После кризиса

Консолидация телекоммуникационной отрасли продолжится. Однако крупным компаниям, имеющим на рынке достаточно сильные позиции, таким, например, как Ericsson, не стоит опасаться конкуренции

После кризиса

Компания Ericsson известна в мире как один из крупнейших производителей телекоммуникационного оборудования для операторов сотовой связи. В Швеции же это компания №1, вызывающая пристальный интерес со стороны инвесторов, журналистов и общественности. Это и понятно, ведь практически каждая шведская семья владеет акциями Ericsson и почти каждый человек, если уж сам не работает в компании, то кто-то из его родственников или знакомых, является ее сотрудником. Поэтому в начале 2000-х годов, когда для отрасли в целом и для Ericsson в частности были трудные времена, это отразилось и на Швеции, основой экономики которой является инновационная отрасль. Во времена кризиса, начавшегося в 2000 году, штат Ericsson сократился на 40%, до того в ней работало 107 тыс. человек.

Мы могли бы стать казахстанской компанией

Из кризиса компанию начал выводить Курт Хеллстрем, возглавлявший ее с 1999 по 2003 год, после чего его сменил нынешний CEO и президент компании Карл-Хенрик Сванберг. Хотя реформы, начатые Куртом Хеллстремом, и позволили Ericsson остаться на плаву и приступить к возвращению былых позиций, окончательно из кризиса компанию вывел г-н Сванберг. Он никогда ранее не работал не только в Ericsson, но и ни в одной телекоммуникационной компании и, по его собственному признанию, никогда не думал, что займет такой высокий пост, просто всегда был честолюбив и интересовался технологиями. Однако при этом он имел репутацию одного из лучших топ-менеджеров Швеции (сейчас его называют лучшим топ-менеджером Европы).

Первым шагом, предпринятым новым руководителем Ericsson, стало приобретение акций компании на 11 млн долларов.

Карл-Хенрик Сванберг сократил число исследовательских лабораторий с 80 до 20, отметив, что ни в коей мере не намерен ослаблять научный потенциал компании, а лишь хочет оптимизировать структуру исследований, сделав лаборатории более крупными и избавившись от дублирующих звеньев. А также упростил внутреннюю финансовую отчетность компании. В результате в 2003 году операционные издержки Ericsson сократились практически на 1,7 млрд долларов.

Сегодня Ericsson полностью оправилась от кризиса и завоевывает новые горизонты. О нынешнем положении шведской компании и перспективах ее развития «Эксперту Казахстан» рассказал президент и СЕО Ericsson Карл-Хенрик Сванберг.

– Господин Сванберг, скоро компании Ericsson исполняется 130 лет. Каковы основные достижения за это время?

– Я думаю, многие годы, с момента основания компании Ларсом Магнусом Эрикссоном, деятельность компании была ориентирована на достижение лидирующих позиций в области технологий и на разработку доступного и самого эффективного оборудования и решений в сфере коммуникаций. Кроме того, на протяжении всей истории компании, даже в самые трудные времена, мы никогда не поступались принципами и не ограничивали нашу деятельность в области разработки и исследований.

Одновременно с этим, с самых ранних лет существования компании, даже со времен ее основания, большой интерес представлял выход на зарубежные рынки, оказание услуг по установке и обслуживанию нашего оборудования, а также желание быть пионерами в области глобального бизнеса.

[inc pk='2309' service='media']

И сейчас, когда молодые люди начинают работать в компании Ericsson, их привлекает не только увлекательная работа с новыми технологиями, а также возможность путешествовать по всему миру и посещать разные страны – не только такие, как Германия или Англия (их легко может посетить каждый европеец), но и, например, такие, как Казахстан, Китай и т.п.

Я, кстати, говорил об этом вашему президенту. В беседе с Нурсултаном Назарбаевым я упомянул, что мы впервые пришли в Россию в 1881 году, и наша деятельность там была настолько успешной, что даже было решено переместить штаб-квартиру в Россию и стать компанией, имеющей своей базой именно Россию. Однако вскоре разразилась Первая мировая война, и идея не была воплощена. Когда я рассказал об этом вашему президенту, он ответил: «Вам следовало бы приехать в Казахстан вместо России, и тогда вы смогли бы стать казахстанской компанией».

Масштабная консолидация

– В настоящее время на телекоммуникационном рынке конкуренция весьма сильна. Как Ericsson удается справляться с ней?

– В первую очередь, мы серьезно сосредоточены на сетях мобильной связи. Мы сделали такой выбор, поскольку если оператор выбирает Ericsson для установки своей сотовой сети, то он делает это не только потому, что мы взрослая и солидная компания, но потому, что мы сможем быть его партнером на протяжении десяти и более лет, пока он не захочет установить другую сеть. Поэтому для оператора крайне важно такое осознание: «Я получаю не только хорошую сеть, но также получаю и развертывание сети, и обслуживание, и переход к технологиям будущего. Я уверен, что Ericsson в ближайшие 3, 5, 10 лет будет в состоянии улучшить мою сеть». Поэтому приоритетной задачей было и остается завоевание доверия операторов.

Поэтому мы стремимся быть ближе к локальным рынкам и одновременно с этим, как я уже заметил, инвестируем в научно-исследовательские разработки.

Что еще особенно важно для компании Ericsson, так это то, что 50% занятых в нашей компании (а всего у нас работают свыше 65000 человек), имеют высшее образование. Это очень талантливая и высококвалифицированная компания. При этом крайне необходимо, чтобы каждый мог понять и разделять общие стремления, цели и задачи и сосредотачивать свои силы в этом общем направлении. Я полагаю, что это крайне важно, поскольку если каждый будет стремиться идти своим собственным путем в компании, это займет массу времени и сил и в итоге ни к чему не приведет.

– Недавно Nokia и Siemens объявили о слиянии своих телекоммуникационных активов, как это отразится на позициях Ericsson на рынке?

– У нас остается немного конкурентов, но они достаточно сильны. Однако все согласятся с тем, что и Ericsson значительно вырос за последние годы. У нас есть и некоторое количество малых конкурентов, которые в первую очередь озабочены борьбой за собственное существование.

Я считаю, что небольшое количество сильных компаний способно создать более благоприятную окружающую обстановку. Конечно, с тех пор, как Nokia и Siemens объединились, они стали для нас более сильным конкурентом. Но наша корпоративная стратегия всегда была нацелена на использование собственных возможностей и научно-технических исследований, а также на близость сервисных центров к клиентам. Я думаю, что мы находимся в очень хорошей форме для данного соперничества. Если говорить о краткосрочной перспективе, то наш нынешний рост даст нам определенные преимущества.

– Насколько я поняла, в дальнейшем консолидация в отрасли продолжится?

– Это очевидно. Существующим в настоящее время небольшим компаниям придется или присоединиться к кому-либо, или же максимально сосредоточиться на собственном развитии, чтобы завоевать собственную нишу.

– В прошлом году Ericsson приобрела английскую компанию Marconi, специализирующуюся на разработке оптических сетей, а также широкополосного и фиксированного радиодоступа. Как это повлияло на позиции вашей компании в данном сегменте?

– Мы строим мобильные сети по всему миру. Они существуют и развиваются самостоятельно, но во взаимосвязи с фиксированными сетями. Если вы звоните мне с мобильного на мой мобильный, то сигнал на этом пути проходит через значительное количество фиксированного оборудования. А когда получат развитие фиксированные сети будущего поколения, тогда появятся так называемые интегрированные сети, которые будут иметь и мобильный доступ, и проводной доступ с единой базовой сетью и единой сетью по передаче данных. Сегодня сети по широкополосной передаче данных уже объединены. Но транспортные сети многих мировых операторов нуждаются в модернизации. Как раз в этом направлении работает компания Marсoni, чей портфель технологий и услуг предоставляет широкие возможности модернизации транспортных сетей.

– Планируете ли вы в ближайшее время приобретать еще какие-либо активы?

– Наша основная стратегия больше сосредоточена на том, чтобы осуществлять бизнес самим. Но время от времени мы покупаем компании, когда мы видим интересные технологии или понимаем, что развитие других компаний идет в одном русле с нашей компанией. Мы развиваем и проводное, и беспроводное направление телекоммуникационных сетей. Но, являясь весьма сильным игроком в области беспроводной связи, мы, возможно, будем приобретать предприятия, занимающиеся и проводными сетями.

– У Ericsson достаточно сильные позиции как в развитых странах, так и в развивающихся, однако в III квартале нынешнего года продажи компании в США снизились на 42%. Означает ли это, что вы теряете свою долю на американском рынке?

– В данном случае имеют место особые обстоятельства. В целом поставки нашего оборудования идут вполне стабильными темпами. Однако год назад оператор попросил нас поставить на его склад дополнительно оборудования на 2 млрд, чтобы уменьшить налоги. Таким образом, объем наших поставок за прошлый год увеличился.

Однако в этом году все произошло с точностью до наоборот: оператор сообщил нам, что запасы оборудования на его складе слишком значительны, и он пока не планирует их наращивать. Поэтому, сравнивая показатели за III квартал прошлого года с нынешними показателями, мы получили заниженные цифры, о которых вы говорите, в то время как в действительности наши продажи на этом рынке стабильны. Без учета этого фактора изменение в продажах в 2006 году составляет не 42%, а лишь 17%.

Будущее за IP-телефонией

– Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития телекоммуникационного рынка в целом и компании Ericsson в частности?

– На протяжении последних 15–20 лет произошло два события, ставших важными вехами в истории развития коммуникаций. Одно из них – революция мобильной телефонии: на сегодняшний день во всем мире насчитывается 2,5 млрд абонентов. Другое – развитие сети интернет, объединяющей компьютеры всего мира. Что же касается изменений, которые, возможно, произойдут в ближайшие 10–20 лет, это то, что интернет станет мобильным. Это будет означать, что каждый человек в любом месте сможет получить доступ к сети через свои мобильные телефоны. Это, конечно же, станет важным достижением для нашего общества, которое в известной степени обеспечено доступом к компьютеру. Но еще более значимыми будут последствия этих изменений для людей, живущих в больших странах (по величине), таких как Казахстан, Индия или Китай, не имеющих достаточного покрытия стационарной связью.

Мы стремимся быть ближе к локальным рынкам и одновременно с этим инвестируем в научно-исследовательские разработки

Очевидно, что улучшение уровня развития приводит к дальнейшему росту экономики. Каждый понимает, когда общество развивается, возрастают спрос и требования к телекоммуникационным технологиям. Верно и то, что лучшие средства связи делают общение и взаимодействие между людьми более легким, помогают быстро обмениваться идеями и мыслями и позволяют работать вам и вашей компании гораздо эффективнее. Один профессор в Лондонской школе экономики провел предметное исследование этого вопроса и утверждает, что может доказать следующее: каждые 10% населения, начинающие пользоваться мобильной связью, добавляют 0,6% к росту валового внутреннего продукта (ВВП). Мне кажется, такой вывод совершенно закономерен.

Одним из критериев для компаний, работающих за рубежом и принимающих решение о ведении бизнеса в той или иной стране или регионе, будет фактор успешности налаживания эффективной и действенной связи, например, посредством глобальной компании Ericsson.

И еще одна тенденция, прослеживающаяся во всем мире, которая в большей степени расширит бизнес Ericsson, – это стремительный рост профессиональных услуг. На сегодняшний день 22 тыс. сотрудников нашей компании по всему миру заняты обслуживанием, технической поддержкой сетей и управлением сетями, и это число может значительно увеличиться. Это показывает, что в дальнейшем значительный рост компании будет приходиться именно на сферу профессиональных услуг.

Третий аспект, на который я также хотел бы обратить внимание: с наличием очень мощных сетей, которые мы строим для мобильной и фиксированной связи, возможен доступ к так называемой технологии Triple play – это телевидение, интернет, передача данных и голоса по одним и тем же сетям. Являясь и фиксированными, и беспроводными, они интегрируют телевидение, интернет-данные и передачу голоса в пределах единой сети. Это означает возможность доступа к любым телевизионным программам и развлечениям, существующим в рамках этих сетей.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики