Глобализация культуры неестественна

Глобализация культуры неестественна

«Сейчас мы наблюдаем глобализацию не только в экономике, но и в культуре, в которой происходит глобализация образов. Поэтому особенно важно, чтобы каждая культура создавала собственные образы. Я надеюсь, что в Центральной Азии я не увижу подражания, что образы вашего кинематографа будут говорить о действительности, в которой вы живете. Я даже надеюсь привезти некоторые из ваших фильмов к нам, в Германию», – сказал на пресс-конференции председатель жюри кинофестиваля «Звезды Шакена-2006» Ханс Йохим Шлегель.

[inc pk='2296' service='media']

– Разве культура и кинематограф как ее часть не развиваются в диалоге с другими культурами?

– Конечно развиваются. Но все-таки каждая культура имеет свой климат и интонацию, свою форму образов, свои проблемы. Об этом свидетельствует такой пример: очень интересно, что немцев, вернувшихся из Казахстана на свою родину, не воспринимают в Германии как немцев, а воспринимают как русских или казахов. Они оказались как бы между двух стульев. И это не просто вопрос материального благополучия, вопрос денег. Это вопрос внутренней родины. Где я чувствую себя дома? Это почвенный вопрос. Сейчас очень многие говорят языком шаблонов. Я включаю телевизор в Нью-Йорке, Москве, Бишкеке и вижу одни и те же образы. И только благодаря национальному разговорному языку я понимаю, что это за место. Культуры либо выживают, либо гибнут, и если это происходит, это печальная потеря. Сейчас мы строим дом европейских культур, и нельзя, чтобы все квартиры там выглядели одинаково.

– Вы разделяете кино на коммерческое и авторское?

– И в коммерческом кино может быть собственный почерк. Я думаю, не стоит проводить резкую границу. Для меня настоящее кино – это авторское кино. Молодое кино должно быть молодым, если молодой режиссер упускает шанс говорить на своем языке и не формирует свой почерк, он не сможет делать ни хорошее коммерческое, ни хорошее авторское кино. В Восточной Европе молодое поколение ищет и нашло свой язык, свои образы. Например, советское кино. Почему советские фильмы были успешными, а в период свободы перестали быть таковыми? Из-за подражания. А сейчас я посмотрел картину Звягинцева «Возвращение», который ушел от имитации образов коммерческого кино. Он понял, что внутренний экшн гораздо важнее. И говорит о том, что важно для него и его поколения.

– Вы сказали, что в кинематографе должен быть свой собственный национальный язык. Но не выльется ли он в традиционализм, не станет ли этнографической экзотикой? Как же проблемы современной культуры?

– Речь не идет об этнографических картинах, о том, что казах должен носить свою национальную одежду. А о том, что у него другой темперамент. Для среднего азиата музыка воды или зеленый цвет имеет совсем другое значение, чем для европейца. С этим здесь связаны совсем другие страсти и желания. И это отличие волнует. Национальная кинематография всегда имела свое лицо. Например, венгерское кино и польское близки, но все-таки очень разные.

– Вам не кажется, что это скорее зависит от индивидуальности человека?

– Конечно. Каждый должен привнести свое индивидуальное отношение. Андрей Тарковский написал интересную радиопьесу «Полный поворот круга» (ее запретили, и она оказалась на полке). Ему был нужен крик чаек. Но он не захотел прибегать к шаблонам, а поехал в Юрмалу, чтобы записать свой крик чаек. Крик, который звучал в его душе.

Когда я говорю о развитии языка кинематографа, я не имею в виду что-то шовинистическое. История Казахстана – показательный для сегодняшнего дня пример. Здесь жили вместе и живут разные народы: немцы, чеченцы, литовцы, русские и казахи. Выжить можно только совместно. Но это не означает, что, например, немец станет казахом, а казах чеченцем.

– Разве глобализация не естественный процесс?

– Нет. Получается, что судьбу культуры решают люди, в чьих руках капитал. Но это в интересах капитала, но не культуры. Об этом должны думать и мы, и государство. Если сейчас словацкая картина ничем не отличается от французской или голландской, то через несколько лет уже не будет словацкого кино. Этот процесс напоминает о том, что происходит с маленькими симпатичными лавками, которые исчезают, и остаются только большие торговые центры. Сегодняшний конфликт между исламским миром и США – результат игнорирования американцами культурных обычаев других стран. Конфликты рождаются из-за неуважения. Кино – это зеркало. Если ты не занимаешься своими проблемами, они концентрируются внутри тебя и взрываются, как динамит. В экономике также. Нужно развивать свое машиностроение, а не только производить машины по лицензии.

Интервью взяла Агния Левская