Принцип демократической дискуссии

На Западе никто не делает трагедии из провала «оранжевой» коалиции. Но новые шаги навстречу будут не ранее, чем украинская политическая элита докажет свою самодостаточность, считает американский аналитик-международник Брюс Джексон

Принцип демократической дискуссии

Президент Проекта поддержки переходных демократий Брюс Джексон считается в Соединенных Штатах одним из наиболее влиятельных и эффективных лоббистов расширения НАТО на Восток. Джексон пользуется большим авторитетом в команде Джорджа Буша (в ходе избирательной кампании 2000 года он курировал внешнеполитическое направление) и в качестве председателя Американского комитета по вопросам НАТО имеет устойчивые контакты в среде политической элиты всех стран-членов альянса. Сейчас возглавляемый Джексоном проект является одним из основных американских аналитических центров, занимающихся украинской проблематикой.

Корреспондент «Эксперта» беседовал с Брюсом Джексоном о реакции американского истеблишмента на ситуацию в украинской политической системе и перспективах отношений Украины с НАТО.

– Является ли провал проекта создания «оранжевой» коалиции в Украине неудачей для Соединенных Штатов или там это воспринимается как нормальный демократический процесс? Насколько в Вашингтоне готовы к сотрудничеству с новым правительством, если оно будет провозглашать и реализовывать лояльный Западу демократический курс?

– Давайте посмотрим на опыт других стран. Партия «Солидарность», поставившая Польшу на европейский и демократический путь развития, сошла со сцены. Вполне нормально для партий, начинающих процесс демократических преобразований, проигрывать в течение последующих 5–10 лет. Часто на реформаторский путь становятся ранее нереформаторские силы. Александр Квасьневский является выходцем из коммунистической по своей идеологии партии, так же как и Ион Илиеску в Румынии, но они сделали для демократизации, европейской и евроатлантической интеграции своих стран не меньше, а часто и больше, чем ортодоксальные демократы и либералы.

Я не думаю, что «оранжевая» коалиция пережила коллапс. Это было движение протеста против неспособности предыдущего режима осуществлять демократические реформы. Как только эта цель была достигнута, стало очевидно, что у ее участников разные интересы. Юлия Тимошенко не разделяет экономические взгляды Виктора Ющенко. Это нормально. Это демократическая дискуссия. То же касается и новой коалиции. Необходимо судить не по личностям в правительстве, а по политике конкретного правительства.

– Неужели все так просто? Но ведь от формата коалиции в Украине, и это не секрет, во многом зависел выбор той или иной модели поведения США в отношении России. Какова роль Киева сейчас в диалоге Москвы с Вашингтоном? Смирятся ли в Соединенных Штатах, что идея расторгнуть украинско-российские газовые соглашения не будет реализована?

– Россияне раньше говорили, что Польша – камень преткновения в американо-российских отношениях, затем страны Балтии, теперь Украина. Мы не приемлем такой подход. У Киева свои отношения с Москвой, у Вашингтона свои. Украина не посредник в диалоге с Россией. Важный тезис: Россия имеет право голоса и право на свое мнение в европейских делах, но у нее нет права вето на то или иное развитие отношений между европейскими государствами. И Украина имеет право на принятие таких же самостоятельных решений, как Франция или Германия.

Мне кажется, что по газовому вопросу американцы и европейцы имели в виду, что соглашения, навязанные в тайном режиме Украине в январе этого года, непрозрачны и, возможно, незаконны. И если бы новое украинское правительство четко заявило о намерении провести новые переговоры, Европа и США были бы готовы это поддержать. Прозрачное, эффективное и надежное соглашение по газовому транзиту в интересах всех стран. Мы вовсе не хотим нового конфликта.

– Однако далеко не все европейцы разделяют взгляды США на новое мироустройство. Известно, что в «старой Европе», согласно классификации бывшего министра обороны США Дональда Рамсфелда, не в восторге от расширения ЕС из-за того, что новые члены ближе в своей политике к Вашингтону, чем к Брюсселю. Не попадает ли Украина в ту же самую ловушку, слишком уповая на лоббирование Соединенными Штатами сближения с Евросоюзом?

– Не могу согласиться с такой постановкой вопроса. Посмотрите, кто приехал с Запада в качестве посредников во время «оранжевой» революции: Валдус Адамкус, Александр Квасьневский, Хавьер Солано – Буша здесь не было. Процветающая и стабильная Украина интересна прежде всего тем государствам, которые к ней ближе. Интерес США к регионам больше носит философский характер и связан с ролью Польши. Польша серьезно влияет на то, как в США воспринимают современные международные отношения. Благодаря примеру поляков в Вашингтоне многие убеждены, что восточные европейцы после 1991 года должны иметь такие же права и возможности для успеха, какие западные европейцы имели после 1945 года. Будет несправедливо, если в Европе появятся граждане второго класса из-за того, что они около пятидесяти лет жили под властью коммунистов. В этом глубоко убеждена большая часть американского истеблишмента.

– Получается, американцы больше симпатизируют бывшим соцстранам, чем Западной Европе?

– Давайте поговорим об известном разделении на «старую» и «новую» Европу. Такие страны, как Германия, Италия, Франция, пережили послевоенное возрождение рыночной экономики, появление и начало реализации общеевропейского проекта, совместное противостояние коммунистической угрозе. У стран, бывших за «железным занавесом», такого опыта нет. Но они привнесли в политическую дискуссию на Западе свой специфический опыт, связанный с тем, что они совсем недавно ощущали влияние авторитаризма, диктатуры, иностранной оккупации, навязывания поведения извне. Эти страны более чувствительны ко всему, что связано с возрождением авторитаризма и сфер влияния, они менее склонны к компромиссам по вопросу политических свобод. У каждой из стран свой специфический исторический опыт, который обогащает мировоззрение западной элиты в целом.

Президент Жак Ширак сделал большую ошибку, когда сказал полякам, чехам и другим восточноевропейцам в ответ на их поддержку свержения Саддама Хусейна, что им лучше бы заткнуться. Этим странам есть что сказать. Они часто лучше знают о проблемах полиэтничности, религиозного разнообразия, даже экономического развития. Уверен, что Донбасс будет играть особую роль в экономике Европы, как только Украина станет частью общеевропейской экономической системы. И, самое главное, в Восточной Европе лучше знают, что такое Россия. Что происходит: ЕС меняется благодаря новым членам с их специфическим опытом. Вопрос в том, что не очень комфортно, когда к тебе в дом приходят новые люди с новыми идеями. Но от этого можешь выиграть и ты, стать мудрее и сильнее.

– Сейчас в Украине сформирована широкая коалиция. Какие шаги необходимо предпринять новому правительству, чтобы гарантировать себе получение позитивного сигнала на саммите НАТО в Риге в октябре этого года? Что должно быть сделано в первую очередь?

– Главный момент касательно правительства – это то что оно должно править. И первым вопросом в повестке дня будет проведение законодательства, необходимого для вступления в ВТО, через парламент. Если Украина не может стать членом ВТО, как можно говорить о более сложных интеграционных задачах?

Политическая нестабильность в процессе создания коалиции нанесла серьезный ущерб международному авторитету Украины. Сейчас стоит поработать над улучшением имиджа украинской политической элиты. Тот факт, что Румыния и Украина уже 15 лет не могут разрешить элементарные споры вокруг судоходства по Дунаю и шельфа, не может не озадачивать. Это вопросы, которые едва ли не ежедневно решаются в европейской политической системе.

И украинские граждане должны получить ответ на вопрос, как их лидеры будут готовить условия для европейского выбора в будущем. Чтобы проголосовать за или против НАТО или ЕС, необходимо иметь такую возможность. Я недавно говорил ряду ведущих украинских политиков, что не в Украине сейчас проходит референдум по вопросу отношения к Европе, а в Европе проходит референдум о том, в каком качестве будет восприниматься Украина в обозримой перспективе. Нужно ли вообще будет открывать дверь, чтобы этой возможностью воспользовались уже будущие правительства через несколько лет.

Немаловажно и то, что на Западе многие будут наблюдать за тем, сможет ли Украина провести переговоры с Россией по энергетическим вопросам так, чтобы отстоять принципы прозрачности и надежности и при этом не ввязаться в новую газовую войну.

И, наконец, в европейской демократической традиции есть принцип, что какое-то время после выборов политики должны служить не своей партии, а только своей стране. Политическая борьба должна быть отложена на потом, и украинская политическая элита должна продемонстрировать способность работать и решать проблемы, а не только бороться между собой.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом