Без газа

Создание СП с участием «КазМунайГаза» и «Газпрома» не гарантирует, что Оренбургский газоперерабатывающий завод получит достаточные объемы газа с Карачаганакского месторождения. Проект задохнется без поставок сырья, если российские и казахстанские власти не договорятся об их стоимости

Без газа

История ООО «Оренбурггазпром» (дочернее предприятие ОАО «Газпром») и Карачаганакского месторождения в Казахстане напоминает грустную притчу: молодые люди обручились еще в детстве, но даже в зрелом возрасте не могли пожениться из-за того, что их родственникам было трудно определиться с приданым, хотя все стороны желают заключить союз как можно быстрей.

Адрес – Советский Союз

ООО «Оренбурггазпром» – крупнейший газоперерабатывающий комплекс в России. Изначально Оренбурггазпром был привязан к башкирскому нефтеперерабатывающему и нефтехимическому комплексу. Но нефтянка Башкирии в конце 70-х годов вошла в период падающей добычи, ее мощная нефтехимия начала испытывать недостаток сырья. Поэтому в Оренбурге не стали создавать глубокую переработку углеводородов, ограничившись организацией производств сухого очищенного газа, этана, стабильного газового конденсата, сжиженных газов, гелия и серы. Эта продукция стала сырьем для башкирских нефтехимических заводов.

Когда в начале 80-х годов на оренбургском месторождении наметилось падение добычи, Госплан СССР заблаговременно «пристегнул» к Оренбурггазпрому новое Карачаганакское газоконденсатное месторождение в Казахстане с запасами в 1,35 трлн кубометров газа и 1,5 млрд баррелей жидких углеводородов. Таким образом советские власти благополучно решали проблему загрузки перерабатывающих мощностей оренбургского комплекса. Карачаганак был введен в эксплуатацию Оренбурггазпромом в 1984 году. Тогда же первые объемы казахстанского газа и нестабильного конденсата пошли на оренбургские заводы. Это сырье отличалось от оренбургского повышенным содержанием кислых компонентов (4,5% сероводорода и до 5% углекислого газа), что потребовало модернизации мощностей газохимического комплекса в Оренбурге. Тем не менее с обретением новой подземной кладовой перспективы развития Оренбурггазпрома были более чем оптимистичны: газовые перерабатывающие мощности обеспечивались работой на долгие годы.

Радужные настроения российских газовиков начали угасать после развала СССР. В конце 90-х годов суверенный Казахстан передал права на разработку Карачаганакского месторождения международному консорциуму (сегодня Karachaganak Petroleum Operating; KPO). Согласно соглашению о разделе продукции, заключенному в 1997 году и рассчитанному на 40 лет, доли участия между партнерами по консорциуму распределились следующим образом: британская компания BG и итальянская Eni получили по 32,5%, американский концерн Chevron – 20% и российское ОАО «ЛУКОЙЛ» – 15%.

«Да» и «нет» не говорите

Несмотря на приход на Карачаганак нового разработчика, поставки сырья в Оренбург из Казахстана продолжились: у KPO не было других рынков сбыта газа и конденсата. В 2003 году на Оренбургском газоперерабатывающем заводе состоялась церемония пуска в эксплуатацию нового комплекса приема газа с Карачаганакского месторождения. Менее чем за год была построена дополнительная нитка газопровода протяженностью 7 км и коммуникационные сооружения. Новый объект позволил увеличить переработку карачаганакского газа на Оренбургском ГПЗ с 3,5 до 7 млрд кубометров газа в год. Как отметил на церемонии пуска заместитель председателя правления Газпрома Александр Рязанов, открытие комплекса свидетельствует о хороших предпосылках для дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества России и Казахстана в газовой отрасли.

Однако вскоре КРО и казахстанские власти задумались о строительстве собственных перерабатывающих мощностей, что могло перечеркнуть планы «Газпрома». Между сторонами начался торг. Среди главных доводов, которые российский концерн выдвигал в пользу переработки газа в Оренбурге, – экономическая нецелесообразность строительства нового предприятия в Казахстане. Расширение и модернизацию Оренбургского ГПЗ под переработку дополнительно примерно 8 млрд кубометров газа специалисты оценили в 300–320 млн долларов. Провести необходимую работу можно очень быстро, примерно за 1,5–2 года, в то время как строительство собственного ГПЗ в Казахстане оценивается в 1,5–2 млрд долларов, а срок возведения – в 3–5 лет. Соответственно, себестоимость переработки газа на новом казахстанском ГПЗ может достигать порядка 25 долларов за  тысячу кубометров. Аналогичный показатель на Оренбургском ГПЗ – вдвое меньше.

Кроме того, по расчетам специалистов, собственный ГПЗ окупится, если 90% углеводородов пойдут на экспорт, к примеру в Европу. А на этом пути – «Газпром», единственный владелец «трубы». Впрочем, есть еще один крупный потребитель, готовый покупать газ по мировым ценам, – Китай, но строительство газопровода туда – дело дорогое и долгое. Трубопровод строить намерены, но пока «КазМунайГаз» и китайская нефтегазовая корпорация CNPC только разрабатывают обоснование инвестиций в его строительство. А добываемый газ уже сегодня надо перерабатывать и продавать.

КРО и казахстанские власти со всеми доводами россиян соглашались, но окончательно связывать Карачаганак и Оренбург не спешили. Долгие раздумья вполне объяснимы. Строительство собственного газоперерабатывающего завода в Казахстане помогло бы почти полностью избавиться от газовой зависимости, открыть тысячи новых рабочих мест, увеличить возможности экспорта газа.

Большая политика

Пока Казахстан медлил с принятием окончательного решения, «Газпром» и российское правительство старались сделать все, чтобы пролоббировать собственный проект. В Казахстан летали многочисленные делегации чиновников различного ранга. Руководство Оренбургской области активно вело переговоры с коллегами из Западно-Казахстанского акимата (на территории этой области находится Карачаганак). «Переговоры о совместной переработке карачаганакского газа начались в середине 90-х годов прошлого века, – рассказывает министр информационной политики, общественных и внешних связей Оренбургской области Сергей Горшенин, – стороны не смогли прийти к единому мнению: это стало серьезной исторической ошибкой и крупным экономическим просчетом. Мы обязаны были использовать все возможные политические и дипломатические приемы, чтобы положительно решить эту проблему».

Переговорный процесс сдвинулся с мертвой точки только после того, как к нему подключился президент РФ Владимир Путин. Первые договоренности были достигнуты после его визита в Казахстан в 2005 году. Именно тогда главы двух государств решили создать совместное предприятие по переработке карачаганакского газа на базе Оренбургского газоперерабатывающего завода. По словам генерального директора ООО «Оренбурггазпром» Сергея Иванова, к подписанию данного контракта россияне готовятся последние два года, специалисты российской и казахстанской сторон разрабатывают схемы и технико-экономические обоснования. Для увеличения переработки казахстанского газа до 15 млрд кубометров в год на ГПЗ потребуется построить три новые установки, дополнительно провести два газопровода от Карачаганака до Оренбурга, а также реконструировать действующие объекты. «Сейчас идут рабочие совещания, нам предстоит определиться по участию и ответственности сторон, – говорит Сергей Иванов. – Предположительно «Газпром» войдет в совместное предприятие активами ГПЗ, а “КазМунайГаз” от лица казахстанской стороны направит инвестиции. Думаю, необходимые для подписания документы уже готовы. Вероятно, это будет межправительственное соглашение».

Утром цены, вечером – объемы

Весной 2006 года подписан меморандум о взаимопонимании в отношении будущих поставок газа в Оренбург. Он заложил основу для ведущихся переговоров между участниками КРО, Республикой Казахстан и «Газпромом». В этом году планируется увеличить объемы поставок карачаганакского газа на Оренбургский ГПЗ до 8 млрд кубометров, к 2012 году ежегодные поставки газа должны возрасти еще вдвое.

Однако еще предстоит подписать соглашение о создании СП и поставках газа, и когда это произойдет – неизвестно. По имеющейся информации, стороны до последнего времени не смогли договориться о стоимости газа, до сих пор не разработана приемлемая для всех формула цены. В «Газпроме» заявляют: главное – не цена, а объемы поставок. Между тем недавно информагентства опубликовали сообщение одного из участников переговоров: Казахстан не будет гарантировать «Газпрому» необходимые объемы поставок газа, поскольку его не устраивает цена закупки.

А в конце мая президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сообщил: «Мы договорились с российской стороной о строительстве второй очереди газоперерабатывающего завода в Оренбурге по системе совместного предприятия с владением 50 на 50. Казахстан будет владеть половиной акций этого завода и фактически являться его соуправляющим и совладельцем». Кроме того, по его словам, российская и казахстанская стороны решили вопрос «справедливой цены на газ, который будет продаваться с Карачаганакского месторождения». «Это очень важная новость и для Казахстана, и для наших инвесторов. В результате страна получит дополнительно несколько сотен миллионов долларов», – говорит г-н Назарбаев.

Между тем в «Газпроме» отказались прокомментировать заявление президента Казахстана и назвать цену, по которой газ будет поставляться на Оренбургский ГПЗ. По предварительной информации, Казахстан требует увеличения стоимости газа на российско-казахстанской границе с нынешних 47–50 долларов за тысячу кубометров до 120–140 долларов. Очевидно, что концерну все-таки придется пойти на уступки: альтернативы газу Карачаганака у него сегодня нет, степень выработанности Оренбургского месторождения по газу превысила 60%, а его остаточные запасы относятся к категории трудноизвлекаемых.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее