Любимый город... может спать спокойно?

Любимый город... может спать спокойно?

Было бы желание, понять можно любого. Почти любого. Поэтому когда в конфликте с самозахватом земель обе стороны излагают свои аргументы, ими невозможно не проникнуться. Самозастройщики склонны больше взывать к чувствам: «Люди, покинувшие свои умирающие аулы, не виноваты в том, что власти лишили их возможности жить там, где они родились». Государственные чиновники апеллируют к законности и логике. «Исполнение закона – и ничего больше. Ведь мы сносим незаконно возведенные строения не по собственной прихоти, мы исполняем решения суда».

Собственно, то, что сегодня происходит в Казахстане, уже более 10 лет наблюдают жители киргизского Бишкека. В Бишкеке самозахват земель приезжими из других регионов страны давно уже стал доброй народной традицией. Начало ему было положено в  90-е годы прошлого столетия. Вновь избранный демократический президент Аскар Акаев с энтузиазмом строил Швейцарию в одной отдельно взятой стране. Проблемы со стремительно нищающим в процессе швейцаризации населением ему были не нужны. При полном попустительстве властей вокруг города на плодородных землях за полтора года возникло 17 новостроек. Естественно, в подавляющем большинстве с нарушением всех и всяких строительных норм и генеральных планов.

Нет, власть, конечно, была обеспокоена. «Бомба замедленного действия», и все такое. В 1992 году президентом Акаевым был дан зеленый свет деловому проекту «Ашар», главной целью которого должно было стать «содействие скорейшему завершению индивидуального жилищного строительства, а также трудоустройству и профессиональному обучению новоселов».

Как отмечают киргизские эксперты, с 1991 по 2004 годы «в совокупности размер площадей, дополнительно предоставленных под строительство индивидуальных жилых домов и расширение приусадебных хозяйств, почти равен  величине земельного фонда, используемого в 1991 году населением городов и поселков городского типа». Но «проведенное перераспределение ресурсов земельного фонда не решило проблемы самовольного занятия земли... желающих получить на безвозмездной основе земельные участки под строительство индивидуальных жилых домов не уменьшилось».

В XXI век Бишкек шагнул под свет керосинок, гудение «буржуек» и запах выгребных ям.

По мере того, как власть в стране крепчала, количество попыток «я к вам пришел навеки поселиться» резко сократилось. Кроме того, к концу 90-х уже просто не осталось «ничейной», т.е. «народной» земли. Она была поделена между собственниками, которые ревниво относились к защите своих наделов. Причем дележ этот сопровождался массовыми акциями протеста: фермеры из пригородных к Бишкеку хозяйств никак не могли смириться с тем, что ИХ плодородные земли, засеянные, к примеру, пшеницей, в одну ночь оказались заселенными неизвестными чужаками. Пшеницу при этом самозастройщики не мудрствуя лукаво сжигали. Но в противостоянии захватчик – фермер всегда побеждал первый. Не желая разрастания социального конфликта, власти делали все возможное, чтобы сбить накал напряжения. Как правило, за счет законопослушных сельчан, которым и в голову не могло прийти требовать возврата своей земли силовыми методами.

В итоге в «саманвиллах» бишкекских городских окраин уже осело порядка 300 тысяч человек. Которым, как любил говаривать классик, «нечего терять, кроме своих цепей». Или кирпичей в нашем случае. Начиналась эра маргинализации столицы.

Слова из песни «ты покинул берег свой родной, а к чужому так и не пристал» как нельзя лучше описывают сложившуюся в большинстве новостроек социальную атмосферу. «Перемещение целых блоков сельского уклада в город приводит к тому, что, потеряв связь с сельской субкультурой и не имея физической возможности включиться в городскую, мигранты воспроизводят забытую было “барачную” субкультуру 30-х годов ХХ века, в рамках которой обломки аильных традиций переплетаются с наспех усвоенными ценностями квазигородской цивилизации».

Как утверждают специалисты, Бишкек стремительно трансформируется в «мегаполис с неуправляемой инфраструктурой и населением». Как следствие несанкционированного строительства – сплошь и рядом нарушенные городские дренажная и оросительная сети, что привело к интенсивному заболачиванию и подтоплению некоторых городских районов и засыханию городских парков, лесопосадок и зеленых насаждений вдоль улиц.

Ну да сухое деревце  – это цветочек. Ягодки проросли в марте 2005-го, когда «революционно настроенные народные массы» штурмовали Белый дом, а затем выносили из его кабинетов все, что не прикручено к полу. А потом были две ночи «грабежей награбленного», и одному только Богу точно известно, сколько «экспроприированного» осело за слепыми саманными стенами городских трущоб.

А через две недели, почувствовав слабость власти, точнее, ее полное отсутствие, по Бишкеку и прилегающим к нему районам прокатилась новая волна самозахватов. Еще не отошедшие от революционных потрясений горожане беспомощно смотрели, как деловые люди споро разбивали под участки территории городских парков и водозаборов. «Мы помогли новой власти попасть в Белый дом, теперь время платить за услугу».

Уже в апреле президент Курманбек Бакиев подписывает постановление правительства «Об утверждении положения о порядке предоставления земельных участков под индивидуальное жилищное строительство». Дежа вю, да и только!

Сегодня в Бишкеке и его ближайших окрестностях 41 новостройка. Власть боится их трогать, потому что они – сила. Неприкаянная сила, чей потенциал время от времени используют все кому не лень: от недовольных налогами владельцев рынков до призывающих к отставке президента и премьер-министра депутатов парламента. Про интеллигентно митингующий у здания парламента криминал я вообще молчу.

Некоторые горячие казахстанские головы видят в конфликте вокруг алматинских новостроек выражение «ненависти народа к властям и господствующему классу», а также «элементы гражданской войны и восстания». Полноте, не нужно забегать вперед паровоза.

Но не нужно и печально махать ему вслед, как это происходит в Бишкеке.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее