Ключи к достойной жизни

Помнению казахстанского макроэкономиста Юрия Храмцова, экономическое развитие должно прежде всего иметь своей целью создание новых возможностей для человека.

Юрий Храмцов
Юрий Храмцов

— Юрий, насколько удовлетворительной видите вы госполитику РК в отношении реализации концепции устойчивого развития?

— Прежде всего необходимо озвучить то, что мы будем вкладывать в понятие устойчивого развития. Мне видится, что под устойчивым развитием стоит понимать такой ход хозяйственно-производственных процессов, который не приводит к тупиковым ситуациям и дисбалансам, даже в условиях довольно существенного изменения внешней среды. Однако одного понятия устойчивого развития мало для того, чтобы им оценивать достижения. Важна внутренняя структура той экономики, которую мы строим, и важны темпы, важно то, предоставляет ли построенная экономика для людей возможности через усердный честный созидательный труд, в том числе и связанный с получением образования, занять достойное место в обществе.

Что касается Концепции перехода Казахстана к устойчивому развитию на 2007–2024 годы, то мне она видится сырым документом, который, конечно, даёт некоторое представление о необходимых направлениях, но не содержит необходимого минимума именно в плане экономического содержания и направлений действий.

В частности, обходятся вопросы эмиссионной политики, отсутствия масштабного целевого кредитования (и связанной с этим дороговизны заёмных средств для производственников), вопросы, связанные с недопущением дисбалансов (в том числе на рынке недвижимости), вопросы обеспеченности комфортным жильём. Также непонятно, насколько осознанно авторами концепции игнорируется тот факт, что производство металлов само по себе является весьма энергозатратным. Поэтому нет ничего удивительного в приводимом в концепции выводе, что эффективность использования ресурсов в «развитых» (на самом деле в странах с развитым несырьевым производством) странах больше, чем в Казахстане. Просто надо развивать несырьевые производства в Казахстане. Тогда и энергозатраты на единицу выпускаемой продукции будут снижаться.

— Как вы оцениваете программу индустриализации с точки зрения снижения зависимости от «нефтяной иглы»?

— В целом направление правильное, однако масштаб результатов пока не тот, чтобы они были заметны на макроуровне. Поскольку подробной информации о запущенных производствах и выпускаемой ими продукции нет, зато есть сведения об открытых, но неработающих производствах, то это наводит на достаточно скептические мысли. Вероятно, что первые производства строили не под какой-то определённый спрос, подкреплённый комплексным планом, а в какой-то мере для галочки.

Что касается снижения зависимости от «нефтяной иглы», то это, на мой взгляд, малореализуемый в ближайшее время сценарий, особенно в свете того, что успешная реализация Кашаганского проекта может увеличить добычу нефти в полтора-два раза. Поскольку сейчас 80 процентов промышленной продукции в Казахстане и 90 процентов экспорта из Казахстана представлены сырьевыми товарами (металлы я также отношу к сырью), то для того чтобы добиться существенного снижения зависимости от нефти, необходимо увеличить производство несырьевых товаров в разы. Такого прорыва осуществляемая программа индустриализации обеспечить не может. С точки зрения же обывателя результаты индустриализации будут заметны тогда, когда на полках магазинов станут заметны товары казахстанского производства.

— Может ли программа ФИИР действительно быть эффективной?

— Успешность масштабных программ в существенной мере определяется продуманностью, комплексностью и согласованностью общего плана развития страны. Например, до сих пор существует колоссальный дисбаланс между средней заработной платой и стоимостью жилья в Казахстане. Вместо того чтобы ликвидировать этот дисбаланс путём строительства действительно доступного и качественного жилья для всех, а не только для госслужащих (для которых также зачастую доступное жильё недоступно), до поры до времени придумываются различные схемы, суть которых сводится к недопущению снижения стоимости жилья. В этих условиях невозможно мотивировать работников на решение комплексных задач, связанных с организацией производства, так как предлагаемая им компенсация хотя и существенна в деньгах, но является мизерной в сравнении со стоимостью комфортного жилища, которое просто необходимо работнику для того, чтобы он мог плодотворно вести свою деятельность.

В индустриализации всё-таки ведущая роль должна отводиться производственникам, которых надо взращивать десятилетиями — буквально со студенческой скамьи, отбирая и по-настоящему поощряя талантливых ребят, предоставляя им реальные возможности для того, чтобы проявить себя.

Организация на территории Казахстана совместных с иностранными резидентами производств — задумка неплохая, при условии, что иностранцами всё-таки будут заняты не самые высокодоходные отрасли, а также что это будут экспортно ориентированные производства с низкой долей импорта. В противном случае потенциальная выгода может быть весьма спорной, так как инвесторы станут выводить полученную от продаж в Казахстане прибыль за рубеж в виде дивидендов, да ещё и импортировать всевозможные комплектующие из-за рубежа, рассчитываясь при этом в иностранной валюте. От таких производств, вообще говоря, может быть больше расходов в иностранной валюте, чем доходов. Положительный же эффект от уплаченных государству налогов и заработной платы местным работникам может и не компенсировать негативные последствия.

— Какое место будет занимать РК в международной системе разделения труда к 2025 году? Произойдет ли какая-то реконфигурация нашей роли?

— Думаю, что в свете ограниченности масштаба наметившихся положительных изменений сейчас очень рано говорить об изменении роли РК. По большому счёту, ещё не сформированы даже технические заделы для того, чтобы иметь возможность в будущем добиться существенного изменения роли страны. Есть определённые финансовые заделы (благодаря достаточно высокому уровню общих золотовалютных резервов, включая Национальный фонд), но, во-первых, они также ограничены. Во-вторых, большую часть ключевых технологий не продадут ни за какие разумные деньги, так как эти технологии создавались в расчёте на то, что они будут приносить в течение, может быть, десятилетий хлеб тем, кто эти технологии разработал и уже использует. В-третьих, нужны люди, которые будут разбираться в деталях технологий. Судя по тому, что я слышу от преподавателей технических и естественнонаучных специальностей вузов, уровень обучающихся в Казахстане студентов по сравнению с 90-ми, когда учился я, упал существенно (отчасти это может быть связано с тем, что многие талантливые студенты учатся за рубежом), что связывается со снижением уровня выпускников школ. Поэтому, по большому счёту, непонятно, кем может быть на практике подпитана широкомасштабная индустриализация. Наиболее вероятно, что в результате реализации программы индустриализации будут иметь место положительные изменения, но их реальный масштаб, темпы и общий эффект не будут очень уж большими (что ни в коей мере не умаляет заслуг тех, кто всё же что-то делает положительное для страны). Также часть положительного эффекта будет нивелироваться существенной долей импорта необходимых комплектующих и полуфабрикатов, а также выводом иностранными инвесторами дивидендов из Казахстана.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом