Мед как стратегический продукт

Приход новых технологий в самую консервативную отрасль сельского хозяйства Казахстана – пчеловодство предопределен вступлением страны в ВТО. Под натиском конкурентов пчеловоды Рудного Алтая вынуждены будут консолидироваться и перейти на принципы современного маркетинга. Правда, уникальные свойства алтайского меда при этом могут быть утрачены

Мед как стратегический продукт

Рудно-алтайский мед – общепринятый деликатес. В советское время местные пасеки давали половину всего казахстанского меда, причем такого, который шел на экспорт в Европу. Да и сейчас горный мед Восточного Казахстана вне конкуренции на рынках республики. В основе его уникальности – невероятное обилие медоносов, более 225 видов.  Каждую неделю здешний мед разный – в зависимости от того, какие цветы в силе.

Прежде государство поддерживало пчеловодов, устраивая всероссийские и западносибирские выставки, отмечая лучшие образцы меда и ульев медалями и дипломами. В Усть-Каменогорске собирались съезды пасечников Юго-Западного Алтая, а на пароходе, ходившем по Иртышу, для крестьян постоянно действовали курсы по рациональному пчеловодству и проводились занятия в передвижном музее.

Пчелы контрабандой

Сегодня в Восточном Казахстане сосредоточена львиная доля содержащихся в республике пчелосемей – 35–40 тыс. по официальной статистике и порядка 90 тыс. по неофициальной. Ежегодный прирост объемов меда за последние пять лет составил 50–60 тонн, достигнув порядка 800 тонн в год. О прибыльности пчеловодства свидетельствует рост пасек в области. Только за последние 2–3 года их число как минимум удвоилось. В то же время, по мнению специалистов, оживление медовой отрасли после резкого спада в годы переходной экономики несет не только позитивные моменты. Например, под угрозой исчезновения оказалась линия пчел среднерусской породы. В погоне за ранним взятком владельцы пасек начали бесконтрольный ввоз пчел с юга республики и из Киргизии. Наряду с тем что дешевые южные пчелопакеты позволили на порядок увеличить количество пчелосемей, снизить затраты и дать раннюю товарную продукцию, они оказались нестойки к долгим местным зимам и опасным распространениям инфекций.

– Появились бессистемные помеси, унаследовавшие самые худшие качества, – говорит  пчеловод Михаил Гусляков. – Когда-то были выделены Катон-Карагайская, Маралихинская, Маркакольская популяции среднерусской пчелы. Практически это были одни и те же пчелы, населявшие горную часть Западного и Южного Алтая. Но ввиду огромного заблуждения и безответственности в Катон и на Маркаколь завезли пчел других пород. Эту ошибку теперь невозможно исправить никакой научной работой, никакими деньгами. Ценных популяций среднерусских пчел больше нет! Только в верховьях реки Курчум расположен уникальный заповедный уголок, куда благодаря плохим дорогам и сильно изрезанной высокогорной местности не успели завезти чужаков. Это единственный в Восточном Казахстане ареал, где среднерусские пчелы сохранились в чистоте. Правда, их осталось всего около 300 семей. Для их спасения необходимы срочные меры: придание местности статуса заказника, запрет на ввоз пчел извне, создание пчелопитомника для производства пчелопакетов и маток. И эту работу необходимо провести незамедлительно, так как обособленная популяция пчел – очень тонкая и ранимая экосистема.

Сохранением чистопородных пчел на Рудном Алтае формально занят отдел пчеловодства Восточно-Казахстанского НИИ сельского хозяйства. В его лаборатории уже выведены зимостойкая линия карпатской породы «Убинка» и устойчивая к инфекциям линия среднерусской породы «Тавричанка». Однако для создания племенного хозяйства у отдела нет достаточной материальной базы и прежде всего пчелосемей. Весь генофонд представлен 319 пчелосемьями, в то время как необходима минимум тысяча.

Вместе с оживлением медового бизнеса пришла и проблема фальсификаций. Начиная с мая на обочинах местных дорог появляются торговцы так называемым майским медом, который в абсолютном большинстве является подделкой. Чтобы получить натуральный продукт в условиях Алтая, нужны по меньшей мере благоприятная погода и квалифицированная подготовка пчел. Чаще всего первый урожай получают только после 15 июня, а в горных районах – с середины июля. Однако дезинформированные потребители ловятся на известный бренд и разочаровываются в продукте. Появлению на рынке некачественного и даже фальсифицированного меда помогает низкая квалификация пчеловодов и слабая техническая база. С пасечниками-самоучками никто не работает, а подготовка профессиональных кадров практически сведена на нет. Если прежде специалистов для пчеловодства в области готовили два техникума, то сейчас государство сельскохозяйственным колледжам заказ не делает. А сами селяне пока не готовы учить детей на платной основе.

Один в поле не воин

По мнению специалистов, для дальнейшего развития восточно-казахстанским пчеловодам необходима своя ассоциация.

– Уникальный мед казахстанского Алтая за границей никому не известен, – пояснил начальник отдела Восточно-Казахстанского управления сельского хозяйства Игорь Миронов. – В отличие, например, от Китая и Киргизии наша республика не входит в число стран-экспортеров меда, а пчеловодство – в экономические приоритеты государства. Это значит, на уровне правительства рекламой и продвижением продукта за рубежом никто не занимается. А одному предпринимателю решить подобную проблему не под силу. Тут нужна консолидация усилий власти и ассоциации.

Но пока объединения не получается. С советской поры отечественное пчеловодство развивается своим особенным путем – самым консервативным. С непродуктивной системой ульев, не поддающейся механизации и интенсификации труда, и устаревшими технологиями, не позволяющими получать монофлерный мед – с одного вида растений. Хотя именно такие сорта на рынке ценятся выше. Пчеловодство – единственная отрасль хозяйства, которая не облагается налогом. Учет пчелосемей ведут только в сельских акиматах, и то со слов владельцев. Сколько же их на самом деле, никто никогда не считает. Официальная статистика получаемого в области меда не отражает реальную картину – ни один пасечник не скажет, сколько действительно собрал за сезон. Об этом можно догадаться, только когда мед уже во флягах выставлен на продажу. Почему-то владельцы пасек считают, что лучше скрыть объемы своего производства, хотя без объективной информации крупные покупатели в область не придут. Для коммерческой деятельности поставки с одной пасеки не интересны, нужны партии в сотни тонн.

Подобную базу данных, объединяющую продавца и покупателя, могла бы предоставить ассоциация. Но восточно-казахстанские пчеловоды, по мнению специалистов, еще не созрели для ее создания. Заинтересованность появится только тогда, когда предложение продукта превысит спрос, и владельцы поневоле перейдут на современные методы маркетинга. Сейчас же местное пчеловодство – очень закрытая отрасль для бизнеса. Тех, кто рискует с ним работать, ничтожно мало.

Не захочешь – заставят

Весь мед казахстанского Алтая находит сбыт на рынках области и крупнейших городов республики. Средняя оптовая цена за килограмм составляет порядка 350–400 тенге, превысив прошлогоднюю на 100 тенге. Это вдвое дороже мировой цены (1,5 долл./кг) и, соответственно, тех сумм, которые готовы предложить компании-фасовщики.

– Наши пчеловоды привыкли увеличивать свою прибыль за счет роста цены на мед, – объясняет директор ТОО «Пчелоцентр «Айтас» Игорь Рукавицын. – А чтобы торговать по общемировым ценам, они должны увеличивать количество пчелосемей, снижать затраты, использовать интенсивные технологии. Например, китайские производители поставляют продукт в Германию по 90 центов за килограмм, имея еще от своего государства субсидию 18 центов на каждый килограмм. Наши компании полным ходом везут дешевый мед из Киргизии, есть предложения из Китая, Узбекистана, из Южной Америки – апельсинового и эвкалиптового меда. Разумеется, вступление в ВТО и свободная конкуренция заставят местных производителей отказаться от консервативных методов. Выживут те, кто будет получать мед с малой себестоимостью с помощью современных технологий и оборудования, новых типов ульев. Хотя при этом уникальность алтайского меда может исчезнуть. Ведь затраты на стационары в горах при нашем полном бездорожье значительно выше, чем рядом с административными центрами. Поэтому, несмотря на редкое качество меда с таежных лугов, он, вероятно, будет вытеснен более дешевыми сортами.

Игорь Рукавицын: «Чтобы торговать по общемировым ценам, наши пчеловоды должны увеличивать количество пчелосемей, снижать затраты, использовать интенсивные технологии».

Консерватизм казахстанского пчеловодства уходит корнями в отечественные традиции питания. В отличие от европейских стран, где мед каждый день подается к столу по 5–10 граммов как норма, в Восточном Казахстане мерилом этого продукта до сих пор остается фляга или как минимум трехлитровая банка. Если в Москве и Московской области потребление меда составляет 2–2,5 кг на человека в год, а в среднем по России 400 граммов, то в Казахстане – меньше 100 граммов.

Пчеловодство вошло в хозяйственную деятельность человека пять тысяч лет назад. В его основе лежит самый постоянно возобновляемый и безопасный для планеты ресурс – вечная пчела, вечная флора. Именно поэтому многие государства поддерживают медовую отрасль, считая ее стратегической в деле сохранения природы и занятости населения отдаленных районов. В экономике Казахстана производство меда пока не имеет веса. Мы только начинаем двигаться в этом направлении.

– Культура потребления меда у нас пока очень низка, – заметил г-н Рукавицын. – В Европе и Америке, например, мед давно используется в сухих завтраках и напитках, развита переработка пчелопродуктов в фармацевтических и косметических целях. Отработаны механизмы продвижения продукта. В США при департаменте сельского хозяйства существует так называемый совет по меду, финансируемый пчеловодами, плюс владельцы пасек добровольно отдают на рекламу продуктов пчеловодства по 10 центов с каждого проданного килограмма. Наши пчеловоды тоже перейдут на подобную философию бизнеса, просто для этого очень консервативной сфере требуется больше времени и поддержка государства.

Усть-Каменогорск

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности