Инвестиции для воюющей страны

В Кабуле открыт завод по производству Coca-Cola. Правительство Афганистана надеется, что примеру американской компании последуют и другие иностранные инвесторы

Инвестиции для воюющей страны

Более десяти лет назад, во время гражданской войны 1992–1996 годов, в западных пригородах Кабула был разгромлен первый и единственный в то время в этом регионе завод по производству одного из самых популярных в мире напитков – кока-колы. 10 сентября 2006 года президент Афганистана Хамид Карзай торжественно перерезает красную ленточку у проходной новой фабрики Coca-Cola. Снова Кабул, только теперь его восточные пригороды. В своей приветственной речи, посвященной этому событию, Хамид Карзай особо отметил, что инвестиционный проект стоимостью 25 млн долларов является «еще одним важным шагом в направлении экономического роста страны, самодостаточности ее экономики и улучшения уровня жизни афганцев». Карзай также выразил надежду, что этот проект «станет катализатором частных иностранных инвестиций», как воздух необходимых афганской экономике.

В обстановке нестабильности

Визит афганского лидера на фабрику происходил на фоне активизирующихся боевых действий со стороны движения «Талибан». Буквально за день до открытия завода от рук террориста-смертника погиб один из близких друзей и сподвижников афганского президента, губернатор восточной провинции Пактия Абдул Хаким Танивал. Еще днем раньше у американского посольства в Кабуле террорист-смертник в начиненном взрывчаткой автомобиле врезался в военный конвой. При взрыве погибло 16 человек, включая 2 американских военнослужащих. В то же время резко усилили свою военную активность коалиционные силы. По заявлению представителя НАТО, за прошедшие выходные дни было уничтожено 94 боевика «Талибана», а всего потери радикального исламского движения с начала операции «Медуза» (2 сентября) составили свыше 400 бойцов.

В такой обстановке неопределенности и нестабильности инвестировать в экономику своей неспокойной родины рискнул афганский предприниматель-мультимиллионер Хабибулла Гулзар, проживающий в ОАЭ. Открытие фабрики является одним из самых значительных инвестиционных проектов с момента разгрома талибов пять лет назад. Первоначально запуск фабрики был намечен на май, но его пришлось отложить из-за волнений и погромов в Кабуле.

В магазинах и на улицах Кабула афганским кока-коле, фанте и спрайту предстоит конкурировать с аналогичным товаром из Пакистана и Ирана. Во время правления «Талибана» в Афганистане можно было купить только контрабандную колу. Ежегодно планируется выпускать порядка 360 млн бутылок безалкогольных напитков. Генеральный менеджер компании Coca-Cola по Пакистану и Афганистану Ризван Хан оптимистично говорит, что Афганистан – это страна, «потребительский рынок которой обещает нашей компании прекрасные возможности роста». Ему вторит Селкук Ерден, глава южноевразийского отделения Coca-Cola: «Эта страна с населением около 30 млн является своеобразным «недостающим звеном» в глобальной бизнес-стратегии нашей компании».

Но, по мнению некоторых экономистов-скептиков, 15 млн упаковок кока-колы будет непросто найти своих покупателей на афганском рынке. Нетеневая экономика страны находится в зачаточном состоянии. «Ничего не было сделано для того, чтобы поднять экономику. Ни о каких серьезных инвестициях не может быть и речи. Мы живем в своего рода придуманной экономике», – заявляет академик, писатель и бывший министр афганского правительства Хамидулла Тарзи. Если не считать сотрудников Организации Объединенных Наций, иностранных военнослужащих и работников агентств, поставляющих в страну гуманитарную помощь, то у немногих афганцев найдутся лишние деньги, чтобы тратить их на бутылку популярного бренда. Сегодня среднегодовой доход в Афганистане составляет около 200 долларов. А 330-граммовая емкость с колой будет стоить в магазинах, как посчитали экономисты, 20 центов.

Залог уверенности

В то же время оптимисты в качестве примера успешных иностранных инвестиций приводят телекоммуникационную компанию Roshan, которая недавно аннонсировала дальнейшее раширение зоны покрытия. На начальном этапе своего присутствия на афганском рынке, куда компания пришла 3 года назад, Roshan вложила в развитие телекоммуникационных сетей 180 млн долларов. Объявленное расширение будет стоить компании дополнительных 65 млн долларов, часть из них, впервые в экономической истории страны, предоставляется иностранными коммерческими банками. Как заявил генеральный директор компании Карим Хойя, масштаб этой частной инвестиции является своеобразным залогом уверенности в благополучном будущем нации. 35 млн долларов предоставляются Азиатским банком развития, по 10 млн соответственно французским и германским государственными агентствами по развитию. Оставшуюся сумму предоставят несколько коммерческих банков под гарантии южноафриканского Standard Bank.

Сегодня клиентами Roshan, 51% акций которой принадлежит экономическому подразделению Фонда развития Ага Хана, являются 900 тыс. человек. Компания работает в 150 наиболее крупных афганских городах, а после расширения зона ее доступа охватит еще 70 населенных пунктов. Успех компании, считают аналитики, в первую очередь связан с тем, что за тридцать лет гражданской войны линии обычной телефонной связи были практически уничтожены. Помимо Roshan еще три оператора имеют лицензии на поставку телекоммуникационных услуг. Все вместе они охватывают своим сервисом около 60% населения Афганистана. По словам афганского министра коммуникаций Амирзая Сангина, сегодня мобильные телефоны имеют около полутора миллионов афганцев. А Roshan является самым крупным налогоплательщиком в афганский бюджет. На конец 2005 года им было выплачено в виде налогов 45 млн долларов.

Протекционизм афганских властей

Афганские законодатели, понимая важность инвестиций для экономики страны, стремятся как можно больше облегчить деятельность иностранных и местных инвесторов. Так, закон о частных инвестициях, принятый в 2005 году, запрещает любую дискриминацию в отношении иностранных инвесторов. Впрочем, инвестиции в некоторые секторы экономики, такие как инфраструктура, куда включены электричество, канализация и водоснабжение, утилизация отходов, аэропорты, телекоммуникации, объекты образования и здравоохранения, а также эксплуатации природных ресурсов, могут происходить только на условиях, которые специально разрабатываются правительством Афганистана. Иностранные инвестиции в эти секторы хотя и не запрещены, но являются субъектом рассмотрения специальной Верховной комиссии по инвестициям. Вместе с тем инвестиции могут быть зарубежными на 100%. Для вложения капиталов в афганскую экономику наличие местного партнера необязательно. Частные инвесторы имеют право переводить свой капитал и прибыль за пределы страны. Теоретически местные и иностранные инвесторы имеют равные права при проведении тендеров на реализацию экономических проектов как государственного, так и частного уровней. Единственным ограничением является запрет для иностранцев на владение землей и недвижимостью. Но им разрешается аренда сроком до 50 лет.

Для поощрения торговли и инвестиций проведены реформа валюты, улучшение таможенных процедур и тарифов, упрощение налогового кодекса. Кроме того, создан ряд официальных структур, призванных помочь развитию частного бизнеса в стране. В их числе уже упоминавшаяся Верховная комиссия по инвестициям, в которую входят представители министерств торговли, сельского хозяйства, промышленности, иностранных дел, финансов и экономики, а также Центрального банка Афганистана. Под эгидой Министерства торговли работает Афганское агентство по поддержке инвестиций, его главными задачами являются оптимизация процесса регистрации, коммерческой деятельности и инвестиционных проектов, а также их популяризация и поддержка внутри страны и за рубежом.

Наряду с официальным декларированием приоритета развития частного сектора экономики государство остается одним из самых крупных собственников. В Афганистане насчитывается свыше 75 государственных предприятий, компаний и корпораций, находящихся под руководством чиновников из 16 министерств. Хотя подавляющее большинство из них не функционирует или активно на минимальном уровне и только две компании приватизированы. Причина заключается в том, что государственные предприятия владеют обширной собственностью, в том числе и землей. По мнению экспертов, именно наличие подобных структур в экономике страны сводит на нет попытки оживить экономику. Более того, афганское правительство часто проводит в отношении своей собственности неприкрытую протекционистскую политику, ограждая государственные предприятия от конкуренции.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики