Индикаторы для группы рисков

Бум кредитования в Казахстане на фоне укрепления реального курса национальной валюты увеличивает риски банковской системы страны. Приведут ли они к системному кризису, зависит от умения банков управлять своими рисками и макроэкономического управления регулирующих органов

Индикаторы для группы рисков

Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings в начале сентября опубликовало новый отчет, посвященный рискам банковских систем мира. В предыдущем отчете, опубликованном в феврале этого года, говорилось, что за обозреваемый период «произошло общее повышение рисков банковской системы». На тот момент более 40% стран имели умеренную или высокую степень уязвимости при наступлении потенциальных системных кризисов. По мнению экспертов Fitch, это было связано с быстрым ростом кредитования в сочетании со значительным укреплением курсов национальных валют и ростом стоимости активов. В новом отчете оценки основаны на данных за три года до 2005-го и указывают на вероятность напряженности в банковской системе, как правило, на трехлетний прогнозный период. Специалисты агентства отмечают некоторое ослабление системных банковских рисков в целом. Однако, по словам старшего директора аналитической группы Fitch по суверенным рейтингам Ричарда Фокса, быстрый рост объемов кредитования продолжает оставаться в ряде стран фактором, вызывающим обеспокоенность, и может привести к ухудшению ситуации в ближайшие шесть месяцев. В то же время Fitch Ratings подчеркивает, что события, произошедшие с начала 2006 года, дают только частичное указание на возможные изменения. Все серии данных, на которых основана оценка макропруденциального индикатора (MPI), волатильны и очень сложны для прогнозирования. Результаты года могут и не подтвердить прогнозы агентства.

Опасное соотношение

Для оценки степени уязвимости банковской системы агентство приняло макропруденциальный индикатор, цель которого объективно отразить наличие в стране макроэкономических условий, за которыми следовало большинство крупных системных кризисов, а в некоторых случаях – масштабных кризисов. Этот индикатор отражает темпы роста кредитования и его отношение к ВВП. Макропруденциальный риск имеет место, когда чрезмерный рост объемов кредитования сопровождается значительным повышением стоимости активов и реальным укреплением обменного курса, и нередко является предвестников системных кризисов. MPI 3 (самая высокая категория риска) означает, что соотношение объемов кредитования частного сектора к ВВП превышает тенденции более чем на 5%, а цены на акции или недвижимость в реальном выражении превышают общие тенденции более чем на 40% или реальный эффективный обменный курс – более чем на 9.

К ней отнесены всего пять стран, среди которых Россия и Азербайджан, где идет быстрый рост кредитования и недавно произошло укрепление реального валютного курса. Но высокие системные риски присущи не только странам с переходными экономиками, в ту же группу входят Исландия, Ирландия и ЮАР.

И казахстанские, и зарубежные специалисты отмечают в Казахстане рост объемов кредитов банков второго уровня (БВУ) экономике. Национальный банк в своем обзоре инфляции за II квартал 2006 года в качестве причин, влияющих на ее рост, называет несбалансированность между совокупными спросом и предложением. Потребительский и инвестиционный спрос предприятий во многом обусловлен доступностью кредитных ресурсов. По данным Нацбанка, только за три месяца (с апреля по июнь) кредиты предприятиям увеличились на 14%, а на потребительские расходы – на 31,1%. По информации Fitch, в 2004–2005 году среднегодовой реальный рост кредитования в Казахстане составил 36,5% (5,2% от ВВП). Из-за столь быстрого роста агентство вынуждено было повысить индикатор MPI для Казахстана с уровня «1» до уровня «2». Это умеренный уровень уязвимости, который присваивается в том случае, если коэффициент «кредиты/ВВП» превышает критическое значение или приближается к нему, другие индикаторы близки к триггерному значению или превышают его. Триггеры по обменному курсу и ценам активов превышают тенденции более чем на 6 и 30% соответственно. В этой же группе находятся такие страны, как США и Великобритания, но в отличие от них у Казахстана, по версии Fitch, более низкий индикатор (BCI) банковской системы – на уровне «D» (низкое качество), когда у указанных стран – «А» (очень высокое качество).

«Банковские системы, характеризующиеся более высоким качеством и устойчивостью, в большей степени могут справиться с резкими изменениями, чем системы с низким качеством и меньшей устойчивостью, – говорится в последнем отчете агентства. – В последних системах даже умеренного усиления напряженности может оказаться достаточно, чтобы вызвать полномасштабный системный кризис».

Оснований для беспокойства нет?

Международные эксперты разделяют опасения специалистов Fitch. В частности, руководитель евразийского департамента компании Exclusive Analysis Леонид Пейсахин заявил «Эксперту Казахстан», что быстрый экономический рост Казахстана является вызовом для развивающегося банковского сектора. Чрезмерная ликвидность, наблюдающаяся сегодня, может привести к банкротству в следующие год–два некоторых банков из второго и третьего эшелонов. «Не зная, где разместить деньги, которые они легко получают от международных кредиторов, банки Казахстана были вовлечены в некоторые сомнительные схемы на территории СНГ», – говорит г-н Пейсахин. По его мнению, со стороны регулирующих органов ослаблен контроль, «где и как были получены займы». «Ситуация чрезмерной ликвидности может стать дестабилизирующей на банковском рынке», – заключает он.

Наши эксперты, оценивающие систему изнутри, считают, что рост объемов кредитования увеличивает риски банковской системы только в долгосрочном периоде.

«Благодаря устойчивой экономической ситуации казахстанская банковская система динамично развивается. Банки охотно кредитуют реальный сектор экономики и розницу. Розничный сегмент можно охарактеризовать как быстроразвивающийся. В краткосрочной перспективе эта динамика останется неизменной. Быстрый рост кредитования увеличивает риски, которые могут отразиться в долгосрочном периоде при ухудшении возврата кредитов. В краткосрочном периоде на банковской системе это не отразится благодаря растущей диверсификации банковского бизнеса», – говорит начальник отдела департамента кредитных рисков Банка ЦентрКредит Алия Каримова.

По словам финансового директора АО «ТуранАлем Секьюритис», директора отделения PRMIA (Международной ассоциации профессиональных риск-менеджеров) в Казахстане Эльдара Исатаева, наличие всех факторов, включенных Fitch в комплексный индикатор, в банковской системе республики констатировать можно, но дать однозначную оценку, насколько они в совокупности могут привести к банковскому кризису, достаточно тяжело. «Причина в том, что на стабильность банковской системы, помимо указанных агентством факторов, оказывают влияние еще и другие, начиная от системы рисков каждого банка и заканчивая макроэкономическим управлением, осуществляемым Национальным банком. Одним из важнейших, на мой взгляд, является качество и эффективность пруденциального регулирования банковской системы, и в Казахстане его можно оценить достаточно высоко», – говорит он.

В то же время г-н Исатаев не отрицает, что у казахстанских банков могут возникнуть системные риски. На его взгляд, к системным проблемам можно отнести отставание роста капитала от роста активов, значительные объемы инвестиций, связанных с недвижимостью, а также увеличивающийся уровень принимаемого казахстанскими банками странового риска, связанного с финансированием нерезидентов.

Рост кредитования стимулируется увеличением объемов внешних заимствований банков. Многие специалисты указывают на риски, связанные с зависимостью банковского сектора от иностранных займов. В мае этого года регуляторы рынка – Агентство финансового надзора и Национальный банк – ужесточили меры, направленные на снижение привлечения денег из-за рубежа, особенно краткосрочных займов. Однако уже после этого крупные казахстанские банки объявили, что привлекли или готовы привлечь синдицированные займы, причем на огромные суммы. Значит ли это, что меры регуляторов не достигли цели?

По мнению Айжан Есельбаевой, начальника управления департамента анализа и управления рисками Банка ЦентрКредит, вполне возможно, что банки планировали привлечь большие объемы, что мы и наблюдаем сегодня. «Темпы роста внешних заимствований падают, а если в дальнейшем будут расти, то не так быстро», – говорит она.

Существуют еще валютные риски. В связи с некоторым укреплением доллара в августе и сентябре они могут вырасти. «Однозначно, риски вырастут, – комментирует г-н Исатаев, – и именно потому, что никто не ожидал подобного разворота доллара и он не является фундаментальным. Но насколько велика вероятность реализации валютного риска, зависит от умения банков управлять своими валютными позициями».

Айжан Есельбаева считает, что риски возрастут, если доллар после некоторого роста начнет падать. «По расчетам многих аналитиков, реальный обменный курс казахстанской национальной валюты значительно выше, и вполне возможно, что доллар будет падать более быстрыми темпами. Это может сказаться не только на убытках от валютной позиции, но и привести к панике населения, что в свою очередь приведет к оттоку депозитов», – говорит г-жа Есельбаева.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности