Неопределенность определений

До тех пор пока государство не проведет upgrade своих отношений с отечественными производителями сервисного оборудования, машиностроение Казахстана будет пребывать в состоянии хронического коллапса

Неопределенность определений

Министерство индустрии и торговли (МИТ) выразило готовность помочь местным компаниям занять 50% сервисного рынка недропользования в ближайшие пять лет. Проявленная инициатива должна значительно повысить долю отечественного машиностроения в структуре ВВП страны. Но оптимизм министерства отечественные производители оценивают весьма осторожно. Последняя программа по развитию отрасли существенных изменений не привнесла, а новая попытка правительства поддержать местные компании осуществляется без особого участия самих товаропроизводителей.

Расширить местное содержание

В середине августа на втором заседании рабочей группы по развитию местного содержания на сервисном рынке недропользования (СРН) вице-министр индустрии и торговли Аскар Баталов озвучил интересные цифры: объем казахстанского рынка СРН подошел к отметке 7 млрд долларов. Только 30% из этого объема освоено местными компаниями. В Казахстанском контрактном агентстве эти цифры журналу «Эксперт Казахстан» несколько уточнили. По предварительной оценке, стоимость СРН в товарах составляет около 6 млрд долларов, в услугах – около 5,7 млрд. Итого 11,7 млрд долларов. Это самый внушительный рынок республики, для сравнения – весь ВВП Казахстана составляет 55 млрд долларов. На долю «местного содержания» приходится 32% этого рынка. Получить более детальную расшифровку, какой объем из казахстанской трети приходится непосредственно на производство промышленных товаров, на оказание вспомогательных работ и предоставление услуг, не удалось.

И вообще вопрос «местного содержания» в добывающем секторе для правительства остается открытым, по крайней мере, такие выводы напрашиваются из высказываний вице-министра в интервью СМИ. «Не секрет, что сегодня за казахстанским содержанием выводится цифра, которая учитывает услуги казахстанских компаний-посредников между недропользователями и иностранными поставщиками, – подтверждает он. – Правительству необходимо принять методику, по которой мы просчитаем конкретное казахстанское содержание, только тогда удастся отслеживать ежегодную динамику казахстанского содержания».

[inc pk='2320' service='media']

Нужно признать, что четкого понимания того, что такое «местное содержание», у игроков СРН по-прежнему нет. А ведь это определение фигурирует в контрактах между иностранными компаниями, осуществляющими здесь добычу и переработку, и государством, предоставляющим соответственные условия и гарантии для крупных компаний. В соответствии с казахстанским законодательством к отечественным компаниям относятся те, в штате которых находится более 85% персонала из граждан Казахстана. В постановлении правительства «Об утверждении Правил приобретения товаров, работ и услуг при проведении нефтяных операций» «местное содержание» определяется как деятельность по созданию добавленной стоимости, осуществляемая производителями на территории Казахстана. В то же время нефтяные компании применяют несколько иные толкования. По данным Центра маркетингово-аналитических исследований (ЦМАИ), «Тенгиз Шеврон Тексако» толкует «местное содержание» как деятельность по созданию добавленной стоимости, осуществляемую казахстанскими предприятиями, при этом не учитывается территория создания. В этом случае заказы, размещенные отечественными предприятиями за рубежом на поставку оборудования, однозначно будут интерпретироваться иностранцами как местное содержание. Уже упомянутая компания определяет казахстанское предприятие как предприятие, «наибольшая доля которого принадлежит казахстанским юридическим или физическим лицам».

Уже минуло три года с тех пор, как Казахстан объявил, что находится на пути индустриально-инновационного развития, но статистика говорит обратное

Кому принадлежат нефтедобывающие компании – тема в Казахстане, в общем-то, закрытая. Известно, что свои доли во многих компаниях с иностранными названиями и с местом регистрации на Бермудах, в Канаде или еще в какой стране имеют казахстанцы, среди них немало бывших и действующих госчиновников, не желающих засвечивать свои бизнес-активы. Для иностранных компаний, работающих в республике, естественно, коммерческие структуры с превалирующей казахстанской долей в уставном капитале будут по законам рынка относиться к «местному содержанию», но только не по нашим прописанным законам. В конечном итоге обилие толкований понятия «местное содержание» не дает возможности правительству сделать объективный замер казахстанского участия в СРН, в силу чего оно не может адекватно контролировать и регулировать это самое «местное содержание».

Невеселая статистика

Собственно, вопрос расширения местного присутствия напрямую связан с развитием отечественного машиностроения. Что мы имеем сегодня. По данным ЦМАИ, в Казахстане насчитывается 75–80 предприятий, которые можно назвать машиностроительными. В отраслевой структуре промышленности их совокупная доля не превышает 3%. Если говорить о СРН, то здесь мы имеем порядка 16 отечественных компаний, выпускающих продукцию для нефтегазового сектора, и 12 – ориентированных на горно-металлургическую отрасль. Почти половина основного фонда машиностроения изношена – значительная часть оборудования местных заводов превышает двадцатилетний стаж. Не хватает средств для капитализации, и еще масса проблем, которые вводят компании в режим хронического выживания. Уровень использования имеющихся производственных мощностей составляет не более 10–15%. Доля изделий казахстанского производства на внутриреспубликанском рынке машиностроительной продукции составляет около 13%, остальные 87% потребности страны покрываются за счет импорта. В целом машиностроительный комплекс в структуре общего ВВП страны присутствует на уровне менее 2%. Для сравнения: в Японии этот показатель достигает 50%, в Германии – 48, в России и Китае, соответственно, 30 и 25%.

Если разделить внутренний СРН на три классических сегмента: работа, услуги, товары, то в последнем пункте, непосредственное производство, Казахстан с трудом отрабатывает 5%. Для добычи и первичной переработки сырья зарубежные компании предпочитают закупать импортное оборудование. Основные причины неконкурентоспособности отечественной машиностроительной продукции – высокая себестоимость и низкое качество. Заводы применяют устаревшие технологии, вынуждены импортировать комплектующие и материалы. Многие товары отечественных заводов морально устарели и не имеют международных сертификатов.

Уже минуло три года с тех пор, как Казахстан объявил, что находится на пути индустриально-инновационного развития, но статистика говорит обратное. По общемировым стандартам, технологический парк современных заводов переоборудуется в среднем через 5–7 лет. Мы отстаем от индустриально развитых стран по машиностроению на 20–30 лет, причем разрыв стабильно увеличивается. Дабы как-то переломить деградационную тенденцию, в прошлом году МИТ презентовало очередную попытку по спасению отрасли, получившую название «Программа диверсификации и развития машиностроительной отрасли Республики Казахстан на 2006–2008 годы» с бюджетом в 10,7 млрд тенге.

Но как это часто бывает, складно расписанный документ самим машиностроителям ничего конкретного не дал. По мнению председателя наблюдательного совета Союза машиностроителей Казахстана Сергея Стюкова, программа сделана по старому шаблону и никакой конструктивности не несет. «Программу надо начинать с фундаментальной ревизии. Проанализировать, какие технологии у нас есть сегодня. Оценить реальное состояние оборудования. Понять, что мы можем производить на должном уровне. Для этого необходимо изучить всю производственную инфраструктуру по мощностям, крытой площади, по энергоемкости. И только после этого нужно принимать решение о размещении того или иного производства. Программа, разработанная МИТ, состоит из голой статистики, которая не отражает реальной картины», – считает он.

Запрограммированный проигрыш

Нефтедобывающая промышленность и нефтегазовое машиностроение по объемам инвестируемых средств в обозримой перспективе для Казахстана останутся приоритетными. Прогнозируемые запасы нефти и газового конденсата на территории страны составляют около 12 млрд тонн, идет бурный рост увеличения добычи. К 2010 году республика намерена добывать порядка 100 млн тонн нефти, против нынешнего показателя – 59 млн тонн, и около 35 млрд кубометров газа, что на 15 млрд больше, чем в 2005 году. Только в казахстанский сектор Каспийского моря прогнозируемый объем инвестиций на ближайшие пять лет превысит 13,2 млрд долларов.

По оценкам Центра маркетингово-аналитических исследований, внутренний рынок нефтегазового оборудования в нынешнем году превысит 4 млрд долларов. С темпом роста в 15–30% в год. Понятно, что на сегодня это самый весомый рынок внутри республики, который может поднять машиностроительную отрасль. И в правительстве ее обозначили приоритетной. По сути, все факторы для ее развития присутствуют. Есть сырье. Высокая конъюнктура рынка. Имеется производственная инфраструктура. Если верить статистике, в Казахстане производством нефтегазового оборудования могут заниматься в общей сложности около 100 компаний, в том числе относящиеся к малому и среднему бизнесу. Ассоциация поставщиков оборудования и комплектующих для нефтегазовой отрасли оценивает производственный потенциал Казахстана достаточно высоко, по ее данным, около 50% отечественных компаний имеет возможность производить продукцию по ГОСТ-стандартам и даже поставлять ее на региональные и внешние рынки, в первую очередь России. Но факторы пока не вяжутся с условиями. Местные производители поставлены в весьма невыгодные условия по сравнению с иностранными поставщиками нефтегазового оборудования.

Камнем преткновения явилась инициатива государства по созданию оптимальных условий для привлечения иностранных инвесторов в добывающий сектор. Иностранные компании получили льготы для ввоза оборудования, которое в Казахстане не производят. В результате этих мер, в определенном смысле весьма положительных, за счет иностранных инвестиций Казахстану удалось выйти в региональные лидеры по экономическим показателям, а машиностроительная отрасль фактически была загнана в фазу стагнации. Имея весьма устаревшие производственные фонды и низкую капитализацию, отечественные компании несут дополнительные затраты. По словам генерального директора завода «Белкамит» Павла Беклемишева, в себестоимости продукции основную долю съедает стоимость материалов. Их приходится ввозить из-за рубежа, а следовательно, платить таможенные пошлины – около 20%. Последний фактор для иностранных компаний в списке расходов отсутствует – как таможенная преференция со стороны государства. Плюс к этому иностранная компания не несет расходы по НДС, а это 15% в себестоимости местного товара. Еще одно неравное условие: несопоставимая стоимость банковских услуг для наших производителей (кредиты начиная с 15% годовых) и за рубежом для иностранных компаний – от 4 до 7%.

Камнем преткновения явилась инициатива государства по созданию оптимальных условий для привлечения иностранных инвесторов в добывающий сектор. Иностранные компании получили льготы для ввоза оборудования, которое в Казахстане не производят

«Получается, что до того как начать производить, я уже потрачу порядка 83% своей себестоимости: материалы, таможенные пошлины, НДС, транспортные расходы. Собственно, на мою работу остается 17%, а у моего конкурента на работу остается 50. То есть, чтобы мне быть с ним конкурентоспособным, произвести товар по той же цене, я должен произвести в три раза дешевле. Можно произвести на 10% дешевле, можно на 20%, но в три раза – нереально», – подсчитывает г-н Беклемишев. По его мнению, «никто в Казахстан не придет создавать совместное предприятие и получать какие-то выгоды, если их невозможно получить».

Возникает интересная ситуация: если иностранная компания захочет производить сервисную продукцию в Казахстане в виде совместного предприятия, то ей придется нести дополнительные затраты на НДС. С точки зрения бизнеса, на таких условиях заходить на внутренний рынок как минимум нелогично. Поэтому сегодня на рынке СРН совместных предприятий достаточно мало.

Нет контакта

Сейчас в качестве локомотива нефтегазового машиностроения выступает национальная компания «КазМунайГаз». По программе «Развитие нефтегазового машиностроения в РК» «КазМунайГаз» размещает заказы у отечественных машиностроительных заводов.

В прошлом году объем заказов составил 106,5 млн долларов. В этом году сумма будет значительно выше. За семилетний период реализации программы число задействованных заводов в нефтегазовом секторе увеличилось с 3 до 24, освоен выпуск более 280 наименований продукции. Но «КазМунайГаз» не сможет принципиально реформировать машиностроительную отрасль в целом. Его доля в нефтедобыче республики составляет 25%. Причем компания при искусственной опоре на местное производство в значительной степени рискует в технологическом аспекте.

Спрос других нефтяных игроков на отечественное оборудование за 10 лет не изменился. По данным национальной компании «Казахстан инжиниринг», со стороны иностранных компаний доля заказов на нефтегазовое оборудование казахстанского производства не превышает 1%. Они фактически игнорируют казахстанских производителей, несмотря на то что с первых шагов по привлечению инвестиций в нефтегазовый сектор правительство пытается направить заказы нефтяников в сторону местной промышленности. Административные меры по типу «при прочих равных условиях предпочтение отдавать местным производителям в тендерах» не работают.

В первую очередь низкий интерес к казахстанским производителям связан с тем, что иностранные компании не хотят нести деловые риски. К примеру, операторы, разрабатывающие месторождения Кашаган и Карачаганак, объясняют свою нелюбовь к местным компаниям следующими причинами: незнание казахстанскими компаниями международной практики ведения бизнеса, отсутствие доступа к высоким технологиям и слабая техническая оснащенность. Как правило, под реализацию проектов иностранцы нанимают известные инжиниринговые компании, которые имеют базу данных по поставщикам оборудования. В таких базах данных казахстанских производителей фактически нет. Уровень местного содержания зависит от степени технологической сложности проекта. Чем он сложнее, а казахстанские месторождения весьма специфичны как по фракционному составу, так и по глубине залегания, тем меньше шансов для участия наших компаний. Чтобы исключить риски, нефтедобывающие компании вводят достаточно высокие требования для участия в тендерах. Например, наличие международной сертификации ASME, API. Специалистов по этой сертификации в Казахстане нет, а обследование продукции иностранными инспекторами обходится в 10–15 тыс. долларов. Причем наличие самого сертификата никаких гарантий отечественным производителям не дает. К тому же компании часто устраивают тендеры за рубежом. Что значительно затрудняет возможность участия в конкурсе.

Сегодня существует масса проблем, без решения которых правительством Казахстан потеряет один из самых капиталоемких секторов внутреннего рынка. Согласно озвученным данным, МИТ планирует внести в парламент ряд законопроектов в сфере технического регулирования и области недропользования. Документ направлен на создание равных условий для местных и иностранных поставщиков товаров и услуг, а также на расширение полномочий Министерства индустрии и торговли в качестве уполномоченного органа по регулированию индустриальной и торговой политики. Но насколько они будут эффективными, пока судить сложно. Можно констатировать, что предприниматели перестали верить в возможность какого-то сотрудничества с государством. «Государство демонстрирует не очень высокую организованность в решении проблем отечественного машиностроения. Самая главная проблема – не получается наладить диалог между госчиновниками и производителями. Сегодня контакта нет, госчиновники пытаются сами решать наши проблемы, не вникая в их суть и не желая выслушивать нас, производителей», – объясняет Павел Беклемишев.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности