Восток – дело тонкое. Ближний – особенно

Рядовая армейская операция по освобождению заложника медленно, но верно превращается в региональную войну. Хватит ли у конфликтующих сторон и их союзников выдержки и мудрости, чтобы удержаться от искушения – в очередной раз – решить палестино-израильскую проблему раз и навсегда?

Восток – дело тонкое. Ближний – особенно

Военная операция по спасению израильского капрала Гилада Шалита стремительно трансформируется в новую ближневосточную войну. Воздушные точечные удары и одиночные рейды спецгрупп уступают место ковровым бомбардировкам и активному противостоянию крупных армейских подразделений. Толчком к новому витку насилия на Ближнем Востоке послужило нападение 25 июня этого года боевиков военизированного крыла радикальной палестинской группировки ХАМАС на блок-пост Армии обороны Израиля на границе с сектором Газа. Двое военнослужащих были убиты, один, Гилад Шалит, взят в заложники.

В обмен на жизнь заложника захватившие его боевики первоначально потребовали выпустить из «сионистских застенков» 500 женщин и детей. Через несколько дней требования изменились – в обмен на информацию о судьбе капрала нужно было освободить 1000 заключенных, в этот раз уже без указания гендерной принадлежности: просто «палестинцев, арабов, мусульман».

Как считают эксперты, истинной причиной захвата послужил нарастающий конфликт внутри самого движения ХАМАС между умеренными силами, представленными премьер-министром Палестинской автономии Исмаилом Хания, и радикально-экстремисткими сторонниками лидера политического бюро группировки Халеда Машааля, находящегося в изгнании в Сирии.

Израиль незамедлительно потребовал возвращения без каких-либо условий своего гражданина. При этом руководством Израиля подчеркивалось, что блок-пост, на который было совершено нападение, находился на израильской территории и, таким образом, действия боевиков ХАМАСа являются грубейшим нарушением суверенитета страны.

ХАМАС категорически отвергло ультиматум о безоговорочной выдаче заложника и совершило ряд агрессивных действий в отношении Израиля – на Западном берегу был убит израильский поселенец, по приграничным районам выпущено несколько ракет, в том числе как минимум одна, по заявлению лидеров ХАМАС, с химической боеголовкой.

В ответ израильские ВВС нанесли массированные бомбовые удары по объектам инфраструктуры Палестинской автономии, а наземные войска вошли в сектор Газа и начали поиск пропавшего капрала. В таком формате – конфликт между Израилем и ХАМАСом – противостояние разворачивалось до 12 июля.

Открытие второго фронта

Однако 12 июля боевики другой антиизраильской группировки, «Хезболлах», базирующейся в Южном Ливане, произвели залп из ракетной установки системы «катюша» в сторону израильского города Шломи и поселений в районе Ферм Шебаа.

В тот же день несколько отрядов «Хезболлах» пересекли ливано-израильскую границу и захватили в плен двух израильских солдат. В обмен на их безопасность «Хезболлах» потребовала от Израиля все того же – освобождения арабов и палестинцев из тюрем. Этот рейд был объявлен как жест солидарности «Хезболлах» с палестинскими боевиками ХАМАСа, удерживающими Галида Шалита.

Израильский премьер-министр Эхуд Ольмерт заявил, что его страна однозначно рассматривает подобные действия как «объявление войны». В качестве ответной атаки израильские самолеты нанесли бомбово-ракетные удары по позициям «Хезболлах» в Южном Ливане, а подразделения Армии обороны Израиля перешли израильско-ливанскую границу.

Израильтяне натолкнулись на ожесточенное сопротивление. В первый день боев восемь военнослужащих были убиты и двое ранены. Израиль объявил о призыве в армию резервистов. В течение следующих дней последовали бомбежки нескольких взлетно-посадочных полос Международного аэропорта в Бейруте, нескольких крупных ливанских городов, а также объектов хозяйственной инфраструктуры Ливана: дорог, мостов, туннелей, нефтехранилищ и автозаправок. Количество погибших и раненых среди мирного ливанского населения исчисляется сотнями. В свою очередь боевики продолжают наносить ракетные удары по израильским городам. Растет число погибших и с израильской стороны.

Найти виновного

Отклики международной общественности на разгорающийся конфликт разделились вполне предсказуемым образом. Соединенные Штаты признали право Израиля на самозащиту против неспровоцированного акта агрессии. В то же время Франция, Россия и Европейский союз назвали применение силы «неадекватным». Совет Безопасности ООН собирается на экстренное заседание, результатом которого становится призыв к Израилю прекратить военные действия, так как они ведут к гибели гражданского населения.

Восстановление власти ливанского правительства над Южным Ливаном – одна из декларированных Израилем целей вторжения в регион

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что в случае атаки Израилем Сирии, которая, по сути, является спонсором группировки «Хезболлах», ответный удар будет «неистовым и сокрушительным». Генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Мусса декларирует «смерть процесса мирного ближневосточного урегулирования» и требует от Совета Безопасности ООН решительных действий. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан и британский премьер-министр Тони Блэр высказались за отправку в Ливан международных сил, которые должны положить конец ракетному обстрелу территории Израиля и тем самым устранить причину конфликта.

В то же время премьер-министр Эхуд Олмерт, выступая в израильском парламенте, назвал три условия, при которых его страна приостановит военную операцию в Ливане: освобождение двух пленных солдат, разоружение боевиков «Хезболлах», переход Южного Ливана под контроль ливанской армии.

«Хезболлах», Партия Бога

«Хезболлах» представляет собой влиятельную политическую и военную организацию мусульман-шиитов в Ливане. Она возникла на деньги Ирана в 1982 году. Главной задачей вновь созданной группировки была организация военного сопротивления израильской агрессии. Группировка начала активные боевые действия против Израиля, дабы вынудить его вывести оккупационные войска из Ливана. Эта цель была достигнута в 2000 году. Как результат этого успеха движение, которое представляет шиитов, – самую крупную религиозную общину в Ливане – пользуется огромным влиянием внутри страны и поддержкой большинства ее населения.

На начальном отрезке своей истории «Хезболлах» также ставила своей задачей трансформацию мультирелигиозного Ливана в шиитское исламское государство а-ля Иран, но впоследствии отошла от этой идеи, так как она не пользовалась популярностью у жителей Ливана. Сегодня главным политическим лозунгом «Хезболлах» является полное уничтожение государства Израиль, которое, по мнению лидеров этого радикального движения, незаконно оккупирует мусульманскую землю Палестины и не имеет никаких прав на существование. При этом политические лидеры движения не устают повторять, что их приверженность исламскому стилю жизни не должно толковаться как намерение навязать его всему ливанскому обществу.

Представители политического крыла «Хезболлах» заседают в ливанском парламенте, а само движение зарабатывает дополнительные политические очки внутри Ливана благодаря своим многочисленным социально-экономическим программам. Кроме того, группировка владеет влиятельным телевизионным каналом «ал-Манар».

Многие наблюдатели задаются вопросами: почему «Хезболлах» пошла на такую активную конфронтацию с Израилем? и почему это произошло именно сейчас?. По мнению аналитика британской BBC Роджера Харди, можно выделить как минимум три причины.

Во-первых, «Хезболлах» намеревается таким образом усилить свои позиции на ливанской политической арене и, в частности, уменьшить международное давление на свое военизированное крыло, Исламское сопротивление, которое обязано было, согласно резолюции ОНН, разоружиться еще в 2004 году. Во-вторых, «Хезболлах» таким образом выражает свою поддержку палестинцам и группировке ХАМАС и вместе с тем стремится продемонстрировать себя как лидера антиизраильского сопротивления. И в-третьих, через «Хезболлах» свое предупреждение Соединенным Штатам шлют Сирия и Иран – «если политический нажим на нас будет усиливаться, у вас в регионе начнутся большие проблемы».

Трагедия Ливана

Главными жертвами продолжения силовой политики стали рядовые ливанцы. Страна готовится ко второму израильскому нашествию: первое, закончившееся в 2000 году, перевернуло страницу 22-летней оккупацией Израилем юга страны.

Израильские политики дали абсолютно ясно понять, что они считают именно ливанское правительство ответственным за похищение военнослужащих боевиками «Хезболлах».

Ряд экспертов по Ближнему Востоку не согласен с такой оценкой и считает ее несправедливой. Несмотря на то что группировка действует с территории Ливана и имеет двух министров в ливанском правительстве, нужно принимать во внимание, что центральное руководство не имеет практически никакого влияния на политику «Хезболлах». В Южном Ливане вообще нет подразделений собственно ливанской армии – только боевики группировки.

Собственно, эта позиция почти полностью перекликается с официальной позицией Израиля: если ливанское правительство не в состоянии разоружить «Хезболлах», мы это сделаем сами. Более того, восстановление власти ливанского правительства над Южным Ливаном – одна из декларированных Израилем целей вторжения в регион. Многие граждане Ливана убеждены, что пленение двух израильских солдат явилось безответственным шагом со стороны группировки. Ливанцы возмущены тем, что «Хезболлах», преследуя свои собственные политические цели, вновь втягивает многострадальную ливанскую землю в вооруженный конфликт. Вместе с тем шансы на то, что недовольство ливанцев действиями группировки перерастет в широкое народное противостояние движению, крайне низки.

Сирийский гамбит

Одним из главных очагов напряжения в развертывающемся ливано-израильском конфликте является ситуация вокруг Ферм Шебаа. «Хезболлах» при поддержке ливанского политического истеблишмента заявляет, что Фермы являются оккупированной Израилем в 1967 году ливанской территорией, оккупированной, естественно, незаконно. На что Израиль отвечает, и в этом его поддерживает ООН, что Фермы Шабаа находятся на сирийской стороне границы и являются частью Голанских высот, которые находятся под контролем Израиля.

Вовлечение в конфликт Сирии неслучайно. «Хезболлах» в течение долгого времени проводила свои военные операции и теракты с молчаливого благословения и с ощутимой финансовой поддержкой Сирии. Дамаск использовал группировку как карту в своей собственной конфронтации с Израилем из-за оккупации последним Голанских высот.

Но вывод сирийских войск из Ливана в прошлом году, на которые Сирия была вынуждена пойти после убийства бывшего ливанского премьер-министра Рафика Харири и последовавших за ним массовых антисирийских выступлений, нарушил баланс сил.

«Хезболлах» стала самой боеспособной группировкой в Ливане, причем без какого-либо контроля со стороны за своей деятельностью. По утверждениям аналитиков, после убийства Харири «Хезболлах» ведет гораздо более выдержанную политическую линию. Лидеры движения, не отрицая той поддержки, которую им оказывает сирийское правительство, в то же время воздерживаются от критики в адрес ливанской оппозиции. Напротив, группировка не устает провозглашать необходимость консолидации ливанского общества перед лицом западного влияния.

Сценарии конфликта

Официальные израильские лица настаивают на том, что не может быть и речи о прямых переговорах с ХАМАСом и «Хезболлах» об освобождении израильских солдат, как не может быть и речи об освобождении палестинских и ливанских заключенных из израильских тюрем. Несмотря на то что в прошлом подобного рода сделки имели место, сегодня израильтяне говорят об «изменившейся ситуации и новых правилах». И в Газе, и в Ливане израильская армия пытается, воспользовавшись ситуацией, нанести как можно больший урон боевым отрядам обеих группировок.

Хотя все стороны, вовлеченные в конфликт, настаивают на бескомпромиссности своих позиций, аналитики отмечают, что трудно представить, как Израиль сможет вызволить своих солдат без той или иной договоренности о прекращении огня, которое в свою очередь будет обязательно увязано палестинской стороной с освобождением определенного количества заключенных.

Насколько вероятен сценарий превращения локального конфликта, пусть и на два фронта, в конфликт региональный? Многое, по мнению наблюдателей, зависит от того, будет ли Израиль политически готов расширить географию конфликта через вовлечение в него Сирии и Ирана, главных спонсоров и союзников «Хезболлах». Израильтяне уже возложили львиную долю вины за сложившуюся ситуацию на Дамаск и Тегеран.

Неизбежно, считают аналитики, возрастание роли Соединенных Штатов в урегулировании конфликта. США и Израиль – союзники в войне против террора. Оба государства имеют общего врага – радикальных исламских экстремистов, которые с готовностью используют силу для достижения своих целей. Оба союзника считают «Хезболлах» террористической группировкой. Оба категорически осуждают ее поддержку Ираном и Сирией.

Но вот сама по себе военная акция Израиля против суверенного Ливана грозит обеим сторонам большими политическими потерями. США поддержали обретение Ливаном независимости и прилагали немалые дипломатические усилия, чтобы добиться вывода сирийских войск из страны. Соединенные Штаты заинтересованы в усилении, а не ослаблении Ливана как независимого государства. Израильская военная операция, по мнению Вашингтона, может вновь привести к усилению межконфессионных разногласий внутри Ливана и тем самым похоронить попытки этой страны наладить мирную жизнь после десятилетий гражданской войны.

Все стороны,вовлеченные в конфликт, настаивают на бескомпромиссности своих позиций

Кроме озабоченности собственно ливанскими делами в конфликте присутствует и региональная составляющая. Прежде всего, США опасаются, что конфликт является сознательной провокацией Тегерана и Дамаска против Израиля. Существуют и другие вопросы без ответов: не является ли конфронтация попыткой отвлечь внимание от вмешательства Сирии во внутренние дела Ливана и от нерешенных вопросов иранской ядерной программы? Возможно также, что это противостояние создано искусственно, чтобы сильнее разжечь антиамериканские настроения в регионе и затруднить американское присутствие в Ираке.

Нужно также учитывать, что занятая Вашингтоном позиция в объявленной им «войне с террором» ограничивает его возможности влияния на Сирию, Ливан и «Хезболлах». В связи с этим некоторые наблюдатели предрекают усиление позиций России в регионе как посредника, имеющего значительное влияние на все конфликтующие стороны.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом