Свет и тени Светлого мыса

С каждым годом ажиотаж вокруг иссык-кульского полуострова Светлый мыс, одного из самых священных христианских мест в Центральной Азии, усиливается. Но, помимо грандиозных религиозных драм, здесь разыгрываются драмы и более скромного масштаба – например, как выжить семейному детскому дому, нашедшему приют в стенах бывшей православной обители

Свет и тени Светлого мыса

На 177-м километре трассы Балыкчи – Каракол, что идет по Северному побережью озера Иссык-Куль, вниз, к воде, отходит неширокая живописная дорога с разбитым асфальтовым покрытием. Первые деревья – тополя, карагачи – были посажены свыше ста лет назад. Сегодня их разросшиеся кроны плотно смыкаются над проезжей частью, образуя зеленую в синих небесных и золотистых солнечных пятнах естественную галерею.

Сине-зелено-золотистая гамма как нельзя лучше гармонирует с названием поселка, лежащего на другом конце полуторакилометровой дороги и небольшого песчаного полуострова, на котором он расположен. В постсоветское время село было переименовано в Ак-Булун, хотя старожилы упорно продолжают называть его Светлым мысом. Но больше всего «золотое на голубом» созвучно истории – древней, новой и новейшей – этого удивительного уголка Иссык-Кульской котловины.

Сельскохозяйственный техникум

Сказка зеленого леса начинает исчезать после первого километра: по левую руку мелькает несколько двухэтажных зданий, смотрящих на дорогу пустыми оконными и дверными проемами. В корпусах за ними окна-двери целы, но печать упадка и лучших времен лежит на сухом замусоренном фонтане, облупленных скамейках и покосившемся информационном щите. Сквозь трещины в дорожках пышно зеленеет трава. Вечно живой Ильич грустно взирает на окружающее запустение с потрескавшегося пьедестала.

В советские годы главным градообразующим фактором поселка Светлый мыс был сельскохозяйственный совхоз-техникум, который ковал специалистов-аграриев для всего региона. Сегодня учебное заведение является филиалом Иссык-Кульского университета, но общее количество студентов вот уже который год не переваливает за сотню человек. В наши дни славность стен аграрной альма-матер определяет совсем другой, весьма далекий и от сельского хозяйства, и от педагогики фактор.

В далекие 50-е годы при закладке котлована под корпус студенческого общежития рабочие наткнулись на человеческие останки. На одном из скелетов, как вспоминали очевидцы, было богатое вышитое одеяние, а на шее – массивный серебряный православный крест. С этой находки и начинается «новая» история Светлого мыса – полуострова, который сегодня многие, в том числе и митрополит Бишкекский и Среднеазиатский Владимир, считают самым священным для христиан местом в Центральной Азии.

Серебряный крест куда-то таинственно исчез прямо из могилы. Котлован, с несвойственной советскому атеизму щепетильностью, перенесли на несколько метров в сторону. А захоронение стало служить местом для молитвы православных жителей окрестных деревень.

Светлый мыс может стать «среднеазиатским Афоном» для христианского мира, в первую очередь православного

Но в земле Светлого мыса или в водах окружающего его залива, как считают некоторые ученые-историки, возможно, покоится нечто, что способно привлечь паломников из более широкого географического ареала. Это – рака с нетленными мощами святого апостола и евангелиста Матфея, единственного из двенадцати апостолов, чье место погребения неизвестно. 

Христианство на Иссык-Куле

Христианство стало проникать в Центральную Азию во II–III веке нашей эры. В течение многих веков Иссык-Кульская котловина была одним из самых оживленных участков Шелкового пути. Когда в середине III века римский император Декий начал гонения на христиан, верующие, опасаясь поругания мощей Святого Матфея, бежали с ними в Среднюю Азию, где уже существовали многочисленные христианские общины. В конце концов, предположительно в VI веке, останки апостола достигли берегов высокогорного озера, где и нашли успокоение в стенах христианского монастыря армян-несториан.

[inc pk='2300' service='media']

Последние монахи-несториане покинули это место в XV веке, с окончательным утверждением ислама в Средней Азии. Один только факт столь протяженной – тысячелетней! – истории христианского служения ставит Светлый мыс в особое положение среди христианских святынь Центральной Азии.

В начале 90-х годов на Западе почти одновременно увидели свет несколько исторических научных публикаций, авторы которых убедительно доказывали, что рака с мощами евангелиста находится именно на побережье затерянного среди заснеженных хребтов Тянь-Шаня горного озера. Одним из главных аргументов в пользу этого предположения является Каталонская карта мира, составленная в 1375 году. На ней обозначено озеро Иссык-Куль и монастырь на его берегу, с надписью: «Это место называется Исикол. В этой местности расположен монастырь армянских братьев, где, как говорят, находятся (погребены) останки святого апостола и евангелиста Матфея».

Как только о результатах исследований стало известно у нас, поиски местоположения монастыря армянских братьев резко активизировались. С 1999 года в этом районе почти ежегодно работают археологические экспедиции, которые пользуются финансовой и моральной поддержкой как частных лиц и организаций, так и Русской православной церкви. Благодаря этим работам точное расположение древнего монастыря уже не вызывает сомнений. А вот саркофаг с мощами пока найти не удалось.

Новотроицкий монастырь

Если посмотреть на село Ак-Булун с одного из предгорных холмов, план его улиц напоминает православный крест. И это – не случайное совпадение.

В 1882 году (некоторые источники годом основания называют 1888-й) по указу императора Александра III, для укрепления веры православной на недавно вошедших в состав Империи киргизских землях на полуострове Светлый мыс был основан Новотроицкий православный мужской монастырь. Первые монахи прибыли на берега озера из Валаама, а настоятелем был игумен из Свято-Троицкой Сергиевой лавры.

В окрестностях Светлого мыса находились монастырские сельхозугодья. Все земли были поливными, арычная система поддерживалась в отличном состоянии. При монастыре были пасека, коровник, овчарня, кузня, большие сады, виноградник и цветники. В ягоднике разводили несколько видов крыжовника, малины и клубники. Местные жители покупали у монахов семена пшеницы, ячменя, овса, гречки, саженцы плодовых деревьев.

Также была обширная библиотека, в которой находились книги не только духовного, но и светского содержания. Монахи обучали детей из окрестных сел чтению, письму и азам землепользования.

Все изменилось в 1916 году. Восстание киргизских племен против колониальной политики царизма на местах привело к резне и погромам. Повстанцы сожгли большую часть монастырских построек, в том числе и главный храм. 24 из 26 находившихся в то время в монастыре монахов приняли мученическую смерть, двоим удалось бежать. За 1916 годом последовал 1917-й, и монастырь и его обитателей предали забвению.

[inc pk='2301' service='media']

"Источник благоденствия"

Из многочисленных построек Новотроицкой обители до наших дней выстояли только пять. Лучше всех сохранилась сложенная из вековых вымоченных еловых бревен трапезная. Она, а также бывшая часовня располагаются сегодня на территории частного семейного детского дома «Мээрим Булагы». Во главе семьи стоят Гульнара Дегенбаева и ее супруг Руслан Мукамбетов, или мама и папа, как их называют воспитанники – а их сегодня 68. 60 из них живут дружной семьей в просторных, отремонтированных кельях бывшей трапезной. 8 воспитанников уже покинули отчий кров и учатся в вузах. Одно крыло – для мальчиков, другое – для девочек. Уютные спальни, комнаты для игр, библиотека, ванные, большая светлая столовая. Как говорит Гульнара: «У нас живут дети из 8 республик бывшего Советского Союза. Все говорят на двух языках – русском и киргизском».

В детском доме 45 детей школьного возраста, все они ученики местной школы. Начали играть и первые свадьбы: в конце сентября отдавали замуж одну из старших воспитанниц.

В бывший монастырь детский дом перебрался в 1999-м. Здание, пустовавшее с начала 90-х, медленно ветшало. Воспитанники своими силами привели его в порядок и стали налаживать семейный быт. Сегодня, оглядываясь на 7-летнюю историю детского дома, нельзя не отдать должное «родителям», Гульнаре и Руслану. Несмотря на то, что киргизское правительство, по словам директора, не дает на содержание детей ни копейки и не предоставляет никаких налоговых льгот, все воспитанники одеты, обуты, сыты, обучены и счастливы. Выжить помогают зарубежные и местные благотворительные фонды, частные пожертвования и помощь Бишкекской и Среднеазиатской епархии.

С православной церковью у Гульнары Орозбаевны и ее детского дома складываются особые отношения. По словам мамы, в дом приезжал – инкогнито! – специальный посланник патриарха Алексия Второго. Он представился простым верующим, был приглашен остаться на ночь. Долго молился, а утром сказал – вы живете в святом месте. А через некоторое время Гульнару официально пригласили в Москву, в епархию, где поблагодарили за ее усилия по сохранению христианской святыни, которую, как говорит Гульнара, местные бизнесмены хотели разобрать по бревнышкам. Из столицы России Гульнара-эже вернулась с подаренной ей факсимильной копией Каталонской карты 1375 года. Да и как не поверить в святость этого места, когда вода в скважине, пробитой на заднем дворе за трапезной, оказалась обогащенной ионами серебра. Вот уж, воистину, «источник благоденствия» – именно так переводится с киргизского «мээрим булагы».

Но прежде всего семья надеется на собственные силы: вокруг здания разбит большой огород, на котором сразу бросается в глаза дружно зеленеющая ботва картофеля. Две теплицы снабжают столовую свежими овощами. Есть и собственные мастерские. За огородами крутой откос, поросший вековыми тополями, сбегает к тихим водам залива. Бухгалтер Айгуль с гордостью делится планами на будущее: «В этом году забор вокруг территории покрасили, бетонные ступеньки к заливу закончим. На следующий год думаем нашу сторону заливчика очистить от водорослей, тины и грязи, чтобы дети могли купаться».

[inc pk='2302' service='media']

Потенциальным источником доходов может стать и скважина с серебряной святой водой, если найдется порядочный бизнесмен, готовый вложить деньги. «Я сама – не предприниматель, я – воспитатель», – с улыбкой сетует Гульнара. Впрочем, «воспитателю» приходится демонстрировать и недюжинные бойцовские качества. Территория детдома, а также кое-что из переданной ему в дар собственности показались лакомым кусочком некоторым местным деловым людям и представителям власти. Судебные заседания давно уже стали привычным пунктом в ежедневнике Гульнары Орозбаевны.

Светлое будущее Светлого мыса

Уходящая в далекое прошлое череда христианских монастырей... советский сельхозтехникум, детские дома в стенах бывшей православной обители... Все это – вехи в истории полуострова с чистым названием Светлый мыс. Место огромного потенциала – духовного и материального. Оно может стать «среднеазиатским Афоном» для христианского мира, в первую очередь православного. Даже если поиски саркофага с мощами святого Матфея не принесут однозначного результата, они и не опровергнут саму возможность его наличия в этих краях. А значит, при грамотно организованной информационной кампании на полуостров потянутся массы паломников. Относительная удаленность и труднодоступность места для этой категории туристов – скорее «плюс», чем «минус». Создание инфраструктуры, способной достойно их принять и удовлетворить их потребности – вполне реальный план экономического развития Ак-Булуна в будущем. Не следует забывать и о светских туристах: Восточное Прииссыккулье сегодня является одним из двух (наряду с Ошской областью) центров притяжения иностранных туристов в Киргизии. Уже сейчас на страницах всех ведущих западных путеводителей по Центральной азии, к примеру Lonely Planet, Светлый Мыс упоминается особо.

А пока – ветшает и разрушается здание монастырской библиотеки, рассыпается в труху деревянная мельница, стала частным владением бывшая пекарня. В часовне Гульнара-эже хранит продуктовые запасы. И серебряный крест, когда-то пропавший из могилы, так и остается в чьей-то частной коллекции.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее