Задача на послезавтра

Прогнозируется, что к 2020 году мировой спрос на газ резко возрастет. Для стран–экспортеров газа Центрально-Азиатского региона это является ключевым фактором для выведения своих энергоресурсов на глобальный рынок и привлечения новых инвестиций

Задача на послезавтра

Страны Центральной Азии, на территории которых находятся газовые месторождения (Казахстан, Узбекистан и Туркмения), возобновили переговоры о возможности создания так называемого Евразийского газового альянса. Новая организация, как предполагается, позволит более четко координировать торговлю природным газом в каждой из стран-участниц. Однако реальное воплощение этого проекта может быть затруднено тем, что трем государствам, самостоятельно торгующим углеводородами уже на протяжении нескольких лет, будет сложно достичь согласия в вопросах, требующих отказа от принятых ранее договоренностей с импортерами в интересах других учредителей альянса.

Газ Казахстана: проблемы адекватны запасам

Объемы разведанных запасов природного газа в Казахстане, которые ранее составляли около 1,8 трлн кубометров, с открытием новых месторождений и в первую очередь с учетом оцененных запасов газа месторождений Каспийского шельфа выросли до 3,3 трлн кубометров. Однако основой запасов газа являются нефтяные и газоконденсатные месторождения. Свободный газ содержат не более двух десятков месторождений, из которых наиболее значимыми являются Амангельды и Шагырлы-Шомышты, а также Имашевское газоконденсатное месторождение. Поэтому до последнего времени добыча газа в республике оставалась сопутствующей деятельностью нефтедобывающих компаний. По сложившейся практике добываемый попутно с нефтью газ сжигался на месте добычи.

Изменения, внесенные в законы «О нефти» и «О недропользовании» в конце 2004 года, предусматривали в числе прочих условий запрет на коммерческую разработку месторождений нефти и газа без утилизации попутного или природного газа, а также запрет на сжигание газа в факелах, за исключением чрезвычайных случаев.

Иностранные инвесторы оказались в сложном положении. Как известно, одним из основных вариантов использования газа является его обратная закачка в пласт (для поддержания межпластового давления при добыче нефти). Однако нефтяные операторы столкнулись с трудностями: осуществление проекта закачки сырого газа (ЗСГ) обратно в пласт на месторождении Тенгиз приносит разочаровывающие результаты. Кроме того, проблема полной утилизации попутного газа связана с необходимостью создания сопутствующей инфраструктуры, включающей газоперерабатывающие комплексы и многокилометровую сеть трубопроводов для доставки газа потребителям. Это влечет за собой развитие новых мощностей по переработке и очистке нефтяного газа. Следует отметить, что ставка только на усиление административного давления малопродуктивна. Если правительство категорически требует коммерческой утилизации газа, то оно должно взять на себя ряд обязательств. К примеру, приоритет использования попутного газа перед другими источниками энергии и предоставление разнообразных льгот участникам проектов переработки углеводородов.

Таким образом, газ, становясь все более важным фактором формирования инвестиционного климата Казахстана, начинает играть и все большую роль в судьбе нефтегазовых проектов республики. В частности, британо-нидерландский концерн Shell возобновил переговоры с НК «КазМунайГаз» о поставках газа Северо-Каспийского консорциума (в котором владеет 18,52% акций) для нефтегазохимического комплекса в Карабатане. Комплекс будет перерабатывать 6 млрд кубометров газа, производить 800 тыс. тонн полиэтилена и 400 тыс. тонн полипропилена в год.

Для экспорта казахстанского газа на рынки Европы и Китая необходимо строительство трубопроводов с месторождений Западного Казахстана и газоперерабатывающих заводов. Что касается первого, то в течение этого года планируется подготовить ТЭО строительства газопровода Атасу (Казахстан) – Алашанькоу (Китай). Присутствие сторонних инвесторов в этом проекте не предполагается. Пропускная способность газопровода составит 30 млрд кубометров в год. Реализация проекта строительства газовой магистрали в Китай по территории Казахстана, безусловно, изменит в лучшую сторону ситуацию с ценовой политикой и поставками газа во многие регионы республики. Наполняться газопровод будет газом с крупных газовых месторождений Казахстана, позднее, при начале добычи на шельфе, еще и с морских.

Другой газопроводный проект связан с планами консорциума Agip KCO по началу промышленной добычи нефти на месторождении Кашаган. Рассматривается проект строительства Кашаганского ГПЗ и газопровода пропускной способностью около 9 млрд кубометров в год от этого завода до магистрали «Средняя Азия – Центр».

Строительство своего завода близ Карачаганака требует около 1,3 млрд долларов инвестиций. Более привлекателен проект создания НК «КазМунайГаз» на паритетных началах с российским «Газпромом» совместного предприятия на базе Оренбургского ГПЗ, на котором перерабатывается газ Карачаганака. Реализация проекта позволит реконструировать мощности ГПЗ. Поскольку добыча на Карачаганаке будет расти и к 2012 году достигнет 25 млрд кубометров, СП может стать тем «ключом», которым Астана откроет новые рынки сбыта.

Безусловно, стремление Казахстана стать одним из крупных производителей и экспортеров углеводородов требует значительных инвестиций в нефтегазовый сектор. Как заявил на I Евразийском энергетическом форуме управляющий директор «КазМунайГаза» Жакып Марабаев, «согласно прогнозам, объем инвестиций в освоение казахстанского сектора Каспия в 2006–2010 годах ожидается на уровне 12,9 млрд долларов, и в 2011–2015-м – 16,8 млрд». Однако это не решает проблему расширения экспортных возможностей Казахстана по транспортировке углеводородов, которая зависит от статуса Каспийского моря. Но радикальных подвижек в определении его статуса пока не просматривается.

Узбеки сокращают внутреннее потребление

В 2005 году национальная холдинговая компания «Узбекнефтегаз» снизила добычу природного газа на 0,3%, до 59,7 млрд кубометров. Поставки газа на экспорт в 2005 году составили 11,3 млрд кубометров, основная часть (8,15 млрд) поступила в Россию. В 2006 году «Узбекнефтегаз» планирует экспортировать 12,6 млрд кубометров природного газа, в том числе в Россию – 9 млрд, остальной объем будет распределен между Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном. Безусловно, для Узбекистана экспорт таких объемов газа довольно значителен: 2–3 года назад экспорт не превышал 4,5 млрд кубометров.

[inc pk='2291' service='media']

По нашему мнению, увеличение экспортных потоков вызвано не освоением новых месторождений и увеличением добычи, а сокращением внутреннего потребления. Тем более что в республиканской прессе нередки сообщения о перебоях в газоснабжении некоторых районов страны. Чиновники объясняют это нерациональным использованием газа населением, но аналитики полагают, что причиной является недостаточность добываемых объемов для удовлетворения собственных нужд и растущего экспорта. Если догадки экспертов верны, это должно стать тревожным сигналом для крупных импортеров.

Согласно официальным данным, рост объемов экспорта только с 2010 года будет обеспечен за счет ввода в эксплуатацию новых месторождений Устюртского региона (его прогнозные ресурсы составляют 1,7 трлн кубометров природного газа, из которых освоено всего 11,7%). Программой развития сырьевой базы и добычи газа Узбекистана до 2020 года предполагается, что к 2010 году будет достигнут уровень 65 млрд кубометров в год. Прогнозируется, что к 2014 году республика сможет экспортировать в соседние страны около 20–22 млрд кубометров природного газа. В долгосрочной перспективе экспорт газа будет возрастать на фоне замораживания, а возможно, и некоторого снижения объема продаж нефтепродуктов из узбекского сырья.

Инвестиционные проекты по добыче природного газа и газового конденсата, планируемые к реализации в ближайшей перспективе, требуют капитальных вложений в размере 1,4 млрд долларов. Ожидается, что в 2006 году в нефтегазовый сектор Узбекистана будет вовлечено 176,4 млн долларов иностранных инвестиций. В основном это деньги российского ЛУКОЙЛа, который намерен вложить 154 млн долларов. Швейцарская Zeromax планирует освоить 15 млн, а малазийская Petronas – 5 млн. Эти проекты предусматривают максимальное извлечение углеводородов из длительно эксплуатируемых месторождений с применением современных технологий, ввод в эксплуатацию новых месторождений.

В стране стали уделять большое внимание утилизации попутного нефтяного газа и получению сжиженного. Так, «Узбекнефтегаз» начинает проекты по увеличению производства сжиженного газа на действующих производствах Мубарекского газоперерабатывающего завода и Шуртанского газодобывающего комплекса. Реализация этих проектов позволит увеличить производство сжиженного газа с 200 тыс. тонн в настоящее время до 615 тыс. к 2010 году. Общие инвестиции по этим проектам до 2010 года превысят 319 млн долларов. Объемы производства сжиженного газа позволяют не только покрывать потребности внутреннего рынка, но и до четверти объема отправлять в Иран и Афганистан.

Все больший интерес к Узбекистану проявляет российский «Газпром», с которым «Узбекнефтегаз» уже согласовал условия договора, передающего российской компании на условиях соглашений о разделе продукции (СРП) разработку крупнейших месторождений газа в Узбекистане – Урга, Куаныш и группы Акчалакских месторождений. «Газпром» предполагает за счет разработки месторождений увеличить импорт газа из Узбекистана с нынешних 5–6 млрд до 17–18 млрд кубометров в год. «Газпром» с 2007 года не только фактически монополизирует экспорт газа из Узбекистана (весь добытый газ будет экспортироваться по единому экспортному каналу «Газпрома» через компанию «Газэкспорт»), но и частично обезопасит себя от возможного падения добычи газа в Туркмении.

Для Узбекистана сделка тоже достаточно привлекательна, поскольку собственных средств ни на разработку месторождений, ни, что более важно, на расширение мощностей узбекского участка системы трубопроводов «Средняя Азия – Центр» (САЦ) для обеспечения экспорта газа у республики просто нет. Поэтому задачей №1 для Узбекистана (разрабатывающего грандиозные планы по добыче и развитию транспорта своего газа) является привлечение инвесторов в геологоразведку и добычу газа, а задачей №2 – расширение транзитных мощностей.

Поскольку с точки зрения возможности экспорта природного газа Узбекистан почти не имеет экспортных альтернатив (несмотря на то что в последние годы прорабатывается немало проектов транспортировки газа как в страны Юго-Восточной Европы, так и на рынки Азии), то экспертами рассматриваются возможности сбыта узбекского газа только на традиционных рынках энергоносителей по магистральным трубопроводам «Средняя Азия – Центр» и «Бухара – Урал». Таким образом, следует ожидать, что в нефтегазовой сфере Узбекистан будет все больше ориентироваться на Россию.

Газовая «морковка» Туркмении

В течение последних лет Туркмения достаточно удачно ведет свою газоэкспортную политику. Используя конкуренцию между двумя основными покупателями газа – Украиной и Россией – Ашхабаду удается ежегодно поднимать цену на него для всех покупателей. Последние три месяца Россия и Украина согласованно противостояли намерению Туркмении увеличить ее в полтора раза. Тем не менее «Газпром» (ранее не соглашавшийся покупать туркменский газ по 38 долларов за 1 тыс. кубометров) сейчас согласился платить по 100 долларов, что на 35 долларов выше действующих тарифов. Во время визита делегации ОАО «Газпром» в Туркмению в начале сентября были определены и объемы поставок: до конца 2006 года – 12 млрд кубометров (по прежней цене), в 2007–2009-м – по 50 млрд в год (по цене 100 долларов). И хотя до 2010 года цена должна остаться неизменной, оговорено условие, что до 1 июля 2009 года будут проведены переговоры по ее корректировке с учетом изменения конъюнктуры цен на европейских газовых рынках при поставках по долгосрочным контрактам. Как показывает практика, это означает высокую вероятность нового роста цены на газ.

Проявление несвойственной «Газпрому» уступчивости при повышении стоимости закупаемого им газа удивляет. Переговоры завершились без традиционных нажимов и взаимных нападок в СМИ. Возможной причиной этого может быть нарастающий дефицит в газовом балансе России: газпромовская добыча отстает от спроса внутри страны и за ее пределами. Повышая цены, «Газпром» ограничивает потребление газа в бывших советских республиках и тем самым высвобождает дополнительные объемы для выполнения контрактов в Европе. По мнению специалистов, рост цены на туркменский газ в первую очередь ударит по Украине. «Газпром» практически монополизировал закупки газа в Туркменистане, и Киев будет вынужден покупать не относительно дешевый газ по прямым контрактам, а дорогой – перекупая его у «Газпрома».

Вместе с тем легкость, с которой Туркменбаши раздает обещания наполнить туркменским газом всевозможные трубы, настораживает. Ашхабад в течение нескольких лет заключил ряд контрактов на долгосрочные поставки природного газа. Так, Пекин договорился о поставке туркменского газа в Китай в объеме 30 млрд кубометров ежегодно в течение 30 лет. У Ашхабада есть также 25-летний контракт с Россией («Газпром» до 2028 года выкупил практически все существующие объемы добычи из расчета их потенциального увеличения). Ирану Ашхабад обязался до 2018 года поставлять 7 млрд кубометров ежегодно.

Тем не менее все новые и новые претенденты пытаются закупить голубое топливо у Туркмении. В связи с этим закономерен вопрос: насколько страна способна выполнить свои обещания и заполнить газом российские, афганские, китайские и иные трубы? Весомые основания для подобного вопроса дает и отказ Ашхабада от публикации данных международного аудита запасов туркменского газа. Год назад на одном из заседаний кабинета министров президент Туркмении Сапармурат Ниязов впервые признал, что разработка новых месторождений в Туркменистане отстает от амбиций по диверсификации экспортных маршрутов. Однако уже в конце прошлого года (в ходе встречи с руководителями железных дорог СНГ и Балтии) он заявил, что потенциальные возможности страны в обеспечении готовых к эксплуатации запасов природного газа равны 22 трлн кубометров.

Немногим ранее на конференции «Нефть и газ Туркменистана-2005» министр нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов А. Бердыев озвучил мнение, что в соответствии с программой экономического развития Туркмении до 2020 года предусматривается доведение уровня добычи газа до 240 млрд кубометров в год. При этом планируется, что к 2010 году добыча возрастет до 120 млрд кубометров, 80% которых будет отправлено на экспорт. Однако эти амбициозные заявления не подтверждаются динамикой добычи газа в Туркменистане за последние годы.

Можно предположить, что заявляемые объемы явно завышены, поскольку для их достижения требуются крупные капиталовложения в газовую отрасль. Однако существующий в стране инвестиционный климат мало привлекателен для зарубежных компаний, а собственных средств у Туркмении не хватает. По подсчетам Российской академии наук, в 2010 году реальная добыча газа в Туркмении (при расширении фронта геологоразведочных работ и привлечении значительных иностранных инвестиций) может составить 70–105 млрд кубометров.

Для реализации своих газоэкспортных планов Ашхабад решил по-новому расставить приоритеты в реализации Национальной программы по освоению морских блоков, принятой в 2000 году. С целью привлечения иностранных инвестиций Туркменистан только на море предлагает 32 лицензионных блока для разработки на условиях СРП. Предполагается, что объем инвестиций в нефтегазовую отрасль страны в ближайшие 15 лет составит 63 млрд долларов, из которых 25,6 млрд – прямые иностранные инвестиции. Однако пока это лишь пожелания: нет ни значительных открытий, ни большого интереса со стороны иностранных инвесторов. В то же время история освоения Кашагана показывает, что от формирования международного концерна и появления проекта разработки до первых объемов продукции должно пройти не менее 10 лет. Поэтому в последние годы Ашхабад все больший упор делает на проектах экспорта не сырья, а продуктах его переработки. В результате Туркменистан из экспортера значительных объемов сырого газа превращается в поставщика возрастающих партий продуктов нефтепереработки, нефтехимии и СПГ.

На пути в газовый альянс

По аналитическим прогнозам, объем экспорта газа из Туркмении, Узбекистана и Казахстана к 2010–2013 году увеличится почти наполовину в сравнении с уровнем 2005 года. Его потребителями станут все страны бывшего СССР. Постсоветский газовый рынок один из самых хаотичных, на котором многое решается на уровне двухсторонних договоренностей, а не баланса спроса и предложения. Тарифы на транспортировку, возможность реэкспорта остаются в значительной степени предметом политических, а не коммерческих решений.

Таким образом, намерение стран Центральной Азии значительно увеличить добычу газа и его экспорт требует скоординированных действий и синхронизации работ как в сфере добычи, так и в расширении мощностей магистральных газопроводов САЦ. И это понятно. В одиночку динамичное развитие газовой отрасли невозможно ни в одной из стран Центральной Азии, а формирование Евразийского газового альянса становится все более актуальным. Это позволит его участникам перейти на единый топливно-энергетический баланс и единый порядок транзита энергоресурсов по своим территориям. Газовые войны ни к чему хорошему не приводят.

Альянс, контролируя около половины мировой торговли газом, позволит усилить роль и стран ЦАР, и России на международном рынке, оказывая непосредственное влияние на ценовую политику. Кроме того, он может стать реальной основой интеграции на постсоветском пространстве. Вместе с тем, учитывая практику формирования интеграционных объединений, можно уверенно утверждать, что на создание Евразийского газового альянса потребуется значительное время.

 

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики