Вопрос цены

Фильм французского режиссера Бертрана Блие «Сколько ты стоишь?» (в оригинале «Насколько ты меня любишь?»), вошедший во внеконкурсную программу Московского кинофестиваля 2006 года, получил от критиков самые противоречивые отзывы, от нескрываемого восхищения до обвинений в серости и заурядности. Впрочем, картины Блие никогда и не оценивались однозначно

Вопрос цены

История о любви скромного клерка Франсуа (Бернар Кампан) и дорогой проститутки Даниэлы (Моника Беллуччи) действительно кажется банальной до примитивности. Он немолодой, непривлекательный и одинокий. Она красивая и порочная. У него есть маленькая квартирка, работа в какой-то конторе и слабое здоровье, у нее – красивая фигура и ревнивый любовник-гангстер (Жерар Депардье). Он готов потратить на нее выигранные в лотерею четыре миллиона евро, а она не готова расстаться с привычным образом жизни.

Режиссера Бертрана Блие, которого одни считают неформалом от кинематографа, а другие – чуть ли не живым классиком, уже успели обвинить и в отступлении от собственных принципов в погоне за зрителем, и чуть ли не в оскорблении интеллектуальных способностей публики, и даже в том, что некогда скандальный режиссер под конец своей весьма успешной карьеры докатился до пошлого слезливо-эротического примитивизма ради сомнительного удовольствия снимать обнаженную Монику Беллуччи.

Последнего Блие, кстати, и не отрицает. «Сколько ты стоишь?» изначально планировался как кино одного актера. Фильм снимался о Монике и для Моники. Под нее писался сценарий, подбирались актеры, ради нее даже Депардье в кои-то веки оказался на вторых ролях. И Моники в фильме действительно много. Это, пожалуй, единственное, что можно сказать о картине однозначно. Все остальное относится к категории «понимай как знаешь».

Начать хотя бы с жанровой неопределенности. Фильм представляет собой совершенно невообразимое смешение классической мелодрамы и любовной комедии. Одно чередуется с другим без всякой системы, постоянно вынуждая зрителя перенастраивать собственное восприятие с трагического на смешное и обратно. Чисто французские шутки  появляются в самых неожиданных местах и произносятся абсолютно серьезным тоном. Так, гангстер Шарли, пытаясь запугать Даниэлу, описывает «жуткую расправу» над своей предыдущей неверной любовницей, которой в качестве наказания показали комнату, полную крыс (Даниэла при этом отчаянно визжит и умоляет его замолчать), а классическая сцена скандала с потревоженной соседкой плавно переходит в фарс, когда эта самая соседка  начинает спорить с героиней о том, как именно следует стонать при соитии («Оргазм – это тебе не оперу петь!»). И хотя сам Блие назвал свое творение комедией, однозначно комичного там немного. Зато есть немного трагического, много эротического и масса гротескно-мелодраматического.

Вообще весь фильм построен на гротеске. Восхищение женской красотой здесь выражается в слезах и сердечных приступах, любопытство коллег Франсуа превращается в коллективное хождение за ним по пятам, гангстер Шарли не расстается со своей свитой даже в спальне, а Даниэла становится не идеализированным воплощением «прекрасной дамы», а самым настоящим идолом, вызывающим у окружающих неизменный восторг. Главный герой хватается за сердце от одной мысли, что эта женщина согласилась жить с ним, доктор умирает от инфаркта при виде ее обнаженного тела, ревнивый любовник-гангстер проявляет невиданное великодушие, отпуская ее на все четыре стороны. 

И все это происходит под звуки классических оперных арий, еще один штрих к портрету итальянки Моники-Даниэлы.

Италии в фильме тоже много. Она проявляется во всем, начиная от внешнего облика героини и заканчивая макаронами, коими Даниэла кормит так называемого супруга. Этому режиссер придает немалое значение. Италия, по утверждению Блие, неотъемлема от Франции и воспринимается каждым французом как нечто родное и близкое. Поэтому в фильме в паре со знойной итальянкой Беллуччи появляется «типичный француз» Кампан.

О чем этот фильм? О банальностях. О том, о чем уже сотни раз говорилось в книгах и кино. Об одиночестве, серости жизни маленького человека, о любви, которая способна вернуть проститутке скромность, бандиту совесть, а сердечнику здоровье. Вот только представление о любви и идеале как-то уж очень просто сводится к фактурной фигуре Моники. Из-за этого критики уже неоднократно высказывали претензии по поводу отсутствия в фильме даже намека на подтекст. С другой стороны, фильм сам по себе настолько неоднозначен, что необходимость в подтексте отпадает. Все противоречия на поверхности, воплощены в образе Даниэлы-Моники, которая, по словам Блие, «воплощает то, кем она является, то есть женщину», во всех ее проявлениях, в вечном столкновении двух ее ипостасей – добродетельной жены и проститутки. В финале фильма, во время совершенно безумной вечеринки по случаю счастливого воссоединения влюбленных, где присутствуют и любопытные коллеги Франсуа, и гангстер Шарли, и та самая соседка, все стороны женской натуры раскрываются в полной мере. Героиня возникает то в облегающем платье среди танцующих, то в нижнем белье целующейся на лестничной площадке с одним из гостей, то в халате с авоськой продуктов.

Женщина не может быть однозначной, она переменчива и непостижима. Она не выносит серости жизни, любит сама назначать себе цену, ценит нежность и ищет любви, умеет притворяться, но не способна лгать. Она может отказаться от денег и уйти, а потом вернуться, самостоятельно дотащить чемоданы и даже простить обман, когда выясняется, что никаких денег нет и никогда не было.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности