Джентльменский развод

Правительство поменяло правила игры на рынке ГСМ в пользу крупных нефтяных компаний. Розничный рынок нефтепродуктов вошел в фазу передела между крупными игроками на фоне роста цены на бензин

Джентльменский развод

В конце августа Министерство энергетики и минеральных ресурсов (МЭМР) выдало итоговую статистику за полугодие по производству нефтепродуктов внутри страны. Цифры весьма оптимистичные – объем переработки нефти вырос на 2,9% по сравнению с прошлогодними показателями. Нефтеперерабатывающие заводы страны произвели 1,1 млн тонн бензина (рост 3,9%), 1,8 млн дизельного топлива (5,7%), 151 тыс. тонн керосина (рост 32,6%), мазута – 1,6 млн тонн (падение 7,4%).

Но столь радужная статистика МЭМР позитивно на внутреннем рынке не отразилась. Напротив, летом казахстанские автовладельцы столкнулись с резким скачком цен на бензин и дизельное топливо. Более того, в некоторых областях на АЗС стали появляться таблички «бензина нет», и в первую очередь ощущается дефицит высокооктановых марок: АИ-92, АИ-96, АИ-98.

Цены бегут вверх

Ситуация этого года с повышением цен на бензин напоминает прошлогоднюю. Первые тревожные сигналы стали поступать из южных регионов. Представители Шымкентского НПЗ на запросы по поводу сокращения поставок бензина только разводили руками и ссылались на вынужденный ремонт оборудования на заводе, что привело к временной остановке выпуска марки АИ-92.

В то же время на автозаправках, принадлежащих китайской компании CNPC, с бензином и дизельным топливом перебоев не было.

Сначала бензин подорожал в Шымкенте и Алматы, затем повышение цен охватило и другие регионы республики. Наиболее острый ценовой скачок испытала Восточно-Казахстанская область. К 10 июля в центре Усть-Каменогорска литр бензина марки АИ-80 вырос с 51 до 58 тенге, АИ-93 – с 67 до 74. Бензин марки АИ-96 подорожал сразу на 12 тенге – с 69 до 81. Причем высокооктановый бензин продавался в основном только на тех АЗС, которые приобретали нефтепродукты российского производства.

Джентльменское соглашение между государственными органами и крупным бизнесом продержалось всего полгода

Между тем в августе цены на ГСМ продолжали расти. В начале месяца в Атырауской области за неделю бензин марок АИ-93 и АИ-95 в среднем подорожал на 12 тенге за литр. Скачок был вызван локальной аварией на Атырауском НПЗ. ЧП произошло в одном из цехов завода, где производится переработка бензиновых фракций. Из-за возгорания трубопровода выпуск высокооктанового бензина пришлось приостановить. После остановки цеха сразу возникли перебои с поставками, и трейдеры были вынуждены завозить бензин из других областей. Запасы топлива закончились и в сети заправок КМГ «Жайык» Торгового дома «КазМунайГаз».

[inc pk='2305' service='media']

В середине августа в ЮКО цены на бензин превысили прошлогодний максимум. Стоимость АИ-80 в Шымкенте достигла 60 тенге, АИ-92 – 78. Парадоксально, но в районах, где сосредоточено население с низкими доходами, литр бензина поднялся до 100 тенге. Приблизительно такие же цены были зарегистрированы в прошлом году перед принятием решения правительства о запрете экспорта ГСМ. По словам председателя южноказахстанской ассоциации автозаправочных станций Кайыпбека Камбарова, в областном центре из-за нехватки бензина работало около 60% АЗС. Многие автозаправочные станции перешли на обслуживание по талонам – отпускали бензин только предприятиям, с которыми АЗС заключили договор о поставках. И это в области, где в первом полугодии было произведено больше всего бензина – 529,4 тыс. тонн (41% от всего произведенного бензина в республике).

Интересен тот факт, что скачок цен на бензин произошел на фоне стабильных цен на нефтепродукты на мировом рынке. Эта ситуация не могла не вызвать общественного резонанса. Вину за сложившуюся ситуацию никто на себя брать не пожелал.

Владельцы НПЗ в повышении цен обвинили перекупщиков и мелкие АЗС, которые якобы искусственно создают ажиотаж вокруг ГСМ за счет придерживания топлива до ценового пика. АЗС же в свою очередь ссылались на неоправданное повышение цен на ГСМ со стороны НПЗ, что вынуждало их поднимать цены.

Основными игроками рынка ГСМ в Казахстане, влияющими на цены и объем нефтепродуктов, выступают  три нефтеперерабатывающих завода – Атырауский, Павлодарский и Шымкентский. На данный момент государство в лице национальной компании КМГ полностью контролирует Атырауский НПЗ, а также ей принадлежат 45,2% акций Павлодарского НПЗ, остальные 54,8% в распоряжении частной нефтедобывающей компании «Мангистаумунайгаз», которая принадлежит индонезийской компании Central Asia Petroleum Ltd. Шымкентским НПЗ на паритетных условиях владеет CNPC и национальная нефтегазовая компания «КазМунайГаз».

Нефтеперерабатывающие заводы де-факто находятся под государственным контролем, и правительство имеет все рычаги для управления ситуацией. Оно может результативно решать вопросы загрузки НПЗ, влиять на увеличение предложения на внутреннем рынке, в конце концов, регулировать экспорт нефтепродуктов за рубеж. Однако эти рычаги либо малоэффективны, либо вообще не применяются.

Документально НПЗ выполняют требования правительства обеспечивать внутренний рынок ГСМ. Правда, кому именно и сколько поставляется топлива с заводов, – это «коммерческая тайна».

Закрытое коммюнике

За последние два месяца, когда бензиновый рынок страны вновь стало лихорадить, МЭМР провело лишь одно совещание, куда были приглашены нефтедобывающие компании, представители НПЗ, владельцы крупных сетей АЗС, а также руководители местных администраций. Переговоры носили закрытый характер: игроки и рефери попытались договориться о дальнейших правилах игры на этом стратегическом рынке. Нефтедобывающие компании, в частности, лоббировали идею свободного рынка ГСМ внутри республики, открыто выступая за упразднение регуляции цен на нефтепродукты со стороны государства.

В феврале текущего года МЭМР подписало меморандум о социальном партнерстве с основными ресурсодержателями нефти и нефтепродуктов, который обязывал крупные компании обеспечивать внутренний рынок нефтепродуктами в полном объеме – на уровне 11,5 млн тонн в год. Второй пункт социального партнерства – сдерживание розничных цен в коридоре, который сложился на момент подписания документа. В свою очередь власти обязались не вводить запрет на экспорт нефтепродуктов. Эта экстренная мера, введенная прошлой осенью, дала определенный эффект – уже к декабрю цены на АЗС снизились в среднем на 15%.

[inc pk='2306' service='media']

Но джентльменское соглашение между государственными органами и крупным бизнесом продержалось всего полгода. Во-первых, из-за сезонной специфики – летом спрос на ГСМ наиболее высок, во-вторых, повлияла ситуация на бензиновом рынке России. А учитывая, что российский экспорт составляет довольно значительную долю на рынке Казахстана, повышение стоимости бензина в России тут же отразилось на казахстанских ценах.

Посылом для формирования новых взаимоотношений между государством и ресурсодержателями нефти и нефтепродуктов стало письмо компании «Мангистаумунайгаз» к президенту страны, в котором нефтяники выступили с позиции обиженной стороны. В письме к Нурсултану Назарбаеву, распространенном, кстати, многими СМИ, генеральный директор ММГ Серик Крымкулов дал следующий расклад: «По состоянию на июнь 2006 года в Казахстане отпускная цена бензина АИ-80 составляла 51 тенге, АИ-93 – 62, дизельного топлива – 51 тенге за литр. В то же время в России литр бензина АИ-80 стоит в пересчете на тенге – 67, АИ-93 – 78, дизельного топлива – 76». В общем, для поддержания таких низких цен нефтедобывающим компаниям, они же нефтеперерабатывающие, приходится продавать нефть на внутреннем рынке по заниженным ценам. В результате производители нефтепродуктов в виде упущенной прибыли теряют более 2 млрд долларов. Логика авторов письма очевидна: когда внутренняя цена на ГСМ сравняется с внешней, проблема дефицита бензина и дизельного топлива в стране отпадет сама собой.

В данном случае в качестве внешней цены выступает цена российских нефтепродуктов. По большому счету, российские бензин и дизельное топливо – единственный конкурент для отечественных НПЗ на внутреннем рынке.

В качестве социального компромисса нефтепереработчики предложили оставить в фиксированном ценовом коридоре «народный» бензин марки АИ-80 и дизельное топливо для сельхозпроизводителей. Формально меморандум о социальном партнерстве соблюден. Но дело в том, что на АИ-80 в Казахстане ездит только 15% легкового транспорта. Большей части потребителей придется значительно увеличить расходы на топливо.

Второе предложение со стороны нефтяников – отмена пошлин на экспорт нефти, которая в данный момент сравнительно невысока: 64,9 доллара за тонну на момент совещания и 83,3 после 10 августа.

При нынешних условиях, даже с учетом пошлины, нефть и нефтепродукты выгоднее поставлять на экспорт – за рубежом средняя цена за тонну составляет 400 долларов против 280 на внутреннем рынке. Заметим, средняя себестоимость добычи нефти в Казахстане, по данным Центра маркетингово-аналитических исследований, не превышает 100 долларов за тонну (по ценам 2004 года). Трудно понять, как отмена пошлин будет стимулировать наполнение внутреннего рынка. Такой вариант возможен только в одном случае, когда казахстанские цены на ГСМ сравняются с общемировыми. Правда, при этом республика потеряет, наверное, самое главное конкурентное преимущество – дешевые энергоносители.

Игра на повышение

В начале августа владельцы частных сетей АЗС организовали для журналистов пресс-конференцию, чтобы объявить свое видение дальнейшего развития событий. По мнению председателя совета директоров финансово-промышленной группы «Нар-Ойл» Султана Ушбаева, НПЗ искусственно создали дефицит ГСМ на рынке Казахстана, чтобы добиться от правительства снижения пошлин на экспорт нефтепродуктов и отпустить цены в свободное плавание. Кстати, МЭМР уже пообещало нефтяным компаниям рассмотреть вопрос о понижении таможенной пошлины.

«В течение двух месяцев основной производитель бензина и дизельного топлива в Казахстане создает условия для получения сверхприбылей за счет населения страны. Крайними хотят сделать владельцев сетей АЗС, которых опять обвиняют в росте цен на ГСМ», – заявил г-н Ушбаев. Данную ситуацию он объясняет тем, что владельцы НПЗ начали агрессивное выдавливание с рынка конкурентов. По его мнению, после того как в Казахстане останется три ключевых поставщика ГСМ, то есть владельцы трех НПЗ, они легко смогут управлять ценообразованием. Понятно, что «Нар-Ойл» отстаивает свои интересы – на данный момент компания имеет более 100 АЗС в республике. По словам Султана Ушбаева, его компания не может получить топливо в запрашиваемом объеме, так как крупные оптовые компании его просто не продают, ссылаясь на дефицит. И в то же время ему не дают возможности заходить на НПЗ со своей нефтью для переработки.

При явно завышенной цене на топливо нефтяным компаниям становится интересен розничный рынок в Казахстане, следовательно, они постепенно выдавят с рынка мелких посредников

Всего в Казахстане работает около 3800 АЗС. Пока общая доля крупных нефтяных компаний с НПЗ в активах на розничном рынке ГСМ не превышает 10%. Но это явление временное – недавно КМГ объявила о своем намерении расширить сеть АЗС к 2010 году минимум в 4 раза – до 500. Это косвенно подтверждает нацеленность на выдавливание мелких игроков с рынка.

По данным председателя ассоциации, ТОО «Нефтепродукты» (структурное подразделение PetroKazakhstan, которое принадлежит CNPC) снизило отпуск топлива нефтетрейдерам в 3–4 раза. «Нефтепродукты» отпускает ГСМ на АЗС напрямую с раздаточного узла нефтеперегонного завода. «Раньше средняя АЗС получала 8–10 тонн. Теперь согласно устному распоряжению никому не дают более 2–2,5 тонны», – сообщил журналу «Эксперт Казахстан» г-н Камбаров. Поэтому, как утверждают владельцы АЗС, ЮКО испытывает острый дефицит ГСМ. В то же время многие владельцы АЗС, по словам Камбарова, уже получили предложение от КМГ продать свои бензоколонки.

Получается двойственная ситуация. С одной стороны, правительство объявляет о повышении объемов производства нефтепродуктов и о снижении их экспорта на 10,4% по сравнению с прошлым годом. С другой – в стране наблюдается явный дефицит горючего, в связи с чем в июле розничные цены на ГСМ увеличились на 6,5%, а в августе – еще на 8,7%. Крупные нефтяные компании обвиняют в дефиците мелких перекупщиков, в то время как многим АЗС нечем торговать. Причем ни МЭМР, ни Комитет по защите конкуренции при Министерстве индустрии и торговли ситуацию не комментируют.

МЭМР сообщило: до конца года потребность в бензине марки АИ-80 составит 680 тыс. тонн, АИ-92 – 1150 тыс. И заверило: отечественные НПЗ полностью обеспечат поставки. При этом бензин марки АИ-80 будет стоить не дороже 53 тенге за литр. Высокооктановые марки будут продаваться по свободной цене, но не дороже, чем в соседней России.

Тонна мазута должна стоить не дороже 15 тыс. тенге. Обещано также, что с этим видом горючего дефицита не будет. Правда, премьер-министр Даниал Ахметов отметил, что необходимо изменить схему поддержки крестьян. «Мы должны субсидировать не расходы, а производительность». Минимальный объем субсидированного дизельного топлива для аграриев, установленный правительством, остался: Торговый дом «КазМунайГаз» обязался обеспечить сельхозтоваропроизводителей дизтопливом в количестве 107 тыс. тонн по цене не более 49 тыс. тенге за тонну.

Обещанная МЭМР цена на народный бензин АИ-80 не выше 53 тенге уже несостоятельна. На момент написания статьи бензин в ЮКО продавался по 70 тенге.

Достигнутые договоренности между правительством и нефтяными компаниями ситуацию на рынке ГСМ для конечных потребителей не изменили. Новые правила игры явно отформатированы в угоду нефтяным компаниям, владеющим нефтеперерабатывающими мощностями. Основная доля бензина и дизельного топлива уходит по свободной цене, и она будет сдерживаться только ценой на российский бензин. Он пока на 10% дороже отечественного. Также в проигрыше остались многочисленные нефтетрейдеры – посредники между НПЗ и конечными потребителями. При явно завышенной цене на топливо нефтяным компаниям становится интересен розничный рынок Казахстана, следовательно, они постепенно выдавят с рынка мелких посредников.

Убрав конкурентов – мелких трейдеров, крупные компании смогут дополнительно зарабатывать на сверхприбыли. В силу географической расположенности НПЗ расстояние между ними измеряется тысячами километров, нефтекомпаниям будет проще договориться между собой о разделе рынка и поддержке единого уровня цен. Впрочем, они могут явно и не делать этого, а просто равняться друг на друга.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности