Первая религиозная война?

Противостояние израильских военных и мусульман-шиитов в Ливане заставило вспомнить о другой религиозной «горячей точке», Ираке. Эскалация конфликта между сторонниками шиитского и суннитского направлений ислама грозит перерасти в полномасштабную гражданскую войну, которая может привести к прекращению существования Ирака как единого государства

Первая религиозная война?

Чуть более трех лет прошло с момента свержения режима Саддама Хуссейна и официального провозглашения президентом США Джорджем Бушем «окончания военных действий в Ираке». Путь Ирака к свободе и демократии оказался тернистым и кровавым. Первоначальная эйфория от свержения многолетней диктатуры быстро прошла, и иракское общество вместе с его «освободителями» оказались перед угрозой хаоса гражданской войны и раскола государства.

Аналитики предрекали такой исход любой попытки по устранению Саддама Хусейна задолго до начала второй антииракской кампании: «Единство [иракской] нации есть иллюзия, создаваемая за счет экстремально репрессивного государственного аппарата», – писал в 1997 году Давид Вюрмер, в то время один из ведущих специалистов вашингтонского Института ближневосточной политики. И продолжал: «После Саддама Ирак будет разорван на части амбициями военных полевых командиров, родоплеменных групп, экономических кланов, религиозных сект и влиятельных политических династий».

«Новая волна насилия...»

Время доказало правоту подобных высказываний. Более того, абсолютно ясно, что  последние несколько месяцев именно религиозная карта становится в Ираке наиболее часто разыгрываемой. Несколько дней назад премьер-министр Ирака Ноури Малики объявил о плане консолидации шиитов и суннитов страны с целью прекращения кровопролития между этими двумя крупнейшими религиозными общинами. Возможно, прогресс будет достигнут. Но пока типичнейшим новостным заголовком этих дней остается «Новая волна насилия захлестнула Багдад». Неизвестные автоматчики обстреляли автобус в Амарии, районе иракской столицы, заселенном в основном шиитами. Убиты как  минимум шесть человек. Серия взрывов в Багдаде унесла жизни 10 человек, более 40 были ранены. Взрывы произошли тоже в тех городских кварталах, где проживают мусульмане-шииты.

Наблюдатели практически единогласно объясняют эти теракты в шиитских районах местью радикальных суннитских группировок за преступление в одном из западных пригородов Багдада, Джихаде, населенном преимущественно мусульманами-суннитами. По словам очевидцев, несколько десятков вооруженных людей – предположительно боевики-шииты – вытаскивали людей из автомашин и домов, проверяли документы, и если несчастный оказывался суннитом, расстреливали его прямо на улице. По данным полиции, число жертв этого рейда достигло 42 человек.

Радикальный исламский священнослужитель Моктада Садр призвал своих сторонников-шиитов к спокойствию: «Шииты и сунниты должны взяться за руки ради независимости и стабильности Ирака».

Советник по безопасности при президенте Ирака Вафик аль-Самараи в интервью арабскому телеканалу «Аль-Джазира» заявил, что его страна находится «на пороге гражданской войны», которая неизбежна, если не будут предприняты «экстраординарные меры».

«Война мечетей»

Конфликт между мусульманами-суннитами и мусульманами-шиитами на территории современного Ирака имеет многовековую историю. Саддам Хуссейн, придя к власти, начал энергично строить атеистическое государство. Былые религиозные разногласия были объявлены разрешенными, всякое разжигание межконфессиональной розни жестоко пресекалось.  Но подспудно росло недовольство мусульман-шиитов, составлявших большинство населения Ирака, приходом во властные структуры все большего числа приверженцев суннитского направления ислама. На деле болезнь не была излечена, а просто перешла в хроническую фазу.

После свержения режима и с началом политической борьбы за власть во вновь строящемся «демократическом» Ираке обострение былого межобщинного противостояния и перерастание его в вооруженный конфликт были только вопросом времени. Помимо религиозных разногласий и старых счетов, суннито-шиитскую конфронтацию все более активно начали использовать третьи силы  для достижения своих политических целей.

Первая попытка столкнуть лбами две общины произошла 29 августа 2003 года, когда взрыв начиненного взрывчаткой автомобиля в городе Наяф убил одного из самых влиятельных шиитских политиков, аятоллу Мохаммеда Бакр аль-Хакима. В этом покушении были обвинены члены партии «Баас», стоявшей у власти при Саддаме.

Затем, 2 марта 2004 года, взрывы прогремели в городах Карбала и Багдад, во время одного из главных шиитских праздников. Погибло 180 человек. В этот раз ответственным за теракты был объявлен представитель Аль-Каеды в Ираке Абу-Мусаба аз-Заркауи, принадлежащий к ваххабитской ветви ислама.

Опыт реакции исламского мира на датские карикатуры на Пророка Мухаммеда был взят на вооружение: следующий удар боевики нанесли по религиозной святыне. 22 февраля 2006 года  был взорван золотой купол мечети Аль-Аскария, одной из главных святынь шиитского направления ислама. Мечеть, называемая еще Золотой мечетью или Гробницей двух имамов, была построена более тысячи лет назад. В 1905 году над гробницей был возведен золотой купол. В ней похоронены имам Али аль-Хади и его сын, имам Хасан аль-Аскари, которых шииты почитают как потомков Пророка Мухаммеда. На последующей за взрывом неделе кровавой межобщинной вакханалии, по оценке Washington Post, погибли порядка 1300 человек.

Кому это выгодно?

На сегодняшний день существуют три главные версии, касающиеся принадлежности тех, кто стоит за терактом: во-первых, радикалы-сунниты, во-вторых, так называемая третья сила и, в-третьих, американская администрация.

Радикальные элементы в суннитской общине, по мнению некоторых экспертов, могли сознательно пойти на обострение обстановки в стране, чтобы выторговать для себя более выгодные условия политического торга в переговорах с нынешней иракской властью и оккупационной администрацией. По итогам выборов в иракский парламент в декабре 2005 года у представителей суннитов оказалось только 44 места из 275; в то время как у шиитов – 128,  у курдов – 53.

На роль третьей силы ближневосточные аналитики чаще всего выдвигают двух кандидатов: Аль-Каеду и Саудовскую Аравию. Аль-Каеда является виновником номер один для Государственного департамента США. На вопрос, зачем Аль-Каеде нужна война между шиитами и суннитами, помимо лежащего на поверхности ответа про священную войну против американского империализма некоторыми экспертами выдвигается еще и «эсхатологический аргумент». По их мнению, «Запад рационален, и ему трудно понять мышление фундаменталистов».

Интересы Саудовской Аравии более прозаичны: она опасается, что возрождение Ирака в виде Шиитской исламской республики даст новый толчок амбициям саудовских шиитов. Иракская война уже привела к усилению влияния в регионе Ирана – главного конкурента Саудовской Аравии. Как отмечается некоторыми наблюдателями, «нынешняя ситуация во многом схожа с положением в конце 1970-х годов, когда уровень самосознания саудовских шиитов значительно возрос под влиянием иранской революции».

Тогда протесты шиитов были жестко подавлены. Но сегодня, по мнению саудовских властей, ничто не может помешать в случае необходимости проникновению отрядов боевиков-шиитов на территорию Саудовской Аравии для поддержки единоверцев – ничто, за исключением межрелигиозной войны в самом Ираке.

Версия о причастности к взрыву Аль-Аскарии собственно американской администрации, несмотря на некоторую парадоксальность, имеет большое количество сторонников как на Ближнем Востоке, так и в самих Соединенных Штатах.

Представитель духовного лидера шиитов аятоллы Али Систани в Ливане, шейх Юсеф ас-Субейди, идет дальше: «За этими действиями стоят террористы, которые только прикрываются лозунгами ислама, но никакого отношения к нему не имеют. Зато, возможно, связаны с американскими военными».

Доказательную базу под это утверждение, намеренно или нет, подводит иракский министр строительства Яссем Мохаммед Джафар: «Взрыв был работой специалиста:  чтобы заложить необходимое количество взрывчатки, потребовалось не менее 12 часов». Слова министра как нельзя лучше согласуются с показаниями очевидцев:  американские военные и солдаты иракской армии за день до взрыва несколько раз окружали мечеть и вели в ней какие-то работы.

Зачем эскалация конфликта нужна американцам? Одни эксперты уверены, что американская администрация начинает разыгрывать последнюю карту, гражданскую войну, для того чтобы прикрыть полный провал операции по освобождению Ирака. Представители Госдепартамента подтвердили, «если государство распадается, войска коалиции уже не смогут оказывать ему помощь в поддержании безопасности».

Диаметрально противоположное мнение отстаивает известный левый американский политический обозреватель  Роберт Фиск: конфликт нужен, чтобы США могли остаться в регионе надолго, если не навсегда. «Если сунниты и шииты смогут объединиться, –  говорит он, – как они сделали в 1920-х годах во время восстания против Британской империи, то мы [американцы] будем вынуждены уйти из Ирака – из по-настоящему объединенного Ирака».

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом