Менее чем косметический

Второй блок поправок в Налоговый кодекс, недавно поступивший в мажилис, поможет несколько улучшить налоговое администрирование, но кардинально не решит основных фискальных проблем

Менее чем косметический

Презентация в мажилисе второго блока поправок, мягко говоря, не вызвала ажиотажного интереса со стороны депутатов. На заседании присутствовало лишь два мажилисмена. Во время подготовки проекта изменений и дополнений в Налоговый кодекс наиболее активными были представители крупного бизнеса, предлагавшие солидный набор конструктивных идей. Малый и средний бизнес довольно вяло участвовали в обсуждении, а предложения в основном отражали разные интересы отдельных групп предпринимателей. Поэтому в целом законопроект содержит изменения, более интересные для крупного бизнеса.

Второй блок поправок должен был стать логическим продолжением реализации стратегии, направленной на создание благоприятных условий для развития бизнеса в стране. Если в первом пакете поправок, принятых несколько месяцев назад, предусматривалось значительное снижение налогов с уменьшением бюджетных поступлений, то второй блок должен был быть направлен на сокращение потерь за счет налогового администрирования, снижения незаконного предпринимательства, уменьшения коррупции, привлечения инвестиций в экономику страны.

Однако оказалось, что о полномасштабной реализации этих замыслов пока говорить рано. Скорее, проект второго блока поправок в налоговое законодательство выглядит как попытка сторон поверить друг другу. Причем очень осторожная попытка. Вместо ожидаемых кардинальных решений законопроект содержит массу мелких улучшений, которые занимают более 180 страниц сравнительной таблицы. И это лишь первичный вариант – обычно рассмотрение в парламенте его значительно расширяет.

На сегодня можно выделить три основные группы предложений. Первая касается совершенствования процедур возврата НДС, вторая – пресечения действий обнальных фирм, к третьей можно отнести замену «вилок» размеров административных штрафов средним показателем и ряд других послаблений для различных налогоплательщиков.

Облегчать и пресекать

Пожалуй, одной из самых больных тем для экспортеров является возврат НДС. По данным ассоциации таможенных брокеров, сумма невозврата НДС на конец прошлого года составляла около 100 млрд тенге. Это средства, изъятые из оборота предприятий и замороженные на несколько лет или месяцев. Основные причины задержки возмещения налога – технические. Для подтверждения экспорта товаров налоговые органы запрашивали указанную страну назначения о реальности сделки. Конечно, получение подтверждения растягивалось на месяцы. Отчасти это было перестраховкой при получении данных из таможенных органов. Теперь налоговики решили поверить таможне и опираться при определении правомерности возврата НДС лишь на «сведения таможенного органа, подтверждающие факт вывоза товаров». Правда, оставив за собой право проведения соответствующих проверок. По мнению разработчиков, предложенная мера позволит вписаться в установленные законом 60 дней. «У нас за передвижение товаров отвечают таможенные органы. Если они нам, налоговикам, подтверждают, что действительно экспорт состоялся, мы это будем брать за основу, – отметил председатель Налогового комитета Минфина Нурлан Рахметов. – Таможенные органы налаживают взаимодействие с таможенными службами других стран по объему экспорта или импорта. Поэтому, думаю, что в этом смысле со стороны таможенных органов ошибок быть не должно».

При работе над законопроектом горячо обсуждалось предложение введения для благонадежных экспортеров лимита авансовых выплат НДС. То есть стабильно работающим экспортерам на основе их заявки сразу возмещалось бы 60% от заявленной суммы. После подтверждения продажи товара выплачивалась бы остальная часть. В противном случае деньги можно удержать, и вряд ли это было проблематично. Но инициаторы не смогли убедить в безопасности такой схемы Генпрокуратуру и финполицию. Может, для более веской аргументации надо было предложить четкие критерии для определения благонадежности, по аналогии с таможенным разделением участников внешнеэкономической деятельности.

Кроме того, проектом вводится еще одна важная норма, позволяющая осуществлять возврат НДС из бюджета путем зачета его в счет предстоящих платежей, а также в счет погашения задолженностей у структурных подразделений экспортера.

Пожалуй, действительно трудно поверить в честность предпринимателей при нынешнем распространении «обнальных контор», «фирм-однодневок», уходе от налогов через оффшорные зоны. Борьбе с этим посвящена большая часть законопроекта.

Во-первых, Налоговый комитет может во всю мощь задействовать технические достижения в виде информационных систем. В одной из них, «ИС-НДС», собираются все реестры счетов-фактур, в ходе сверок которых выявляются разнообразные нарушения. Это значительно экономит время, поскольку идти с проверкой надо не ко всем поставщикам, а лишь к сомнительным. Но зачастую этих сомнительных налогоплательщиков по юридическому адресу нет. По словам Нурлана Рахметова, в 2005 году 2693 юридических лица так и не нашлись. В законопроекте предложено снимать с учета по НДС тех лиц, которые в 20-дневный срок не уведомили налоговые органы о смене местонахождения. Так же строго собираются подходить и к личностям, выступающим учредителями предприятий. «Практика показала, что в основном лжепредприятия создаются сомнительными юридическими или физическими лицами. Физические лица либо недееспособны, либо они умершие, либо находятся в розыске, либо в местах лишения свободы. Юридические – либо бездействующие, либо признаны лжепредприятиями», – заметил председатель Налогового комитета. Законопроектом предусматривается отказ в госрегистрации предприятия, если его учредители будут вызывать обоснованные подозрения. Также считается ненормальным, когда заявление на возмещение НДС поступает спустя год после сделки. Потому этот максимальный срок тоже решено прописать в законе как средство от проявлений незаконного предпринимательства.

Предприятие, признанное судом лжепредприятием, автоматически снимается с учета по НДС и исключается из государственного реестра налогоплательщиков. Более того, налогоплательщики, замеченные в тесных коммерческих связях с этими лжепредприятиями, тоже могут пострадать – по этим сделкам у них не будут ставиться на вычеты расходы по операциям и НДС. По словам Нурлана Рахметова, когда налогоплательщик завязывает отношения с лжепредприятием, он должен понимать, на какие риски идет. Налоговому комитету предоставляется право проверять не только непосредственных поставщиков, но и все звенья цепи «производство – реализация», так как в последнее время наработано множество схем с использованием «фирм-однодневок».

В проекте закона прописана норма, позволяющая проверяющим получать консолидированную отчетность по предприятиям, имеющим сложную структуру, дочерние компании. Но тут возникает другой вопрос – сможет ли налоговая служба «переварить» предложенные полномочия, то есть объективно и тщательно разбираться по каждому случаю. Да и готово ли государство дать волю фискалам, невзирая на личности, требовать соблюдения закона для всех. Пока в законопроекте обращает на себя внимание норма о снижении ставок государственных пошлин в судах, а также предложение по изменению базы для исчисления пошлины.

Полировка шероховатостей

«Усиление администрирования с одновременной либерализацией налоговых процедур», – так характеризуют второй блок поправок разработчики законопроекта. Как пример либерализации с антикоррупционным эффектом приводится предложение самих налоговиков заменить в Кодексе об административных правонарушениях «вилки» штрафов по нарушениям налогового законодательства едиными ставками. Причем в законопроекте предложена величина ставок как среднее арифметическое между минимальным и максимальным значениями с округлением, разумеется, в большую сторону.

Еще одним шагом навстречу пожеланиям налогоплательщиков стало увеличение сроков на устранение нарушений, выявленных в процессе камерального контроля. Теперь предполагается давать не 10, а 30 дней. Также до месяца увеличен срок для обжалования результатов налоговых проверок для обоих уровней апелляции. Чтобы умерить служебное рвение отдельных фискалов, которые в ходе дополнительной проверки вдруг начинают проверять моменты, не указанные в апелляции, вводятся ограничения.

Кроме того, для крестьянских хозяйств, работающих на основе оплаты единого земельного налога, считается теперь лишним каждый год подавать соответствующее заявление, достаточно сделать это один раз в начале применяемого режима. Более либерально законопроект настроен и по отношению к индивидуальным предпринимателям, работающим по патенту. За несвоевременное его продление будет применяться наказание в виде штрафа, без лишения льгот.

Налоговый комитет мужественно признал свою ошибку относительно требования уплаты роялти организациями, осуществляющими строительство и эксплуатацию подземных сооружений. Однако взамен появилось не менее забавное предложение. Пытаясь выполнить указание президента сократить количество сборов, единственное, что смогли сделать налоговики безболезненно для системы, – уменьшить их на три. Этого удалось достичь посредством объединения сборов за регистрацию механических транспортных средств (то есть автомобилей) со сборами за ипотеку судна, а также регистрацию речных, морских и воздушных судов в один сбор.

В отличие от этой в общем-то бесполезной поправки, изменение нормы режима налогообложения аффинированных драгоценных металлов может стимулировать этот рынок. До нынешнего момента банки не слишком охотно шли на операции с золотом и платиной из-за уплаты НДС. Проектом закона предлагается освобождение оборотов аффинированных драгоценных металлов от НДС и применение нулевой ставки при их реализации. «Введение данной поправки позволит продавать финансовым организациям драгоценные металлы на таких же условиях, что и при экспорте за границу, то есть по нулевой ставке, – убежден вице-министр экономики и бюджетного планирования Марат Кусаинов. – Это даст возможность финансовым организациям, в том числе пенсионным фондам, диверсифицировать активы и снизить риски».

В проекте предлагается освободить от НДС сублизинг и предоставить льготу по корпоративному налогу организациям, осуществляющим первую передачу активов сублизингодателю. Возможно, эта мера подвигнет сомневающихся предпринимателей к сотрудничеству с лизинговыми компаниями.

Еще ряд поправок призван устранить некоторые нелепости. Например, сейчас некоммерческие организации, работающие в социальной сфере, освобождены от корпоративного налога, но обязаны сдавать отчеты по авансовым платежам. Они дисциплинированно сдают бланки с нулями. В законопроекте предложено отменить это требование. Но организация на протяжении года должна оставаться некоммерческой, в противном случае придется отвечать по закону. Вторая группа касается пенсионных взносов. Наконец, планируется освободить от обложения индивидуальным, подоходным и социальным налогами пени за просроченные начисления пенсионных взносов. Индивидуальные предприниматели, адвокаты, нотариусы при перечислении в пенсионные фонды вправе рассчитывать размер взносов не с валового дохода, а с «заявленного дохода», что все-таки ближе к действительности. От недоработок законодательства страдали и сами налоговики. При необходимости взыскания сумм задолженностей по пенсионным взносам, при отсутствии денег у агента на тенговом счете и при их наличии на валютном налоговики не могли списать с последнего. Сейчас это будет устранено. Ну а самое экзотическое предложение – публиковать списки агентов, то есть предприятий, имеющих задолженность более шести месяцев по отчислениям пенсионных взносов, в центральных СМИ – пока рабочей группой не поддержано. Однако оно нашло бы живой отклик у читателей.

Как результат – предложенный вариант законопроекта пока не оправдал ожиданий. «Вторым блоком проекта закона по вопросам налогообложения предполагается внесение изменений в части улучшения налогового администрирования в целях создания благоприятных условий для налогоплательщиков. Однако, на наш взгляд, остаются актуальными и пока не решаемыми вносимыми в настоящее время изменениями отдельные проблемные вопросы в части налогового администрирования финансовых организаций», – считает старший эксперт департамента по страховому сектору и небанковским финансовым организациям Ассоциации финансистов Казахстана Анель Утембаева.

Некоторые бизнесмены считают, что второй блок поправок исправляет старые огрехи, ничего не меняя в сущности. Депутаты тоже не выразили восхищения проектом закона, что, впрочем, не ново. «Я считаю, что эти изменения и дополнения носят менее чем косметический характер. Кардинально его изменить у нас нет ни времени, ни основы. Поэтому пока мы договорились с председателем Налогового комитета, заместителями министра экономики, что будем работать над законопроектом, потому что с 1 января он должен вступить в силу. Параллельно будем работать над новыми поправками, которые будут носить кардинальный характер», – заявил руководитель рабочей группы комитета по финансам и бюджету мажилиса Аманжан Жамалов.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?