Viva футбол?!

Viva футбол?!

Закончился ЧМ-2006. Италия одержала победу, правда, цена этой победы была несколько (простите за сдержанность) неадекватной. Зинедин Зидан ушел из футбола с низко опущенной головой. Такого финала, как с точки зрения заключительного матча важнейшего футбольного события планеты, так и с точки зрения окончания карьеры одного из лучших французских, а может, и мировых игроков, не ожидал никто. Однако это тема для рассуждений футбольных судей и фанатов.

Меня же, буду говорить прямо, покоробило совсем другое, а именно – ЧМ-2006 явственно продемонстрировал: футбол уже не тот. И дело даже не в том, что играют в него уже не «душой», а чисто технически, и не в том, что превратился он в крупный бизнес – это произошло уже давно (стоит только вспомнить, с какой помпой очередной официальный спонсор, наделенный столь высоким званием самой ФИФА, объявлял о своем новом статусе, или о том, как эти самые официальные спонсоры судились с не совсем официальными за право размещать логотип чемпионата только на собственной продукции), и уж не в том, что эта игра превратилась в гладиаторские бои XXI века, где все решает жаждущая крови публика, только теперь вместо жестов – палец вверх, палец вниз – ободряющие речевки или осуждающий свист, а в том, что футбол стал политизирован сверх всякой меры.        

Еще задолго до начала чемпионата немецкие политики заявляли, что не очень хотели видеть президента Ирана Махмуда Ахмадинежада в своей стране. Потом, перед игрой иранцев со сборной Мексики 1,2 тыс. человек вышли на улицы города Нюрнберг, высказываясь против политики иранского лидера и его антисемитских взглядов. Как заявили баварские власти, митинг организовали местная еврейская община и немецкие профсоюзы, однако при этом подчеркивалось, что направлен он не против сборной Ирана или иранского народа, а «против человека, который поставил себя за рамки цивилизации». Страшно даже подумать, что бы произошло, если бы каким-то чудесным образом иранской команде удалось выйти в финал да еще встретиться там лицом к лицу с немцами. Сразу оговорюсь: я никоим образом не поддерживаю политику иранского президента и уж тем более его антисемитские высказывания. Однако футбол есть спорт, а спорт есть мир или, во всяком случае, перемирие на какое-то время. (Хотя существует и другое мнение – спорт, как и война, является проявлением агрессии, только в более «здоровой форме».)

Лишь один пример. Первая мировая война. 1913 год. Канун Рождества. Линия фронта, по одну сторону которой британские солдаты, по другую – немецкие. Стрельба затихает, и люди, бывшие пять минут назад врагами, на какое-то время забывают, зачем, собственно, они здесь собрались, и с упоением играют в футбол. Потом они, правда, вспомнили и… но это было уже потом.

Вернемся в год 2006. Накануне полуфинального матча, в котором встречались команды Италии и Германии, итальянский премьер-министр Романо Проди отправил немецкому федеральному канцлеру Ангеле Меркель открытое послание. В нем он не только очень живописно описал свои воспоминания обо всех матчах между сборными обеих стран, но и сделал несколько удачных реверансов, видимо извиняясь за только предстоящую, но ожидаемую победу своей команды, в сторону Германии. «Наша политическая и экономическая сила действует только тогда, когда есть согласие с Германией. Этот чемпионат мира – великолепное зрелище, – заявил он. – Огромный энтузиазм. Полные стадионы. Идеальная организация. Театр планетарного масштаба. Перед нами – молодая, цветущая Германия». Германия, где самый высокий среди «старых» стран ЕС уровень безработицы и масса других социальных проблем! Опасался, видимо, г-н Проди, что немцы болезненно воспримут свое поражение и не дай бог совершат необдуманные шаги.

Но одно дело, когда политики вмешивают в свои дела спорт, и совсем другое – когда спортсмены – политику.

Финал. Все знают, чем он закончился, а главное, запомнилось, как Зинедин Зидан «боднул»  Матерацци после того, как тот что-то ему сказал. Зизу, конечно, как и обещал, еще расскажет (а наверное, уже и рассказал), что же вызвало в нем такой приступ бешенства. Однако все заинтересованные, а это почти весь мир, пытаются уже сейчас прочитать по губам, сказанное итальянцем. Кто-то считает, что Матерацци нелестно отозвался о семье Зидана, кто-то – «грязным арабом» и «террористом». Правда, сам он этого не подтвердил, заявив, что малограмотен и даже не знает, что означает это слово. Однако насколько не просвещен был защитник итальянской сборной, сложно поверить, что, живя в мире, где слово «террорист» произносится чуть ли не чаще, чем «мама» и «папа», он не знает его значения.

Самое главное – что не только Матерацци отождествляет Зидана, француза с алжирскими корнями, с «террористом» или «сыном террористки». На одном из форумов я прочитала высказывания европейцев, которые ставили между этими двумя понятиями знак равенства. Кроме того, многие считают, что французская ли, итальянская ли или любая другая европейская команда должна состоять из белых. Но, господа, не забывайте, пожалуйста, что футбол – это ярчайший пример глобализации. В нем происходит унификация, и именно благодаря тому, что страны обмениваются сильнейшими игроками, эта игра и становится тем зрелищем, ради которого официальные спонсоры судятся с не совсем официальными, а болельщики готовы выложить по 700 евро за билет, только бы попасть на стадион. 

На том же форуме я прочитала очень интересное сообщение: «Вот и в футболе кончается эра благородства и рыцарей. На смену приходят те, кто умеет лучше притворяться, провоцировать, жульничать, подличать». Пожалуй, им стоило бы закончить, но хочется спросить: неужели победа важна настолько, что можно опускаться до нее? А как же главный олимпийский принцип – «главное не победа, а участие»? Или теперь и в футболе, как и на войне, все средства хороши? Так что, Зидан, ты вовремя уходишь из футбола!

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики