Очаги болезней

Социальная нестабильность, пожалуй, угрожает устойчивости развития республики не меньше экономической и, пожалуй, больше экологической. Еще несколько лет назад мало кто мог бы в это поверить, но сего дня картина изменилась

Очаги болезней

Бомбы замедленного действия, заложенные под фундаментом казахстанской государственности, — это конфликты труда и капитала, национальные вопросы, религиозный экстремизм, постепенная деградация образования и здравоохранения. Все это вызовы, с которыми республике еще только предстоит справиться.

Трудовая агония

Трудовые конфликты в Казахстане становятся индикатором социального напряжения. В Институте политических решений отмечают, что трудовые конфликты превращаются в перманентное явление в стране. После Жанаозена, обострение ситуации в котором Нурсултан Назарбаев обозначил как трудовой конфликт, к форме активного неповиновения стали прибегать и рабочие других предприятий. Только в этом году зафиксированы всплески недовольства сотрудников компаний или подрядчиков «АрселорМиттал Темиртау», «Казахмыс», «Су Курылыс», «Arctic Construction», «Сенимди курылыс» и других. Стачки, забастовки, стихийные акции протеста трудовых коллективов — в обозримом будущем это может стать серьезной социальной проблемой для страны.

Принятый в 2011 году «Закон о медиации» должен был способствовать разрешению ряда трудовых споров. Однако пока власти не смогли предложить действенные механизмы воплощения законодательной нормы в жизнь. В сознании самих рабочих обращение к медиатору кажется чем-то формальным, так как многие из них уверены, что решить их проблемы способно только руководство предприятия. Согласно анализу Института политических решений, на сегодня в Казахстане не создано эффективных механизмов нейтрализации трудовых и гражданских конфликтов. В стране не действует ни одна авторитетная политическая сила, выступающая в качестве посредника и выполняющая посреднические функции между властью и обществом, работником и работодателем, констатируют специалисты ИПР. Очевидно, что значительную роль в разрешении трудовых споров должны играть профсоюзы страны.

Трудовые конфликты в Казахстане приобретают порой и чисто криминальный оттенок. Убийства молодого лидера нефтяников Жаксылыка Турбаева, восемнадцатилетней дочери другого нефтяника Жансауле Карабалаевой демонстрируют, что трудовые споры в стране могут перетекать в плоскость криминальных разборок или служить почвой для активизации криминалитета.

Спешная реставрация законодательства после Жанаозена, поправки в Трудовой кодекс, идеи президента об обществе всеобщего труда и попытки усилить роль профсоюзов кажутся вынужденными, но лишь косметическими мерами. То, что они не дают реального эффекта, видно по продолжающимся в стране трудовым конфликтам, своего рода локальным Жанаозенам. Государство должно будет выработать реальный механизм разрешения трудовых споров, и ужесточение действующих норм, усиление репрессивного аппарата здесь явно не поможет; медиация — это хорошее начинание, но оно должно быть доведено до логического конца. В ИПР отмечают, что сферой применения медиации могут стать как гражданские, так и трудовые корпоративные, коммерческие споры. Для этого необходимо усовершенствовать систему медиации в уголовном, гражданском процессах, проводимую третейскими судами, а также внесудебную и независимую медиацию.

Наднациональный вопрос

Сегодняшний Казахстан — государство с полиэтническим составом населения. По данным последней переписи, казахи составляют 63,1% населения. В стране имеется значительная русская диаспора, около 23,7% населения. Согласно данным Агентства РК по статистике, на 1 сентября 2012 года численность населения Казахстана составила 16?836?711 человек. По данным Ассоциации социологов и политологов Казахстана, около трети казахстанцев — 31,2% — в той или иной степени критично, а то и негативно оценивают состояние межнациональных отношений в стране.

Особенно сильны эти настроения среди представителей русского этноса. Остро межнациональные вопросы выделяются в восточных и южных регионах страны; наиболее же благоприятная ситуация, по данным социологов, на западе Казахстана. Среди основных проблем, с которыми сталкиваются представители национальных меньшинств, они называют усиление этнических предрассудков, неприязненное отношение к людям других национальностей по месту работы, учебы, жительства, к приезжим. Оскорбления, унижение человеческого достоинства, хулиганские действия, конфликты и другие нарушения общественного порядка на националистической почве. Назначение на руководящие или престижные должности представителей титульного этноса, не всегда обладающих должными навыками и знаниями, при наличии достойного кандидата нетитульной нации. Националистическая пропаганда в СМИ, а также деятельность организаций националистического толка — также проблема.

Межэтническое равновесие не является константой в Казахстане. Один из самых драматичных межэтнических конфликтов в стране произошел на месторождении «Тенгиз», где случилась массовая драка между казахстанскими и турецкими рабочими. Происшествие в Жылыойском районе Атырауской области Казахстана в октябре 2006 года стало вторым конфликтом на национальной почве в этом регионе. Годом ранее здесь же произошла массовая драка между казахами и турками. В марте 2007 года межэтническое напряжение возникло в поселке Маловодное, расположенном в 65 километрах от Алматы. Здесь схлестнулись представители казахского и чеченского этносов.

Определенную тревогу у представителей нетитульных наций вызывает так называемый процесс «казахизации», предусматривающий, под видом возрождения национальных ценностей и усиления роли казахского языка, усиление национализма в худшем смысле этого слова.

Программу по переселению в Казахстан этнических казахов, направленную отчасти на увеличение процента казахов среди населения республики, можно признать провальной. Представители других этносов отмечают, что для межэтнического баланса важно было бы параллельно стимулировать желание оставаться в Казахстане представителей нетитульных наций. Программа переселения также часто критиковалась специалистами, поскольку расселение этнических иммигрантов по регионам происходило без учёта территориального размещения производительных сил. Значительная часть оралманов проживают сегодня в трудоизбыточных регионах — в Южно-Казахстанской, Мангистауской, Алматинской и Жамбылской областях, что, в свою очередь, обостряет межнациональное напряжение и усиливает трудовые конфликты. Вместе с тем, согласно статистическим данным, в Казахстане продолжает уменьшаться число русских, немцев, поляков. При нынешних темпах оттока из страны представителей нетитульного этноса возможен переход Казахстана из полиэтнического в моноэтническое государство. Причем этот процесс в какие-то моменты может протекать весьма болезненно. Формирования единой нации пока не получается. Доминирование во власти представителей титульной нации — иллюстрация недостатков в ментальности казахстанцев. Причем это касается и казахов, и неказахов.

При всем при этом огромное раздражение у представителей титульной нации вызывает небольшое число казахов в списке казахстанских миллиардеров.

Отдельная крайне опасная точка напряжения — разделение на две группы самого казахского населения: на условно казахскоязычное и русскоязычное, с разными привычками, образом жизни, стилями мышления.

Критический разрыв

Социальному напряжению в обществе продолжает способствовать существенный контраст между богатыми и бедными. Поляризация казахстанского общества значительна. По данным заведующего Центром теории социально ориентированной экономики Института экономики Министерства образования и науки РК Аманжола Кошанова, почти 30-кратная разница выявлена между доходами самого богатого и самого бедного сословий в Казахстане. «Зашкаливает за допустимые пределы децильный коэффициент — соотношение доходов богатых и бедных: доходы в группах разнятся в 29 раз — против 4,8 раза в развитых странах», — говорит г-н Кошанов. Среднемесячные заработки в Казахстане, по данным Госкомстата, колеблются от 103 до 517 долларов, при этом до 310 долларов зарабатывают более трети работников — это 34%. Довольно высокий уровень инфляции — например, 8,3% в 2011 году — свел на нет квартальные повышения оплаты труда, что существенно отражается на реальном уровне дохода малоимущих граждан страны.

По данным социологического исследования Казахстанского института социально-экономической информации и прогнозирования (КИСЭИП), проведенного по заказу фонда Нурсултана Назарбаева, в Казахстане сегодня наиболее многочисленными являются две группы респондентов: группа «проблемных», или тех, кто испытывает проблемы в связи со своим уровнем материального положения, таких оказалось 26 процентов, и группа населения относительно среднего в казахстанских условиях достатка — 40,5%. Две группы бедных — те, у кого денег хватает только на питание, но покупка одежды затруднительна, и те, у кого денег не хватает даже на питание. Они составляют, соответственно, 17,6% и 4,5% респондентов. В совокупности это 22,1% респондентов, то есть пятая часть населения страны. Нет материальных затруднений, по собственному признанию, только у 6,8% жителей страны.

Стресс в большом городе

В отличие от соседей по региону с преимущественно сельским населением и аграрной экономикой, в Казахстане идет активный процесс урбанизации, который сопровождается множеством перекосов. Эксперты прогнозируют, что в ближайшие 20–30 лет соотношение городского и сельского населения в Казахстане может составить пропорцию 65% к 35%. Планы по расширению Алматы, которые уже переходят в практическую плоскость, свидетельствуют о том, что города не справляются с потоком людей, приезжающих в крупные центры за хорошей жизнью.

Огромный потенциал роста сегодня — у южных городов, а в самой Южно-Казахстанской области проживает 15% населения страны. При этом жители ЮКО стремятся перебраться в Алматы или в Астану, с их развитой инфраструктурой. Вместе с тем адаптация людей из сельской местности в городских условиях порождает массу проблем, и в первую очередь — рост криминала и социальную напряженность в обществе. Ведущий эксперт института парламентаризма профессор Карлыгаш Нугманова, комментируя эту проблему, отмечала, что одной из главных причин урбанизации является различный уровень жизни в городах и селах. Люди из сельской местности на свой страх и риск перебираются в города и изо всех сил стараются закрепиться в них. Отсутствие образования, профессионального опыта, а также специальности, востребованной в условиях мегаполисов, не позволяет внутренним мигрантам жить с уверенностью в завтрашнем дне. При этом в Казахстане есть села, где проживает меньше 50 человек; села деградируют, а их жители, приезжая в город, не могут стать конкурентоспособными на рынке труда из-за низкой квалификации. Это способствует их маргинализации, и наивные вопросы о том, почему молодежь из аулов идет не в университеты, а в ячейки к религиозным фундаменталистам, кажутся совсем неуместными.

Государство, забросив село, породило массу проблем для самого же себя. Ментальности сельчан и горожан противоположны, это вызывает социальные конфликты в больших городах, и если не возрождать село, то даже в масштабах страны можно получить конфликт культур. Специалисты предлагают руководству Казахстана создавать рабочие места и поднимать моногорода, что может способствовать снижению социальных распрей в крупных городах. Пока же статистика говорит о том, что 71,2% «самозанятых» приходится на сельскую местность и 28,8% работают в городах, а темпы урбанизации казахстанского населения способно снизить именно трудоустройство «самозанятых» на периферии.

Умные нам не надобны?

О вопросах падения качества образования и здравоохранения «Эксперт Казахстан» писал не раз, и эта тема крайне болезненна. Но если подробнее коснуться первого вопроса — даже там, где уровень обучения еще остается приличным, появляющиеся на свет профессионалы оказываются часто не нужны породившей их стране. Это уже становится полным тупиком в смысле развития.

Проблемой для достижения социальной гармонии в Казахстане остается стремительная утечка мозгов. Талантливая молодежь покидает страну, эту нишу заполняют неквалифицированные кадры с плохим образованием. Согласно официальным данным, например, только в период с 2009 по 2010 год страну покинули специалисты: архитектурно-строительной профессии — 1891 человек; медицинской — 1854; педагогической — 3923; технической —9428; экономической — 4772; юридической — 1319; сельскохозяйственной —1035; других — 8866.

В стране ощущается заметная диспропорция между технически подкованной молодежью с аналитическим складом ума и представителями гуманитарного профиля. Последних в разы больше, но в условиях стремительной индустриализации Казахстана, его продекларированных попыток войти в число 50 самых развитых государств мира, стране больше нужны как раз технари. Они в Казахстане оставаться не хотят, выбирая российское направление, несмотря на сомнительные достижения того же «Сколково». Основная же часть устремила взоры на Запад.

Чем может грозить бегство специалистов из РК? По подсчетам специалистов Всемирного банка, «утечка мозгов» из стран Африки, Латинской Америки и Азии привела к «размыванию» в них среднего класса, считающегося основой любого современного общества. В итоге совокупные потери от отъезда только одного специалиста могут достигать 1 млн долларов, с учетом всех косвенных потерь. Между тем в Казахстане расходы на сферу образования достигают 900 млрд тенге в год, что составляет 4–4,2% ВВП, хотя по нормам, рекомендуемым ЮНЕСКО, эта цифра должна достигать 5–6% от величины внутреннего валового продукта. При этом трудоустройство выпускников с высшим образованием составляет менее 60%, а с техническим и профессиональным — менее 70%. Молодежь не может найти себя на рынке труда, что продолжает способствовать ее стремительному оттоку из страны. Сложнее всего приходится сельской молодежи, для которой профессиональное обучение остается практически недоступно, так как в 27 районах республики отсутствует даже первичное звено на пути к получению достойного образования, нет даже колледжей и профильных профессиональных лицеев.

Капитализация человека

Продолжая начатую тему, можно сказать, что одним из объявленных социальных приоритетов для Казахстана остается улучшение качества человеческого капитала. ЧК — главный фактор формирования и развития инновационной экономики и экономики знаний, как следующей, более высокой ступени развития. Одним из условий развития и повышения качества человеческого капитала является высокий индекс экономической свободы. В принципе, последние данные Всемирного банка об условиях ведения бизнеса говорят о неплохих показателях Казахстана в части либерализации экономического пространства. Другое дело, что сырьевая экономика и экономика знаний не слишком хорошо коррелируют друг с другом. Казахстан, оставаясь типичной жертвой «голландской болезни», пока не делает особых подвижек именно к экономике знаний, оставаясь в числе стран, «сидящих» на нефтяной игле.

Между тем эксперты считают, что только в тех странах, где ставка делается не на природные ресурсы, а на воспитание интеллектуальной нации, можно достичь заметных успехов по части человеческого капитала. Немаловажное значение вложений в личность отмечает и глава государства Нурсултан Назарбаев, предложивший строить не общество потребления, а общество всеобщего труда. Правда, в современной интерпретации понятие «общество труда» несколько отдает для молодежи нафталином, и пока неясно, удастся ли увлечь лозунгами молодое поколение.

Повышение качества жизни и навыков самого индивида, которые лежат в основе человеческого капитала, выглядят наиболее привлекательной задачей в масштабах всего государства. ЧК определяет в современной экономике развитых стран основную долю национального богатства. Драйверами его развития являются, как считается, высокая конкуренция, рост инвестиций, инновационная среда.

Возможно, для роста человеческого капитала государство должно сформулировать новую мегазадачу и запустить идею казахстанского наукограда. Той площадки, где смогли бы применить свои навыки молодые казахстанцы с хорошим базовым образованием, способные продвигать инновационные проекты как в рамках своего региона, так и далеко за его пределами. Для этого нужны технологическая база и соответствующая инфраструктура, но в первую очередь — государственная воля. Идея технопарков не нова, они успешно функционируют в Индии, Китае. В Казахстане, несмотря на специальную программу, они, кажется, пока существуют для галочки, чтобы обозначать сам факт их наличия в стране. Человеческий капитал не может формироваться эффективно при плохом качестве жизни, в условиях отсутствия безопасности, при агрессивной или угнетающей среде проживания и работы человека. Специалисты называют основными причинами низкого качества ЧК в Казахстане отсутствие внимания к его формированию в обществе и неблагоприятную среду для инновационной деятельности в целом.

В сухом остатке

Специалисты ООН признают, что Казахстан сумел добиться существенного прогресса на фоне других стран региона в части выполнения целей тысячелетия и достиг прогресса по всем направлениям устойчивого развития. Однако перед государством стоят серьезные задачи, невыполнение которых может поставить под угрозу все ранее достигнутые успехи. Необходимо продолжать системную работу по повышению уровня и качества жизни, искоренить бедность в удаленных от центров районах страны. Ориентация на человека, развитие его новаторских качеств, повышение «себестоимости» самого человека, вложения в человеческий капитал и экономику знаний могут принести Казахстану гораздо больше, чем слепая вера в бесконечность нефтедолларов.

Стране жизненно необходимы новые научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические базы, инновационные разработки, возвращение высококвалифицированных специалистов на родину, мотивация образованной молодежи на работу в своем государстве, за счет стимулирования их творческой активности и предоставления достойной оплаты труда.

По оценкам ООН, в Казахстане «наблюдается снижение удельного веса детей в возрасте до 15 лет и увеличение лиц старше трудоспособного возраста». Доля пожилых людей старше 65 лет составляет свыше 8% от общей численности казахстанцев, при пороговом значении в 7%. В Казахстане относительно низкая рождаемость и значительная материнская и младенческая смертность. При сохранении нынешних показателей страну могут ожидать существенные демографические перекосы, которые наблюдаются уже сейчас, и в первую очередь это старение нации. В настоящее время молодежь в Казахстане составляет 29% населения, доля сельской молодежи при этом составляет 48% от общей ее численности. В то же время в соседнем Узбекистане, борющемся с Казахстаном за место регионального лидера в Центральной Азии, доля молодого населения достигает 60%. Это трудовой резерв соседнего государства, который в будущем способен существенно повлиять на экономический расклад в регионе.

Еще раз повторимся: Казахстану необходимо возрождать село. Внутренняя миграция набирает обороты, при этом села вымирают или же превращаются в криминализованную среду, адаптация сельчан в городах происходит неравномерно, вызывая всплески насилия по отношению к ним и их ответную реакцию. Существующая диспропорция в уровне доходов населения усиливает социальную рознь, культивирует ненависть между богатыми и бедными. Этот дисбаланс в дальнейшем может вылиться в реальное противостояние. Пример Жанаозена, где толпу легко выводили из себя, рассказывая о баснословных заработках руководителей нефтяных компаний, здесь весьма показателен.

Власти должны активизировать работу в борьбе с заболеваниями, которые скашивают сотни тысяч людей ежегодно. Наркомания, ВИЧ, туберкулез, онкопатологии продолжают оставаться причинами большого количества смертей среди населения. Казахстан сегодня поражен всеми недугами, которыми поражена вся Центральная Азия. Неспокойные соседи несут в себе угрозу дестабилизации ситуации в стране. Но уповать только на силу нефти, которая позволила Казахстану, в отличие от других стран региона, достичь экономических успехов, нельзя. Социальная напряженность в обществе не спадает, и руководству страны необходимо предпринимать меры, или в конечном итоге жизнь его заставит с этими факторами считаться. Пока еще есть время и возможности для изменений. Но главное — нужно желание менять мир вокруг себя и меняться для достижения общих целей.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?