ХХХ – это, возможно, о климате

Британские лингвисты пришли к выводу, что процессы глобального потепления передаются в средствах массовой информации через образы, которые оставляют читателей и зрителей в состоянии, сходном с тем, которое появляется после просмотра порнографических материалов

ХХХ – это, возможно, о климате

В течение всего лета информационные агентства выносят на первые полосы новости о  климатических аномалиях, имеющих место в различных местах земного шара. Рекордная жара на всей территории Соединенных Штатов, сотни погибших от перегрева людей в Европе, снегопады и необычно холодная погода в Южной Африке… Эти природные феномены рассматриваются как бесспорное подтверждение того, что атмосфера Земли стремительно нагревается, и если не предпринять решительных немедленных действий, то само существование цивилизации на Земле может быть поставлено под угрозу.

То и дело появляются сообщения о том, что тот или иной политик, общественный деятель или известный артист поверил в катастрофическое изменение климата. Так, популярный американский журналист Пэт Робертсон, известный своими консервативными христианскими взглядами, заявил, что «волна необычайно высоких температур на всей территории Соединенных Штатов убедила меня в реальности глобального потепления. Мир становится жарче, тают ледяные шапки на полюсах, растет концентрация углекислого газа в атмосфере».

Тема изменения климата нашей планеты, или, в более узком значении, глобального потепления, занимает общественное мнение с конца 1980-х годов прошлого столетия. За это время идея потепления прошла путь от одной из научных теорий, обсуждаемой немногими специалистами-учеными, до твердо установленного факта, взятого на вооружение неформальными организациями экологического толка, правительствами государств и голливудскими продюсерами.

У природы нет плохой погоды

В апреле 2006 года группа из 60 видных канадских ученых, работающих в области исследования климата, обратилась к премьер-министру Канады Стефану Харперу с открытым письмом, в котором призывает его не идти на поводу экологических экстремистов. Ученые отмечают, что в то время, когда сенсационные заявления об изменении климата со стороны природоохранных групп могут броско смотреться в качестве газетных заголовков, они не могут быть основой для по-настоящему мудрой государственной политики в этой области. Специалисты уверены, если бы в середине 90-х науке было бы известно о механизмах изменения климата столько, сколько известно сегодня, необходимости в соглашении, подобно заключенному в Киото, вообще бы не возникло.

Более того, по мнению канадских исследователей, фраза «изменение климата происходит на самом деле», вообще бессмысленна, потому что «изменение климата есть естественное состояние нашей планеты и является отражением природных процессов, происходящих в атмосфере и на поверхности Земли. В настоящее время невозможно с определенностью сказать, какая часть этих изменений вызвана деятельностью человека». 

Даже в недавней истории нашей планеты были периоды, когда средние температуры на Земле были как выше тех, которые наблюдаются сегодня, так и значительно ниже. Так, во время так называемого средневекового потепления, длившегося с 800 до 1300 года, древние викинги без труда плавали по Северному Ледовитому океану, Гренландия была достаточно зеленой, чтобы успешно поддерживать многочисленные поселения, а в Британии располагалось около 50 виноградников.

Более того, если заглянуть дальше в глубь веков, то окажется, что в последний межгляциальный период, 5–10 тыс. лет назад, среднегодовые температуры были на целых два градуса выше, чем сегодня. Если сравнить эти данные с имевшим место с начала XX века увеличением среднегодовых температур на 0,6 оС, то становится очевидным, что расхожее утверждение о грядущей тепловой смерти планеты не вполне соответствует истине.

Порно от климатологии

На этом фоне знаменательно выглядят результаты недавних исследований освещения проблемы климатических изменений британскими средствами массовой информации. Научная работа «Теплые Слова: Как мы рассказываем историю климата, и как рассказать ее лучше?» была проведена руководителем консультативной фирмы Linguistic Landscapes Гилом Эруатом и известным аналитиком, писателем и журналистом Натом Сегнитом. Их исследование проводилось под эгидой влиятельного британского Institute for Public Policy Research (IPPR) в рамках проекта по выработке более дружеского и взвешенного подхода к освещению процесса глобального потепления в британских средствах массовой информации.

Лингвисты проанализировали содержание 600 статей в ежедневных и еженедельных газетах и журналах, увидевших свет в конце 2005 – начале 2006 годов, около 40 новостных передач на эту тему по телевидению и радио, а также содержание 30 рекламных роликов, затрагивающих так или иначе тему изменения климата. Кроме того, анализу был подвергнут язык 20 веб-сайтов, освещающих на своих страницах проблему глобального потепления.

По утверждению британских исследователей, «если вы обнаружили себя читающим фразу о том, что последствия изменения климата будут кошмарнее самого кошмарного фильма ужасов или что оно будет настолько фундаментальным в своем влиянии и необратимым в своей разрушительной силе, что кардинально изменит само существование человека – значит, вы, возможно, столкнулись с образцом “порнографии от климатологии”».

Главный вывод исследования заключается в том, что сверхтревожный, несущий элементы паники язык, используемый во время дискуссий на тему изменения климата, оказывает скорее негативный эффект на то, как общество в целом воспринимает проблему. Более того, британские ученые сравнивают скандальную, часто истеричную подачу материала по этой проблеме в средствах массовой информации с порнографией, потому что слушателям и зрителям преподносится ужасающее и одновременно возбуждающее, играющее на нервах видение проблемы. Тем самым, считают ученые, изменение климата переводится в область чего-то нереального, киношного, далекого от будничной жизни рядового жителя планеты.

Исследователи утверждают, что освещение британскими массмедиа глобального потепления ведется хотя и интенсивно, но хаотично и противоречиво. В нем преобладают катастрофические мотивы, которые оставляют читающую публику и телезрителей в состоянии беспомощности, растерянности и нежелания что-либо предпринимать.

Наиболее часто изменение климата описывается через панические, гипертрофированно тревожные слова и обороты, такие как «ужасный, необратимый, невообразимый, потрясающий, катастрофический, находящийся вне контроля человека». Часто звучат квазирелигиозные темы Апокалипсиса последних дней, неизбежной гибели. Подобные обороты можно встретить в средствах массовой информации всего идеологического спектра – от бульварных таблоидов до пресс-релизов правительственных организаций.

Другой доминирующий подход в обсуждении проблемы – частый фокус на необходимости небольших акций. Он преобладает во время природоохранных кампаний и в популярной прессе. Суть подхода заключается в том, что большое количество людей просит совершать небольшие, но экологически правильные действия, с помощью которых можно минимизировать негативное влияние человека на окружающую среду. Язык подобных публикаций внешне простой и домашний, апеллирующий к таким незамысловатым вещам, как количество воды в чайнике, необходимость выключать телевизор на ночь, свет в квартире или капающий кран. При всем пафосе  лозунга «Выключая свет в туалете, ты сохраняешь одно дерево!» следование ему очень скоро становится рутинным, скучным, а значит, легко забываемым.

Часто подобные бытовые мелочи идут бок о бок с материалом, использующим язык повышенной тревожности – «20 вещей, которые ты можешь сделать, чтобы спасти планету от гибели». Как считают исследователи, события столь непропорционально разных масштабов, как, например, таяние морозильной камеры и таяние ледникового щита Антарктиды, поставленные в один ряд, вызывают на подсознательном уровне тщетность индивидуальных усилий.

Как правильно сказать пару ласковых

В своих рекомендациях Гил Эруат и Нат Сегнит предлагают тратить меньше времени на убеждение людей в том, что изменения климата в самом деле происходят, особенно подавая их в виде уже доказанного научного факта, который не подлежит обсуждению. Дискутируя проблему, нужно избегать языка повышенной тревожности и паники, который вызывает впечатление обреченности. Но прежде всего акцент должен быть сделан на том, что уже делается или  может быть сделано для решения проблемы. Язык, который при этом используется, должен быть позитивным и энергичным.

При этом необходимо смещать внимание широкой публики с политики небольших шагов в сторону более масштабных акций, например, таких как смена автомобиля с двигателем внутреннего сгорания на электромобиль, установка ветряной турбины, солнечных батарей, утепление жилища и многократное использование воды. Именно такие ощутимые действия позволят людям по-настоящему почувствовать, что они делают что-то значимое для сохранения природы.

В идеале, как считают британские ученые, результатом использования в средствах массовой информации позитивного экологического языка должно стать создание в обществе настроения, что природоохранные акции – это не только то, что люди обязаны делать, но и то, что людям делать нравится. Ключевая идея, которой должны придерживаться СМИ, состоит в том, что в изменении климата нет ничего катастрофического, и в силах каждого человека максимально уменьшить негативные последствия этого природного процесса.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности