Красные флажки для энергетиков

Регулярное внесение изменений в законодательство об инвестиционной деятельности в области электроэнергетики, вероятно, будет продолжаться до 2015 года, пока в отрасли работает такой инструмент, как инвестиционный тариф

Красные флажки для энергетиков

Это можно называть непоследовательностью, можно, напротив, видеть в усилиях госорганов последовательное стремление закрыть все дыры в законодательстве. Однако факт остается фактом: в последние пару лет правительство РК предлагает для компаний, инвестирующих в электроэнергетику, все новые и новые более жесткие нормы, реформируя только что пересмотренную законодательную базу.

В своем спиче на правительственном часе в мажилисе 15 октября этого года с предложением отменить действующий механизм установления предельных тарифов на электроэнергию и усилить контроль исполнения инвестобязательств выступил председатель Агентства РК по защите конкуренции (АЗК) Габидулла Абдрахимов. Участники рынка из частных энергетических компаний не видят нужды в пересмотре правил игры для всех. Более логичным им кажется адресное наказание субъектов рынка, не соблюдающих условия договоренностей, в соответствии с действующей нормативно-правовой базой.

Инвесттариф на свою голову

Цель внедрения инвестиционного тарифа для энергопроизводящих предприятий Казахстана состояла в том, чтобы модернизировать имеющиеся генерирующие мощности и не допустить энергодефицита, который маячил перед отечественной энергосистемой в пару предкризисных лет.

Программа «Тариф в обмен на инвестиции» стартовала в 2009 году, когда правительство, выступавшее тогда вместе с инвесторами более согласованно, разделило все электростанции на 13 групп и расписало ежегодный рост тарифа для каждой из групп до 2015 года включительно. Договоренности были оформлены индивидуальными соглашениями тогдашнего Министерства энергетики и минеральных ресурсов (ныне это сектор работы Министерства индустрии и новых технологий — МИНТ) с каждой из станций.

Проблемы начались в первый же год реализации соглашений, когда по итогам проверки контролирующими органами выяснилось, что инвесторы не вложили около 2,5% средств из всей годовой суммы, о которой стороны договаривались. И тут выяснилось, что у госорганов просто нет инструментов для привлечения партнеров-инвесторов к ответственности.

В прошлом году в недрах МИНТ, АЗК и Агентства РК по регулированию естественных монополий (АРЕМ) разработали проект закона «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты РК по вопросам электроэнергетики, инвестиционной деятельности субъектов естественных монополий и регулируемого рынка». В документе предусматривалось прописать инструментарий государственных контролеров и ужесточение ответственности инвесторов за нарушение договоренностей и правил.

Значение закона подчеркивается и тем, сколько времени ушло на его принятие. Попавший на рассмотрение парламентариев еще в прошлом году законопроект в январе нынешнего года из сената вернули на доработку в мажилис. В итоге документ был принят обеими палатами только этим летом, попал на подпись президенту и был подписан главой страны 4 июля.

Клали они… на депозит

Но не прошло и полугода, как выяснилось, что принятых поправок недостаточно. Этой осенью по итогам анализа оптового рынка электроэнергии, проведенного АЗК, была инициирована совместная с Генпрокуратурой, МИНТ и АРЕМ проверка энергогенерирующих предприятий. В результате выяснилось, что инвесторы опять нарушают условия договоров с правительством.

Во-первых, «электростанции необоснованно направляют высокие объемы финансовых средств, полученных в результате повышения тарифов, на выплату дивидендов учредителям». А во-вторых, включают в свои тарифы «расходы, не связанные с производством электроэнергии». Третий пункт, вызвавший озабоченность АЗК: «Отдельные электростанции хранят денежные средства, полученные в результате повышения тарифов, на депозитах в банках».

К слову, спикер тогда не уточнил, о каких компаниях именно идет речь. «Эксперт Казахстан» попытался выяснить, какой в действительности объем средств от инвестиционного тарифа уходит на депозиты, расспросив ключевых игроков рынка.

Например, в AES Kazakhstan (компания, владеющая несколькими электростанциями на востоке страны, сейчас она судится с правительством РК в Международном центре по урегулированию инвестиционных споров (ICSID); предмет спора — штраф в 20 млрд тенге, начисленный компании за необоснованное повышение цен на электроэнергию) заявили, что не могут дать информацию о доле средств от инвесттарифа, размещенной на депозитах, «в том числе из-за отсутствия инвестиционных тарифов на электроэнергию на предприятиях компании». В Центрально-Азиатской электроэнергетической корпорации (ЦАЭК) сообщили, что «не имеют средств, поступивших от инвестиционного тарифа, размещенных на депозитах в банках».

Председатель АЗК видит решение в совершенствовании нормативно-правовой базы. «В целях решения выявленных проблем правительством рассматривается наше предложение об отмене действующего механизма установления предельных тарифов на электроэнергию по группам производителей. То есть для всех одинаково», — пояснил г-н Абдрахимов.

Вместо этого глава АЗК предлагает внедрить «систему утверждения тарифов индивидуально по каждому производителю, на базе обоснованных тарифов, разработав соответствующий порядок ценообразования». Эти и другие предложения по усилению контроля за исполнением энергопроизводящими организациями своих инвестиционных обязательств» уже направлены в правительство. Каков календарь внедрения новаций, чиновник не сообщил.

