Административный фантом

Социально-предпринимательские корпорации, создаваемые правительством, должны по замыслу авторов идеи стать локомотивами регионального развития. Однако, судя по деталям проекта, приведут лишь к установлению бюрократического контроля над эффективным частным бизнесом

Административный фантом

Процесс создания социально-предпринимательских корпораций (СПК) начался. Объявлено о старте пилотного проекта СПК «Сарыарка» в Карагандинской области. Но несмотря на то что практически каждый топ-чиновник (представители бизнеса предпочитают отмалчиваться) высказал горячую поддержку начинанию, никто из них так и не разъяснил подробно широкой публике, и прежде всего бизнесу, в чем смысл этого образования, как оно будет взаимодействовать с частным бизнесом и за счет чего и почему оно должно стать региональным локомотивом развития.

Впервые понятие «социально-предпринимательская корпорация» было введено в обиход президентом Нурсултаном Назарбаевым в январе этого года. Выступая тогда перед членами кабинета министров, он заявил о необходимости создания подобных корпораций, в которые были бы переданы активы государственных и коммунальных предприятий как нерентабельных, так и рентабельных, а также работающих с недостаточной долей рентабельности, для реабилитации, перепрофилирования их деятельности, и которые выступили бы главным заказчиком для малого и среднего бизнеса. Таковых структур должно было быть несколько, которые бы объединили группы регионов. Признаться, на тот момент многие не восприняли эту идею серьезно, посчитав, что это была, условно говоря, «фигура речи». По крайней мере, ни члены правительства, ни другие эксперты, к которым обращались с просьбой о комментариях журналисты, так и не смогли внятно объяснить смысл президентской инициативы. Однако уже в середине февраля о ней всерьез было заявлено (правда, с той же долей информативности) уже премьер-министром Даниалом Ахметовым во время представления программы действий своего кабинета перед депутатами парламента.

Загадка СПК

«В регионах будет создана сеть социальных предпринимательских корпораций, деятельность которых будет направлена на привлечение инвестиций и реализацию новых проектов. Часть прибыли, накопленная в результате предпринимательской деятельности, будет направляться на развитие социальной сферы в регионе. Деятельность этих корпораций будет ориентирована на привлечение новых проектов, которые будут осуществляться как по всей стране, так и за ее пределами. Деятельность любой СПК будет распространяться на территорию, большую, чем административно-территориальная единица, и будет более привязана к производственным связям. Правительство считает целесообразным создание в Казахстане 5 СПК», – заявил тогда премьер. Кроме того, он пояснил, что к деятельности СПК правительство предлагает применять широкую систему мер государственного регулирования и стимулирования. Каждая СПК будет представлять собой холдинговую компанию, управляющую государственными активами в соответствующем регионе страны, включая значительные участки земель.

То есть премьер фактически с небольшими добавлениями процитировал президентское предложение. После этого о необходимости создания СПК было заявлено в президентском послании к народу Казахстана, а также в выступлении президента перед депутатами во время открытия новой парламентской сессии 1 сентября. Между тем члены кабинета министров либо отказывались отвечать на вопросы о СПК, либо отвечали на них скупо и беспредметно. В результате все в стране к осени поняли две вещи. Во-первых, что СПК будут созданы, а во-вторых, что они крайне необходимы. Но, повторимся, внятного ответа на вопросы (а зачем все-таки они нужны при наличии и так уже большой группы институтов развития, какова будет их структура, какое, наконец, государственное имущество и какие земли будут переданы на баланс СПК, за счет чего они станут внедрять инновации и просто будут эффективно работать, а самое главное, как они будут взаимодействовать с частным бизнесом) от представителей власти так и не последовало. В полном неведении находятся представители частного бизнеса, по крайней мере, прокомментировать проект не согласился ни один из более чем десяти бизнесменов, сославшись на незнание деталей практической реализации, что для предпринимателей представляется крайне важным. Один из опрошенных на условиях анонимности заявил, что, «конечно, на бумаге и, судя по речам, сама по себе идея выглядит красивой. Разом решить сразу несколько задач. Реанимировать неэффективные госкомпании, обеспечить заказами малый и средний бизнес и, кроме того, за счет этого снабдить финансовыми ресурсами развитие новых проектов и реализацию социальных программ. Но вот как этого достичь, я решительно не понимаю». Более того, в бизнес-среде нет даже однозначного понимания самого термина «социально-предпринимательская корпорация», каждый понимает под ней что-то свое. «Создание социально-предпринимательских корпораций – это пока больше благие намерения, чем сколько-нибудь ощутимая реальность. Сегодня бизнес в этот процесс не вовлечен. Есть только единичные случаи. Формированию СПК мешают в первую очередь бюрократизм и коррупция. Складывается впечатление, что местные власти не заинтересованы в конечном результате. А в большинстве случаев наши акимы под словами «сотрудничество» и «помощь» понимают пресловутое крышевание. Как в такой ситуации можно говорить о «социальном партнерстве» и тех же СПК?» – считает один известный предприниматель. Между тем процесс, что называется, уже пошел. 12 августа во время III расширенного заседания Совета по экономической политике (СЭП) с участием представителей финансового сектора вице-премьер-министр экономики и бюджетного планирования РК Карим Масимов заявил: «В ближайшие месяцы начнутся пилотные проекты по созданию социально-предпринимательских корпораций и возможно появление еще одного института – холдинговой компании «Казагро» по объединению всех агроиндустриальных институтов. Те вопросы, которые начинали обсуждать весной, переходят в практическую плоскость». До конца года, по всей видимости, будут созданы семь СПК в следующих региональных экономических зонах – макрорегионах: в Северном с центром в Костанае; Каспийском с центром в Атырау; Уральском с центром в Актобе; Иртышском с центром в Усть-Каменогорске; Сары-Аркинском с центром в Караганде; Южном с центром в Шымкенте; Жетысуском с центром в Алматы.

В обсуждаемом бюджете следующего года на капитализацию СПК заложены 14 млрд тенге.

Красиво на бумаге

Все же кое-какие более-менее достоверные сведения о том, что же будут представлять собой СПК, чем они будут заниматься, а самое главное, по каким принципам их предполагается строить, включая, каким способом они будут зарабатывать ту самую прибыль, которая пойдет на развитие новых производств и внедрение инновационных технологий, а также на финансирование социальных проектов, «Эксперту Казахстан» получить удалось. Это, прежде всего, концепция их создания, принятая Постановлением правительства Республики Казахстан от 31 мая 2006 года за № 483.

Из нее следует, что сама «идея создания СПК появилась в результате поиска новых инструментов развития несырьевых секторов, более адаптированных к сложившимся в Казахстане условиям с акцентом на региональное развитие». А также дана следующая дефиниция. По мнению авторов концепции, «социально-предпринимательские корпорации – это экономически устойчивые бизнес-структуры, осуществляющие свою деятельность с целью получения прибыли путем производства и продажи товаров и услуг. При этом часть полученной прибыли реинвестируется для реализации социальных, экономических или культурных целей населения того региона, в интересах которого СПК создавались». Само по себе определение мало что нам дает. Однако запомним на будущее, что СПК – это бизнес-структура, задачей которой является зарабатывать прибыль. Причем ее миссией является «содействие экономическому развитию регионов путем консолидации государственного и частного секторов, создание единого экономического рынка на основе кластерного подхода». А ее задачей – «вовлечение в экономические процессы широкого круга экономических субъектов». А также привлечение инвестиций, создание на прибыльной долгосрочной основе спроса на товары и услуги предприятий, продвижение продукции на внутреннем и внешнем рынках, усиление связей между субъектами малого и среднего предпринимательства и крупными финансово стабильными предприятиями в целях объединения в соответствующие кластеры. Кроме того, предусматривается «повышение производительности малого и среднего предпринимательства путем развития кластерного производства и внедрения новых технологий, реабилитация, реструктуризация государственных предприятий, развитие на их основе новых конкурентоспособных производств и технологий; формирование базы бизнес-проектов, финансирование и создание условий для их реализации; разработка и финансирование проектов, направленных на социальное развитие региона».

И все-таки правительственная концепция не дает внятного объяснения, как же это будет реализовано на практике. Гораздо больше информации содержится в двух других документах по СПК, которые находятся в распоряжении «Эксперта Казахстан». Это так называемая презентация к концепции, где в наглядном виде продемонстрировано, что понимают под тем или иным ее положением авторы. А также проект закона «О региональных социально-предпринимательских корпорациях». Именно эти документы дают более-менее точное представление о феномене СПК. А разработаны они Министерством индустрии и торговли. Из них следует, что СПК создаются правительством Республики Казахстан. Инвестиционные приоритеты региональных социально-предпринимательских корпораций, количественные ограничения на привлечение заемных средств, лимиты, направления, возможные условия, порядок и сроки кредитования, размещение собственного капитала, софинансирование, предоставление гарантий, выполнение функций агента устанавливаются в Меморандуме о кредитной политике, который является высшим финансовым документом СПК и также утверждается правительством. Кроме того, согласно проекту закона при правительстве будет создан Специализированный совет из акимов областей, городов республиканского значения, членов специализированных советов государственных холдингов.

Непосредственно руководит СПК совет директоров и президент, который по должности является членом совета директоров и отвечает за оперативное управление. Как следует из проекта закона, совет директоров состоит из 7 человек, четверых рекомендует правительство, троих – местные органы власти, а утверждает Специализированный совет. Президента СПК рекомендует правительство. Собственно, все остальные положения представляют собой с понятной привязкой законодательство РК по акционерным обществам, с единственной оговоркой, что юрисдикция СПК распространяется лишь на территорию ее создания. Теперь, когда с органами управления все более-менее понятно, давайте попробуем разобраться с предполагаемой структурой корпорации (смотрите схему 1). И здесь уже начинается интересное. С учредителями все ясно. Это правительство, акиматы и институты развития, точнее, лишь один из них, «Казына», которому по проекту предполагается передать 50% доли в СПК (на долю правительства – 40%, местные органы – 10%). Правда, совершенно неясно, почему так мала доля местных органов, поскольку именно им будет принадлежать значительная часть активов, которые предполагается передать в СПК, правительство же войдет деньгами и некоторыми госпредприятиями, а «Казына», соответственно, деньгами. Про частный сектор, который тоже изображен на схеме в качестве одного из соучредителей, авторы проекта заявляют, что это перспектива отдаленного будущего. Дальше еще интересней. Потому что по схеме наконец-то становится понятно, какие проекты собирается осуществлять СПК и какие подразделения создавать для реализации своих целей. А также как будет происходить финансирование и рефинансирование корпорации, как будут функционировать ее финансовые потоки, проще говоря, где она собирается брать деньги. Очевидно, что три направления, а именно: коммерческие проекты, реструктуризация нерентабельных предприятий и участие в социальных проектах – являются проектами, требующими инвестиций. Первые два –  хотя бы на некоторое время. Возникает вопрос, а где корпорация собирается брать на это деньги. Понятно, есть уставной капитал (около 2 млрд тенге), вероятно, будет облегчен доступ к ресурсам институтов развития. В проекте закона заложена возможность получения бюджетных кредитов, но любой опытный бизнесмен, а мы помним, что СПК – бизнес-структура, нацеленная на прибыль, понимает, что нужен источник постоянного рефинансирования. Нельзя жить только на заемные средства, если мы хотим получить устойчивый бизнес. Причем он нужен сразу, а не через некоторое время, когда будет отдача (да и будет ли еще?) от реабилитации убыточных предприятий или удастся запустить мало-мальски стоящий проект. То есть возникает вопрос, где взять деньги на текущие нужды, не говоря уж о финансировании социальных проектов. На схеме изображены лишь два таких источника: кооперативы и торговый дом, который и будет заниматься реализацией продукции кооперативов. Деятельность СПК по созданию кооперативов изображена на схеме 2. Причем если совместить две вышеназванные схемы, становится понятным и то, чью продукцию собирается реализовывать торговый дом (МСБ1, МСБ2, МСБ3). Не правда ли, красивая схема? За счет того, что в кооперативы войдут представители действующего частного бизнеса, будет решена проблема текущих финансовых расходов и появится возможность направлять средства на инвестиционные цели, а также решать и более серьезные задачи: «внедрение новых производственных и управленческих технологий на предприятиях, в том числе международные стандарты (ИСО, МСФО), выкуп продукции предприятий малого и среднего предпринимательства при параллельном внедрении новых технологий в производство и управление, стимулирование внедрения инноваций, продвижение продукции на внутреннем и внешнем рынках под единым брендом». Признаться, автор статьи изначально не очень понимал, где, а самое главное, на чьей базе (не в совете же директоров) СПК собирается решать поставленные перед ней правительственной концепцией задачи. Теперь стало ясно. О том, насколько процесс создания кооперативов под руководством и с участием СПК в реальной жизни, а не на бумаге, будет делом добровольным, писать нет места и желания. Читатели – люди достаточно опытные, сами разберутся и составят свое мнение. Отметим лишь, что по проекту закона СПК может управлять как государственными, так и частными активами.

Почувствовать разницу

А как же мировой опыт? – спросит читатель. Честно говоря, несмотря на все наши старания, мы так и не смогли найти ни в экономической литературе, ни в иных источниках каких-либо указаний на аналогичный мировой опыт. Поэтому сошлемся на тот, который изложен в концепции правительства. Там апеллируют к опыту США и Дании. В частности, к таким организациям в США, как «региональные корпорации экономического развития (EDS – Региональная корпорация экономического развития, CRDC – Сертифицированная корпорация регионального развития, LVEDC – Корпорация по экономическому развитию), в Дании – социальные предприятия (social enterprises)». Далее в концепции отмечается, что «действующие в США региональные корпорации экономического развития – это региональные корпорации, инициативно созданные группой бизнес-лидеров, с незначительной долей участия государства с целью мобилизации ресурсов частного сектора, и удовлетворяющие нужды общества региона. Миссия корпораций – содействие экономическому развитию регионов, таким образом, содействие благосостоянию населения». Как видите, некоторая разница между казахстанской и американской моделями присутствует.

Если проект будет реализован в таком виде и в полном объеме, это, скорее всего, приведет к уходу наиболее активной части предпринимателей из страны и окончательному угасанию предпринимательской инициативы

Что касается опыта Дании, которая является одним из крупнейших мировых экспортеров мяса, продуктов из молока, сыра, то там кооперативы называются социальными предприятиями (social enterprises).

«Кооперативы создают целые бренды, под которыми продают продукцию малого и среднего бизнеса. Успешные кооперативы создаются не только в сельском хозяйстве и пищевой промышленности, но и в других отраслях, включая услуги», – отмечено в концепции. Все это так, но насколько известно, в Дании не правительство, а сами участники рынка создают кооперативы, правительство лишь организовывает для их деятельности максимально комфортные условия (налоги, поддержка и продвижение на внешних рынках).

Зачем все это надо?

Одной из основных задач, поставленных перед СПК, является реструктуризация убыточных государственных и коммунальных компаний. Действительно ли эта проблема стоит так остро? Согласно данным, приведенным в правительственной концепции, из «действующих 515 предприятий республиканской государственной собственности 41 предприятие допустило убытки по итогам 2005 года». Из них 22 предприятия в сфере сельского хозяйства, а именно: опытные хозяйства, научно-производственные центры сельского хозяйства, предприятия в области услуг водохозяйственной системы.

Нерентабельных акционерных обществ и товариществ с ограниченной ответственностью с государственным участием по итогам 2004 года – 12.

По итогам того же года из 4 255 коммунальных государственных предприятий являются нерентабельными – 208. Так ли критичны эти цифры – 5% нерентабельных предприятий коммунальной собственности и 8% государственной, чтобы из-за этого, грубо говоря, городить огород? Не проще ли было пустить часть из 14 млрд тенге на их финансовое оздоровление, пустить туда частный капитал, нанять нормальный риск-менеджмент, наконец? Каких-то внятных ответов на эти вопросы нет. Существует, правда, еще одна «конспирологическая» точка зрения на необходимость СПК. Это вывод местного бизнеса из-под контроля акимов. Фактически ее озвучила в августе на СЭПе министр финансов Наталья Коржова. По ее мнению, СПК – «это соцбизнес, который наконец вздохнет и на который не будет влиять чиновничья власть. Таким образом, бизнес бизнесом, институты развития, институтами развития, стратегические активы стратегическими активами, и все остальное – компактное правительство, регламентированный акимат с понятными ему реализационными средствами», – заявила она. Что ж, возможно, цель и такова. Но стоит ли выводить бизнес из-под «акиматовской крыши», чтобы тут же предложить ему «крышу» СПК, – вопрос как минимум спорный. Ясно одно: вместо того, чтобы создавать благоприятную бизнес-среду, расчистить коррупционное, административное поле, наладить прозрачный и понятный доступ к ресурсам (что, безусловно, сложно, совершенно неавантажно в глазах начальства по сравнению с торжественным пуском «свечного заводика»), власть пытается решить проблему административно-организационным путем. А это означает: если проект будет реализован в таком виде и в полном объеме, то, скорее всего, приведет к уходу наиболее активной части предпринимателей из страны и окончательному угасанию предпринимательской инициативы. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности