исследовательские работы  на Курмангазы (российское название структуры – Кулалинское), не исключали отрицательный результат.

Более того, геологические риски были оценены как высокие. Так, в сводовой части структуры полностью отсутствуют отложения верхнего мела и, возможно, частично нижнего мела. Эти отложения являются региональной «покрышкой» для нижнемеловых нефтегазоносных горизонтов. «Отсутствие региональной покрышки может привести к расформированию залежей углеводородов в нижнемеловых отложениях, – утверждали геологи и заключали: – Кастрюля, в которой должны были быть гигантские запасы нефти, оказалась без стенок (те самые пресловутые «покрышки»). Нефть в далекие времена вытекла из структуры, если, конечно, она там была».

По мнению российских геологов, «скорее всего, новое место для второй разведочной скважины находится за линией или в районе геологического разлома, которая проходит в восточной части структуры Курмангазы.  Там еще могут быть продуктивные пласты.

Цепная реакция

Последствия неудачи на Курмангазы слишком чувствительны для официальной Астаны, она прежде весьма оптимистично оценивала перспективы промышленной разработки этого месторождения. Правительственные чиновники даже успели подсчитать, что доходы «КазМунайГаза» и «Роснефти» от реализации этого проекта должны были превысить 10 млрд долларов на каждого из участников, а общие платежи в бюджет Казахстана за весь срок разработки Курмангазы ожидались на уровне 31 млрд долларов. Планы по уровню добычи нефти варьировались от 18 млн тонн до 64 млн в год. Теперь, после двух неудач (первой стало разведочное бурение на структуре Тюб-Караган), правительству предстоит серьезно пересмотреть объявленные ранее плановые показатели добычи нефти в 2015 году – 150 млн тонн. Этот уровень добычи если и будет достигнут, то на очень короткий срок. Надежды на то, что Казахстан попадет в пятерку самых богатых по запасам нефти стран мира, не оправдались.

Ресурсный рейтинг казахстанского сектора Каспийского моря (КСКМ) серьезно подорван. Можно предположить, что иностранные инвесторы теперь будут крайне неохотно браться за разведку и разработку нефтегазоносных участков на КСКМ. Могут пострадать позиции «КазМунайГаза» и в других совместных российско-казахстанских проектах, на месторождении Хвалынском и структуре Центральное, в которые Россия допустила Казахстан в обмен на допуск российских компаний на Курмангазы.

Остается  лишь удовлетвориться тем, что миф о гигантских запасах нефти на Курмангазы все-таки принес изрядный доход в казахстанскую казну. Помимо полученных  40 млн долларов в качестве  подписного бонуса от компании «Роснефть», миф о Курмангазы в 1998 году позволил   Казахстану стать непосредственным участником Кашаганского проекта. Тогдашние акционеры компании ОКИОК, предшественницы «АджипККО»,  на переговорах в США  не хотели допускать «Казахстанкаспийшельф» в акционеры ОКИОК, мотивируя это тем, что Казахстан не принимал участие в финансировании Кашаганского проекта  по масштабным геологическим работам на Каспии. И только наличие лицензии  у АО «Казахстанкаспийшельф» на блоки структуры Курмангазы в качестве казахстанского вклада в Северо-Каспийский проект стал проходным билетом Казахстана в акционеры ОКИОК.  Через год, в 1999 году,  Казахстан продал свою долю в Кашаганском проекте американской компании Philips Petroleum (ныне ConocoPhilips) и японской Inpex почти за 1 млрд долларов.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?