Рынку нужен рынок

На запрос «Эксперта Казахстан» в пресс-службу АЗК о сути новаций и сроках их внедрения на момент публикации этой статьи ответа получено не было. По-видимому, в госорганах сейчас сводят материалы проверки воедино для подготовки нового законопроекта.

В крупнейших частных компаниях — собственниках энергогенерирующих активов выступление главы АЗК встретили с озабоченностью, особенно в той части, где г-н Абдрахимов высказал предложение отменить ныне действующий механизм работы инвестиционного тарифа.

«Производство электроэнергии не является сферой естественной монополии, поэтому дальнейшее развитие рыночных отношений и улучшение инвестиционного климата в электроэнергетической отрасли являются необходимыми условиями для установления экономически обоснованной цены на электроэнергию и рационального использования энергоресурсов среди субъектов рынка», — уверяют в AES Kazakhstan.

По словам президента ЦАЭК Еркына Амирханова, предлагаемая председателем АЗК отмена действующего механизма установления предельных тарифов на электроэнергию по группам производителей и внедрение вместо него системы утверждения тарифов индивидуально по каждому производителю, возможно, приведет к пересмотру инвестиционных программ энергогенерирующих компаний, участвующих в программе предельных тарифов. «В плане администрирования процесс согласования инвестиционных программ, скорее всего, усложнится и затянется во времени, и опять-таки приведет к переносу сроков или срыву выполнения инвестиционных программ», — полагает г-н Амирханов.

«Мы поддерживаем рыночные подходы в формировании цены на электроэнергию, когда спрос и предложение на рынке электроэнергии определяют равновесную цену, а не кто-то в каком-то кабинете решает, кому и за сколько продавать электроэнергию, — сообщили «Эксперту Казахстан» в AES Kazakhstan. — При этом рыночное ценообразование не исключает инструменты государственного регулирования путем установления ясных и долгосрочных правил, создания независимого отраслевого регулятора и выбора подходящей для страны модели рынка электроэнергии».

Глава ЦАЭК предлагает решать озвученные председателем АЗК проблемы избирательно. «В отношении компаний, добросовестно осуществляющих все взятые на себя обязательства по модернизации и реконструкции энергогенерирующего оборудования в рамках инвестиционного тарифа, вводить изменения не видится целесообразным», — считает он, напоминая, что в соответствии с трехсторонним инвестиционным соглашением госорганы могут ввести компенсирующий тариф для тех компаний, которые были уличены в нецелевом использовании финансовых средств, полученных в рамках инвестиционного тарифа (выплата дивидендов, размещение средств на депозитах и пр.).

По мнению г-на Амирханова, в нормативно-правовых актах о механизме установления предельных тарифов прописана вся ответственность участников рынка за невыполнение обязательств в рамках постановления о предельных тарифах, а также существует механизм, который предусматривает реагирование на нарушения со стороны субъекта естественных монополий.

«И самое главное — от действий недобросовестных участников рынка не должны страдать потребители электроэнергии, так как пересмотр или внесение изменений в действующую программу предельных тарифов, возможно, приведет к срыву выполнения инвестиционных программ энергогенерирующих компаний, что в будущем может негативно сказаться на развитии электроэнергетической отрасли страны в целом», — подчеркивает Еркын Амирханов.

До кризиса недалеко

Главное, что демонстрирует неутихающее противостояние правительства и инвесторов (к слову, последние не склонны это афишировать) вокруг темы инвестиционных тарифов, превращающееся в вялотекущий отраслевой конфликт, — это несостоятельность работы двух ветвей госаппарата: законодательной и исполнительной властей.

Схематично ситуация выглядит следующим образом. Для исправления недостатков, выявившихся в ходе реализации государственной инициативы по модернизации отрасли, принят новый закон, но и он не урегулировал проблемные участки правоотношений и поэтому требуется фактически принять третий закон.

Объяснений тому может быть три: либо процессы в законе были прописаны так некорректно, что их просто невозможно и нелогично исполнять, либо закон написан так, что его положения не работают, либо контролирующие органы неспособны обеспечить исполнение закона. В данном случае, если послушать разных участников рынка, имеется весь букет.

Но эта схема фиксирует только нынешнюю картину, когда государственно-частный конфликт продолжается. Глубина разногласий между сторонами в последние два года лишь увеличивается — если учесть, что инвесторы регулярно выражают в СМИ свое несогласие с правительством и по нескольким существенным аспектам развития рынка мощности (фигура и функционал системного оператора рынка мощности; им по действующим нормам будет KEGOC).

Конечно, об отраслевом кризисе говорить еще рано, однако результаты проверки, обнародованные главой АЗК, демонстрируют неприятную для власти в нынешних социально-экономических условиях тенденцию. Ситуация, когда государственная политика в области электроэнергетики, по большому счету, не устраивает ни участников рынка, ни конечных потребителей, ни само правительство, не выправляется, а со временем только приближается к тупику.

Впрочем, ситуация совсем не трагичная: программа внедрения инвесттарифов уже перевалила экватор, до ее окончания осталось всего три года. Это же время необходимо использовать на урегулирование разногласий по рынку мощности. Благо, стороны к этому времени подойдут с огромным дискуссионным опытом и исчерпывающим списком болевых точек друг друга.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики