Снести – дело нехитрое

В подмосковном Бутово в шестеренку величественной государственной программы строительства социального жилья попала песчинка одной тысячи ста малоэтажных домиков и их 5 000 обитателей. Создается впечатление, что власти не догадывались, что кому-то не захочется съезжать с земли. Или просто потребует достойную компенсацию за свою де-факто землю и надворные постройки. Такой прагматический подход можно назвать «жлобством», как это сделал мэр Юрий Лужков. А можно – нормальными товарно-денежными отношениями.

Снести – дело нехитрое

ВАлматы «песчинки» пока не нашлось. Впрочем, некоторые уже спешат заявить, что слышат рокот той волны, которая принесет ее к берегу. Но – принесет ли?

Московским властям в чем-то легче вести торг – у них есть возможность предоставить на выбор либо переезд в равноценное жилье взамен отчуждаемого городскими властями, либо получение денежной компенсации. Расчет которой проводится «исходя из рыночной стоимости земли, зеленых насаждений, домовладений и хозяйственных построек».  Как показывают хроники бутовского противостояния, большая часть его жителей пусть с ворчанием, но смирилась с обменом. Осечка вышла, когда взрослым матери и сыну на двоих выделили однокомнатную квартиру взамен попадающего под снос домика. Видимо, распределяющий чиновник посчитал причитающиеся квадратные метры, но забыл заглянуть в метрики.

Когда семья отказалась выезжать, а власти собрались применить силу, народ восстал. Решающую роль в создании организованного противостояния сыграл тот факт, что Южное Бутово по сути так и осталось большой деревней,  сохраняющей рудименты общинной психологии.

Будет ли переселение жильцов из сносимых в Алматы ветхих построек столь же бурным? По словам представителей  Департамента архитектуры и градостроительства Алматы, «на территории города до 80 тысяч одноэтажных, двухэтажных домов, которые на сегодняшний день не выдерживают критики». Сможет ли хотя бы часть алматинцев, проживающих в этих 80 тысячах,  выступить единым фронтом, если потребуется защищать свои права? Маловероятно. Потому что они – горожане.

Индикатором того, что жильцы будут скорее бороться каждый сам за себя, послужило отсутствие митингов и собраний общественности 16 июня этого года, когда Жетысуский районный суд отказал в иске Светлане Парсалиди. Мать-героиня требовала предоставить ей взамен изымаемого дома не деньги, а квартиру. Правом выбора вида компенсации владелец отчуждаемого жилья наделяется  ст. 15 Закона о жилищных отношениях Республики Казахстан.

Оказалось, что закон  есть, вот только выполнить его городской акимат не может. Компенсация выдается  исключительно деньгами. Впрочем, большинство «идущих под снос» смирились бы с таким  однобоким исполнением закона. Если бы только этот «бок» не был таким раздражающе костлявым. По утверждению ряда независимых экспертов, разница между реальной рыночной стоимостью ветхого строения и той стоимостью, в которую ее оценивают специалисты Центра по недвижимости Алматы, составляет в некоторых случаях 2,5 раза. 

Ставится под сомнение и тезис об «изъятии земли для государственных надобностей». С государевым делом еще как-то можно смириться. Гораздо труднее молчать, когда под госинтересом обнаруживается интерес коммерческий.

Помимо проблем «адекватной компенсации и социальной справедливости» план реконструкции Алматы отягощен и исторической компонентой. В один и тот же город нельзя войти дважды. Процесс смены живого городского ландшафта столь же естественен и неизбежен, как смена времен года. Мы не можем его остановить или повернуть вспять. Можем только тщательно подготовиться к грядущим переменам. Проблема сохранения исторических мест была, есть и будет не только у нас.  Возьмем, к примеру, Куала-Лумпур, столицу Малайзии. Эту страну  любят приводить в пример как образец «азиатского экономического чуда». Раз чиновники акимата видят наш город претендентом на финансовый центр региона, почему бы не всмотреться в малазийский опыт повнимательнее?

Алматы и КЛ, как его называют обитатели, разменяли полтора столетия. Начинались они по-разному: южная столица – как военное поселение, КЛ – как поселок старателей. С течением десятилетий оба города стали символами экономического развития, крупными промышленно-финансовыми центрами. Оба города переживают стремительный рост населения и многократное увеличение объема дорожного движения. Примерно в одном возрасте они подошли к проблеме переосмысления образа города.

Малазийцы пошли путем эволюции – они оставили свой исторический центр, куда входят так называемый Китай-город и административно-коммерческие здания периода британской колонизации, нетронутым. Отреставрированным, подтянутым под современные жилые стандарты, но в основе своей тем самым городом, который построили их прадеды, который живет их трудом и душой. И конечно же, туристами.

А свою лепту в развитие Куала-Лумпура нынешнее поколение внесло через строительство в нескольких километрах от центра старого так называемого нового КЛ Сити Центра с 452-метровыми башнями-близнецами Petronas, с несколькими торговыми и развлекательными центрами, парками и озерами.

Алматы, судя по всему, уготована революционная судьба – «до основанья, а затем...». «А затем» выглядит привлекательно на макетах и компьютерных рисунках. Новое, блестящее, построенное на руинах нашего прошлого, – «безликих многоэтажек, безвкусных помпезных построек советского периода». Хотя если посмотреть на вопрос чуть внимательней, то к архитектурным памятникам только «помпезный официоз» и относится – одни египетские пирамиды чего стоят! Но под ними цена земли еще не достигла критического уровня... Зато достигла на улице Гоголя. Зачем в экономическом эпицентре города эти пошлые одноэтажные мазанки?! Есть одна у ЦУМа с аккуратной табличкой «Охраняется государством», и хватит. Говорят же, если вам дорог бабушкин холодильник как память, сделайте его фотографию и прикрепите магнитиком на дверцу холодильника нового.  Если вашей компенсации, конечно, хватит на новый холодильник.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее